Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:55 | 27 февраля, Сб

Махачкала

Weather Icon

Узоры жизни на земле

Личность
A- A+

Юбилей – это всегда повод для размышлений о прожитом, выстраданном, обо всём том, чем одаривает судьба каждого живущего на земле. Это также возможность если и не подвести итог, то решить для себя, исчерпан ли ты до конца или в тебе побеждает та сила, что омолаживает организм, ум, чувства, дает стимул не просто жить, а приносить пользу людям.

Узоры жизни Махача Магомедханова — ученого, поэта, писателя органично сосуществуют с его педагогической, творческой деятельностью и со временем не тускнеют, радуя глаз орнаментами необыкновенной красоты, удивляя друзей, окружающих, тех, кто хоть раз испытал на себя его редкое обаяние, душевную щедрость, преданность. Может быть, поэтому в его доме не переводятся гости, ближний круг, с кем он прошел по жизни, кому остался верен навсегда. Да, к чему скрывать, сквозь призму времени на многое с высоты прожитых лет он смотрит иначе, воспринимая молодость, зрелость как счастливую эпоху, в которой удалось многое свершить, состояться, увидеть и узнать. Но он не грустит, сохраняя в памяти счастливые мгновения жизни, и дорожит каждым прожитым днем.

– Махач Магомедович, как вы осмысливаете пройденный путь, можете ли считать себя счастливым человеком?

– Вряд ли когда-либо задумывался над тем, счастлив ли я. Счастье, оно ведь мимолетное, и осознаешь его, лишь многое пережив, пересмотрев в жизни. Сегодня прошлое представляется мне идеализированным, в розовых тонах, но это скорее тоска по друзьям, многих из которых уже нет в живых, близким, родным людям. Знаете, я ведь остался в душе прежним горским мальчишкой, для которого жизнь была так прекрасна. Селение Тлярош Чародинского района – моя колыбель, мои родовые корни, мои необыкновенные родители, моя трепетная юность. Это расправленные орлиные крылья, желание, родившись высоко в горах, парить в бесконечной высоте.

Учиться я любил всегда. И школа с золотой медалью оказалась для меня стимулом. Мечтал о журналистике, МГУ, но опоздал: никак тогдашний республиканский минобр не мог разобраться с моей золотой медалью, которую я получил через сорок лет — и такое бывает, оказывается. Но, недолго поразмышляв, решил, что факультет иностранных языков ДГУ – вполне подходящее место, где можно получить академическое высшее образование.

Тогдашний отраслевой замминистра М. Гамзатов, которому я бесконечно благодарен, позвонил ректору А. Абилову, и тот принял меня без аттестата. Я выбрал немецкое отделение. Учился легко, оценки были высокие; а меня учили немцы Яков и Фрида Вибе, в совершенстве владевшие берлинским произношением.

Это была такая профессиональная школа! Я словно предвидел, что знание языка пригодится не только в школе, где я мечтал преподавать. Я ведь тогда хоть и честолюбивым был, но как-то жизнь наперед не загадывал. Как и многие, мечтал преподавать в школе. Учителей тогда знаете как уважали, старики на годекане поднимались, чтобы поздороваться. Вы не поверите, но я так ждал часа, когда смогу рассказать сельским ребятишкам не только о языке, но и народе, носителе языка, ведь даже во время войны в школах учили немецкий язык и доводили до детей, что войну развязал не немецкий народ, а фашизм, пришедший к власти.

Но что это я, отвлекся. Да, сбылась моя мечта. И я после университета практически семь лет преподавал в Гунибской школе иностранный и русский языки, заочно учился в Дагсельхозинституте. Тогда ведь был один район, и когда Чародинский отделили от Гунибского, меня позвали первым секретарем Чародинского райкома комсомола. Областной комитет партии обратил на меня внимание, сделав ставку на молодого управленца; я был такой инициативный, боевой, умел находить с людьми общий язык. Умная власть селекционировала толковых ребят, находила самородки, которые поднимали промышленность, культуру, сельское хозяйство республики, оттуда и сельхозинститут возник. Но человек предполагает, а Всевышний располагает. И я оказался совсем в другом качестве, можно сказать, на другой планете.

– Но вы уже тогда занимались наукой…

– И попал в Дагмединститут. Этому предшествовало событие в моей жизни – я написал немецко-русско-аварский фразеологический словарь. Такое вот изобретение мое было — и показал его замминистра образования М. Гамзатову, фронтовику, боевому полковнику, ученому. Тогда минпрос рекомендовал словарь к изданию. А М. Гамзатов рекомендовал меня ректору мединститута М. Максудову. Вот эти два удивительных человека, можно сказать, дали мне ту самую путевку в жизнь, что в корне изменила мое будущее.

Год я проработал старшим преподавателем кафедры иностранных языков. А потом на два года уехал в Германию военным переводчиком Группы советских войск в Германии, получив назначение от Министерства иностранных дел СССР, остановившегося на моей кандидатуре после подачи документов на участие в конкурсе. Я даже не ожидал, что выбор падет на меня. Но так распорядилась судьба.

