06:00 | 17 ноября, Сб

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Время летит быстрее нашей мысли

Личность
A- A+

Как всякий ученый, он поглощен каждодневным трудом с запрограммированным графиком, коррективы в который вносят только особые обстоятельства. При всем при этом умудряется «выкрадывать» время у себя, чтобы посвятить его другим. Помню, один день у него был особенно насыщен, и поэтому на встречу с ним у меня на этот раз не было надежды. И тут звонок Амри Рзаевича: «Дорогой! Я с аспирантами управился чуть раньше, скажи спасибо им за это. А ты будь у меня через 10 минут».

Наука не предполагает взлетов. Она больше подчинена альпинистским законам медленного и изнурительного восхождения. А там, на научном Олимпе, ученым не рукоплещут огромные аудитории почитателей. Их сосредоточенно слушают малые и тихие залы, где сухая обоснованность превалирует над эмоциональностью. Взгляд на жизнь и деятельность ученого такого масштаба наводит на глубокие размышления. А ведь не количество прожитых годов, а качество исследовательского потенциала оказалось востребованным, чтобы творить на ниве науки. Вот вам наглядный пример целеустремленности, нацеленности на свой конкретный участок работы.

Амри Шихсаидов — главный научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ и РД, кавалер ордена Дружбы, награжден многими медалями, долгие годы являлся председателем совета Общественной палаты РД, член Российской ассоциации востоковедов, Европейского союза арабистов и исламоведов. Участвовал в международных конференциях, симпозиумах в Москве, Санкт-Петербурге, Баку, Тбилиси, Алма-Ате, Ташкенте, Махачкале, Париже, Лондоне, Стокгольме, Монреале, Будапеште, Тель-Авиве, Аммане.

Мне он всегда представляется работником Земли с засученными рукавами. И специфика его научных изысканий, область исследований, объем охвата минувшей действительности говорят сами за себя. У него самый тяжелый и редкий участок историографии — с археологическими обязанностями зарываться в историю, рыться в ней, вытаскивать свидетельства жизни наших предков, расшифровать их и обнародовать.

С одной стороны, очень легко объяснить напористость человека, влюбленного в свое дело. А влюбленность подвигает на многочисленные дела, хотя и не облегчает пути их достижения. Не опоздать бы к последнему вагону уже давно отъехавшего поезда истории средневекового Дагестана. И Амри Рзаевич всякий раз успевает. Дагестанская культура, которую сравнительно недавно авторитетное мировое научное сообщество считало навсегда зарытой под тяжелыми пластами истории, наперекор всему, при помощи таких вот кладоискателей сохранила себя во всем великолепии и в многочисленных письменных памятниках: рукописные книги, документы, эпиграфы, свидетельства жизни многих и многих поколений, не подвластные ни времени, ни войнам, уничтожающим все на своем пути.

Время летит быстрее нашей мысли. Незаметно протекло несколько лет с того момента, как мы прошлись с Амри Рзаевичем по старому алкадарскому кладбищу, где на надгробных памятниках арабская вязь сменяется неведомо что означающими знаковыми символами, продырявленными в камне формами в виде кругов, многоугольников, очертаний фигур. Минуя старинные загробные поселения, мы подошли к могиле Гасана Алкадари. Я хотел прервать продолжительное молчание сосредоточенного в своих думах спутника, но он сам заговорил: «А ведь о древнем кладбище, где мы только сейчас побывали, больше нас мог бы рассказать наш покойный предок, но смолчал. Наверное, потому, что не хотел нарушать покоя усопших». Может быть, в этих словах был скрытый упрек Амри Рзаевича и в свой адрес: посмел беспокоить историю, нарушать ее покой и сон. Он всю свою жизнь, завидную и, как сам считает, счастливую, посвятил локализации, выявлению, спасению и изданию памятников письменной культуры Дагестана.

Это только кажется, что они лежат на поверхности нашей древней земли. Слава Аллаху, что это не так. Иначе нашему времени даже при помощи таких спасителей, как Амри Рзаевич, не досталось бы ровным счетом ничего. Если его знаменитый прадед Гасан-эфенди Алкадари прошелся по обозримой временем событийной истории, скажем так, с некоторой высоты полета, то правнук озвучил письменный разговор веков. И, сам того не замечая, опроверг известное высказывание прадеда в книге «Асари-Дагестан»: «…Ни в одном селении или городе из многочисленных старинных книг нет заметных остатков и в течение тысячи лет после Гиджры нигде здесь не было собранной библиотеки». А ведь этому опровержению, за которым стоит результативный опыт, обрадовался бы прежде всего сам Алкадари.

Как говорит А.Шихсаидов, ежегодно мы находим книжные коллекции как в частных, так и в мечетских библиотеках, почти в каждом дагестанском селении. По этим старинным письменным документам исследователь получает возможность определить те общие и отличительные черты, которые характерны для дагестанских рукописных и старопечатных коллекций, а также судить о том, «чем люди были живы в этих областях на протяжении веков».

Уже в течение ряда лет во главе с Амри Рзаевичем научные сотрудники Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН совместно с преподавателями и студентами ДГУ выполняют совместный проект «Арабские рукописные коллекции Дагестана», одобренный и поддержанный Советом федеральной целевой программы «Интеграция» и Министерством образования РФ. Как подчеркивает А.Шихсаидов, обнаруженные памятники письменной культуры позволяют говорить о взаимных контактах представителей культуры Дагестана и стран Ближнего Востока и Средней Азии в сфере науки и образования, рисуют развитую книжную культуру и систему просвещения в средневековом Дагестане, показывают роль и значение медресе и других форм мусульманского образования, раскрывают феномен Дагестана как крупнейшего очага книжной культуры на периферии исламского мира. Они подтверждают положение о необычайно высокой концентрации памятников арабоязычной и арабографической письменной культуры на территории средневекового Дагестана, о сложении собственно дагестанской оригинальной литературной традиции.

Для нас, родственников, Амри Рзаевич (в эти дни он отметит свой 90-летний юбилей) далеко не подарок, потому что, как строгий командир солдатам, он регулярно напоминает: в нашем родственном трудовом строю мы должны, как говорят военные, держать шаг, не сбавлять темпа, равняться на правого. Так держали равнение наши старшие родственники, далекие и близкие предки, на Магомеда Ярагского, Гасана Алкадари, Али Гасанова, Готфрида и Генриха Гасановых, Али-Искендера и Абдулкадира Алкадарских. Как держим сегодня равнение вместе с нашими земляками на нашего дорогого Абдусалама Абдулкеримовича Гусейнова.

Один мой знакомый хранит дома полученные в наследство от отца архивные арабские письмена: книги, записи, различные документы. Я ему по–дружески: давай отдадим их для расшифровки, для перевода арабисту, к примеру, Шихсаидову, он мой родственник, я отвечаю за него и за твои бумаги. Но обладатель, быть может, бесценных сокровищ боится потерять письмена. А ведь время идет. И даже летит. Оно быстрее наших раздумий и последующих решений.

… Еще лет 10 назад у него было 20 монографий и 300 научных статей. А сейчас их соответственно 30 и 400. Так что Амри Рзаевич оставляет последователям совсем немного работы. Нам остается только успевать реагировать на вновь изданные его труды.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Личность»