20:20 | 24 ноября, Пт

Махачкала

24.11.2017
1EUR69.1783Руб-0.2247
1USD58.4622Руб-0.5439

Вперед и вверх, а там… горы

A- A+

Мы сидим на самой вершине, наблюдаем, как справа над зубчатой грядой Тлимеэра (Кьили МегIер) восходит луна, а на западе, со стороны горы Аддала, заходит солнце. Струи световых потоков солнца и луны в единоборстве скрещиваются, порождают буйство фантастических красок. Кажется, что наша гора плавает в черно-голубом облаке, отливающем розовыми, багряными, фиолетовыми, бирюзовыми облаками. Но постепенно солнце уступает луне, и краски гор меняются, густеют. Пришла ночь, зажглись миллиарды крупных голубых звезд.

Вершины встают перед нами стеной, четкими полосами. Верхняя белая – лед и снег, ниже – узкая изумрудная полоска травы, под ней полоса синяя – лес, и, наконец, многоцветная – предгорья.

Когда едешь от Красного моста, где Кара-Койсу сливается с Аварским Койсу, по обе стороны дороги тебя неотступно сопровождают могучие зубчатые громады.

Мы на Хунзахском плато. Оно раскинулось на площади двести пятьдесят квадратных километров. Отсюда как на ладони виден почти весь горный Дагестан, похожий на уснувший вулкан со срезанной вершиной кратера, всегда клубящийся Тлимеэр, гора-седло на границе Шамильского и Гунибского районов.

Отсюда открывается панорама Богосcкого горного массива с гремучими потоками Кара-Койсу, Аварского и Андийского Койсу, густые леса Цунты и Тляраты, орлиный приют Гутона.

Дорога постепенно поднимается в горы, все чаще впереди возникают очертания огромных скалистых глыб. Они кажутся грозными великанами, готовыми все сокрушить, раздавить.

Склон, по которому мы идем, от подошвы до вершины первого хребта покрыт бархатным ковром цветущего разнотравья, ценного для выпаса овец и коров. Подходим к осыпи. Впечатление такое, будто здесь было землетрясение и целые утесы распались на обломки. На самом деле осыпи образуются веками. Сначала в каменной породе появляются трещины, они увеличиваются в размерах, сила сцепления уступает силе тяжести, один за другим камни обрываются, падают, и мало-помалу на месте прежней скалы формируется осыпь. Ее обломки разных размеров скатываются вниз до тех пор, пока их не задержит какое-либо препятствие.

Обломки так плотно уложены, что по ним можно идти, как по лестнице. Осыпи же древнего происхождения скрыты под мощным покровом растительности.

Все круче тропа, все тяжелее шаг; рытвины, ямы, груды камней, заросли кустарников, жара делают эту часть пути тяжелой. В горах расстояние очень обманчиво. Мы идем и идем, а горный хребет, конечная точка нашего путешествия, как будто удаляется от нас.    

И вот мы подошли к краю леса Жога­зутль, здесь в изобилии рябина, отсюда и название – Рябиновый. Тропа петляет между деревьями с зеленоватыми, покрытыми твердыми наростами стволами. Их кроны закрывают небо, и, хотя вверху и мелькает просвет, трудно определить, где солнце и какое оно. Сумрачно в горном лесу, тихо.

Но вот лес остался позади.

Осторожно пробираемся, прыгая с камня на камень, с уступа на уступ. За каждым поворотом новый пейзаж, и чем выше, тем шире горизонты, тем яснее красота горного края.

На пути встретили водопад Чвахи. Он с ревом и гулом низвергается с пятиметровой высоты. Снизу тянет мрачной сыростью, но это приятно после долгой ходьбы. Приблизившись к краю карниза из серого с голубыми прожилками камня и спустившись к пенисто бурлящей котловине под широкую распыленную струю водопада, мы умываемся холодной водой.

Еще несколько минут подъема – и мы на высоте, откуда открывается вид на холмистые, гармошкообразные дали, над которыми бродят стайками легкие облачка. Их тени пробегают по зеленым лугам. Вокруг страна орлов и отар. В вышине кружит, высматривая добычу, черный гриф. А отары, подобно облакам, плывут по лугам, заросшим плотным ворсом трав. Хорошо! Природа-ковровщица выткала на пастбищах причудливые узоры из цветов: крохотные звездочки незабудок так чисты, будто их ежедневно пылесосят и смывают с них каждую пылинку. Цветы на пастбищах раскрашены необыкновенно. Ромашку мы привыкли видеть белой, а на альпийских лугах она розовая. Раскачиваются на ветру голубые с желтыми язычками колокольчики горечавой. Если бы они могли позванивать, какой перезвон стоял бы под облаками. Но вместо них подают свои голоса птицы и родники. Пробив пласт горных пород и покров трав, быстрая вода звенит по гальке и сбегает куда-то вниз. 

На высоте свежий воздух снял усталость, стало легко и радостно. Устроившись на привал, улегся на спину и разглядел, что облака лежат в два яруса. Верхний застыл отчетливой блестящей паутиной, ниже – серые, расплывчатые тучки бродят туда-сюда. Ветерок, прохлада!

Дурманящие запахи трав, ковер из цветов самых различных видов: типчак, тонконог, костер… Есть и альпийские виды: пушистый проложник, альпийская фиалка. Укрылись под защитой скал, в углублениях.

Сидя на этой поляне и глядя на зеленый ковер, думаю, что среди всех составных частей природы не найдется такого четкого показателя состояния среды, как растения. Они как бы являются проводником, связующим звеном между Землей и Космосом. Еще древние ученые рассматривали наш мир как взаимодействие четырех стихий: воды, земли, воздуха и огня. Если посмотреть на живую природу, то оказывается, что только растения живут в полной гармонии со всеми этими стихиями. Из земли растения получают растворенные в воде питательные соли, а из воздуха, пронизанного солнечным светом, – углекислый газ, превращая энергию светила в хлорофилл. Достаточно произойти ничтожному изменению в одной из этих стихий, как растение тут же отреагирует.

Здесь, на «верхнем» этаже, погода очень капризная. Отдельные горы подернуты туманом, какой-то мглой. На горизонте протянулись светлые полосы, и это дает надежду на то, что погода разгуляется.

Вдруг по ложбине заскользил туман – закружил, окутал нас покрывалом. Но вот порыв ветра – и опять открылись дали, но лишь на мгновение. И мы наблюдаем, что над холмами уже не синева, а черные тучи, готовые вот-вот разразиться холодным дождем. Неподвижное и отяжелевшее от сырости небо наваливается на землю. Вдалеке сверкнула молния, и следом послышался резкий удар грома, глухим эхом широко прокатился по небу, подул ветер, и пошел холодный дождь. Мы нашли от него укрытие в одной из «дыр» – под выступами скальной породы. Вскоре засияло жгучее солнце, от земли пошел пар, цветы стали еще ярче.

Статьи из рубрики «Общество»