По возвращении я подумывал, не обосноваться ли мне в родном районе. Но ректор не отпустил, настояв на том, чтобы я занялся серьезно наукой. Максудов был необыкновенным человеком, разглядевшим во мне качества, присущие ученому, педагогу, организатору. Я ведь так любил возиться с молодежью. Тогда каждый молодой человек, школьник, студент находились под пристальным вниманием государства. А сегодня, спустя десятилетия, пережив хаос безвременья, мы говорим об утере нескольких поколений, которых и воспитывать-то некому в духовной сумятице, что овладевает душами и сердцами тех, кто вынужден существовать в условиях утери нравственных ценностей.

– Вы дружили со многими представителями дагестанской интеллигенции, лично знали Расула Гамзатова, Фазу Алиеву…

– Да, и не только их. И если я сейчас начну перечислять всех, с кем дружил, бумаги не хватит. А с Расулом дружба была давняя. Тогда, в 1965 году, художественная самодеятельность Чародинского района приехала в Махачкалу с отчетным смотром. И я вел концерт, на котором присутствовали первый секретарь Дагобкома А. Даниялов, секретари обкома партии, а среди творческой интеллигенции находились Расул и Фазу. Помню, я, страстный поклонник творчества Р. Гамзатова, прочел его стихи «Родной язык», а еще стихотворение, посвященное горцам, спускавшимся на равнину. Тогда поэт пригласил меня к себе, мы сидели в уютной компании вместе с его другом, талантливым поэтом, публицистом О.-Г. Шахтамановым. Это была незабываемая встреча.

Помню, на 60-летие поэта в Махачкалу приехал цвет российской, национальной литературы. Тогда я впервые познакомился с Робертом Рождественским. И он как-то признался, что переводить Расула до конца невозможно: столь глубокий философский смысл заложен в каждую строфу, где одно слово имеет множество значений, оттенков. Метафоричность, образность, глубина, полет мысли — таким он был.

Тот юбилей запомнился на всю жизнь. Сколько новых знакомств, сколько встреч. Гостеприимство восхищало гостей. Но ведь и они радушно встречали своих друзей, творческую интеллигенцию. Это была семья — настоящая, многонациональная…

Помню, однажды я прилетел в Москву и позвонил Роберту Рождественскому, хотел пригласить в самый лучший ресторан вместе с супругой. И в ответ услышал, что он зовет меня к себе. Пришел, увидел роскошно накрытый стол, спросил: хозяева ждут гостей? Мне ответили: нет, тебя. Спросил, какому спиртному они отдают предпочтение, они отшутились, сказав, что пьют всё, кроме керосина. Мы расхохотались. Никогда не забуду этого невероятного обаяния человека, потрясающего поэта, символа своего времени.

— Ваша научная деятельность многогранна. И можно говорить, что вы состоялись как крупный ученый.

— Знаете, в науке главное не ты, а наука в тебе. Я пришел к этому умозаключению со временем, осознав простую истину – только тогда ты можешь считать себя ученым, когда это признают твои учителя, открывшие тебя как ученого. Кандидатскую диссертацию я защитил в 1971 году. А в 1989 в Институте языкознания им. А. С. Чикобавы АН Груз. ССР успешно защитил докторскую диссертацию по проблемам фразеологии и фразеографии. Звание профессора мне было присвоено в 90-х. Спустя четыре года я был избран действительным членом Международной академии информатизации, Российской академии естественных наук, Петровской академии наук и искусств.

Я часто задаю себе вопрос: все ли я успел в жизни? Трудно сказать, человек никогда не бывает доволен собой. Но опубликовано 50 монографий, словарей, учебных пособий, более 200 научных трудов и методических статей, имеющих большое научное значение для развития общего и дагестанского языко­знания, сравнительно-сопоставительного изучения языков и социолингвистики. Вообще, вы знаете, мне как-то даже неудобно перечислять свои регалии. Я ведь всегда считал, что делаю свое дело добросовестно. И хотя уже более 50 лет заведую кафедрой иностранных и латинского языков Дагмедуниверситета, являюсь советником Председателя Правительства республики, но бесконечно благодарен своему учителю М. Максудову за все.

— Вы еще и автор многочисленных поэтических сборников. Диву даюсь, как много вы успели в жизни. А вот еще и недовольны собой.

— Это для души. Но об этом пусть скажет мой читатель.

А он, читатель, страстный поклонник стихов ученого, поэта, автора более 50 сборников прозаических, поэтических произведений, члена Союза писателей РФ, кавалера ордена Дружбы, ждет от него новых стихов. Интеллектуалом из аула Тлярош назвал автора эссе «Оглядываясь на прошлое» его друг Латип Гаджакаев, отмечая, что «главное достоинство книги, на мой взгляд, в том, что в каждой записке присутствует сам автор, то озорной, то серьезный, то рисковый, то задумчивый, то рубаха-парень, то талантливый ученый, какой на самом деле в жизни есть».

И к этому трудно что-либо прибавить.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Личность»