09:46 | 15 декабря, Пт

Махачкала

15.12.2017
1EUR69.4048Руб-0.0605
1USD58.7082Руб-0.4364

Земная любовь

A- A+

Это случилось в 1956–1960 гг. в одном из горных селений Дагестана – Ихакуры. Горы в Дагестане превосходны. Может, не так известны, как швейцарские, и не так освоены. Нет в Дагестане таких знаменитых курортов и лыжных центров, как в Швейцарии, но по красоте и первозданности пейзажей превосходят гораздо.

Когда смотришь по Интернету горы Дагестана, нельзя оторвать глаз. Настолько красивые горы, что не верится, что они вулканического происхождения. И сразу думаешь, что это работа космического фотодизайнера.
Но есть местность, которая не представлена в Интернете и при этом – гордость Дагестана. Это селение Ихакуры, расположенное на границе с Грузией.
Три горы расположились как бы по краям треугольника. В мае горный пейзаж принимает волшебный вид. На самом верху горы лежит снег, посередине возникают многочисленные ручейки и чередование снега и зелёной травы. В одном месте между двумя горами две реки сливаются в один поток и образуют фантастический водопад высотой 12 метров. Недалеко от водопада, буквально в десяти метрах – источник минеральной воды, где за несколько дней излечивают зоб, язву желудка и другие желудочно-кишечные заболевания.
Рядом с водопадом невообразимый вид на густой лес, где ели, сосны и берёзы смешались в одну лесную радугу. А густая зелёная трава кругом придаёт всему умиротворяющий вид. И где-то в ста метрах от водопада – небольшое озеро размером примерно 200 x 150 метров. Проведя в этом месте несколько часов, от шума водопада, озонового запаха и лесного аромата чувствуешь себя одурманенным этим воздухом, но голова остаётся спокойной. И одухотворённая душа настраивается как в небесах, романтически.
Наверное, это место входит в первую тройку в Европе по красоте и необыкновенности.
А какие озёра в Дагестане – описать невозможно. Для сравнения – Женевское озеро и Андийское озеро в Дагестане соперничают друг с другом.
Видимо, пора Женеву и Махачкалу сделать городами-побратимами.
Те же швейцарские туристы, не говоря уже о туристах из других стран, будут в диком восторге от природы Дагестана. А гостеприимство горцев поразит их. Их примут как своих, и они будут приятно удивлены сохранившимися древними традициями: уважением к старшим, к женщинам, а также достоинством, совестливостью, порядочностью, добродушием, прямотой, мужественностью местных жителей.
Одним словом, горец должен быть эталоном чести и порядочности. Бывают, конечно, исключения – в семье не без урода.
Но, когда все как на ладони, мораль воздействует на человека эффективнее.
Стоит вопрос: направляться по пути необузданной воли к падению нравов или сохранить человеческие чувства в божественном виде? Свобода любви или чистая настоящая любовь?
Чтобы обострить этот вопрос, расскажу вам одну историю.
В горном селении Ихакуры было всего около 100 хозяйств и около 500 жителей. Конечно, все знали друг друга и очень ценили взаимоотношения. В основном сельчане были сдержанны и скромны. А взаимоотношения между мужчинами и женщинами до сих пор строго ограничены и нравственны.
Открытая связь между молодыми до свадьбы порицается. Но смотреть друг на друга и при встрече здороваться – никто не запрещает.
Итак, наш герой – звали его Магомед – был влюблён в девушку лет восемнадцати по имени Патимат.
Магомеду было двадцать три года. Стройный, сильный, черноволосый. И увлекался вольной борьбой.
Вольная борьба – самый распространённый вид спорта в Дагестане. Когда спрашивают: «Почему не футбол?», – отвечают, что площадей для футбола мало в горных селениях, а вот для схватки и борьбы – хватает.
Работал Магомед водителем грузовика в колхозе и часто ездил по Дагестану.
За последний год Магомеду даже мельком не удавалось поговорить с Патимат. Правда, при каждой встрече на улице он смотрел на неё с таким восхищением, с такой радостью, что иногда спотыкался.
А Патимат смущённо отворачивалась и, краснея, ускоряла шаг.
Но ангелы всегда найдут выход и помогут влюблённым встретиться.
И вот однажды Патимат срочно нужно было ехать в Махачкалу, и как раз подвернулся Магомед, что собирался ехать туда же.
Она стеснялась сесть в машину. Её подруги чуть ли не подталкивали её в спину. У Магомеда от такого счастья ноги задрожали. Ехать семь часов вместе – ему даже во сне такое не снилось.
От волнения он потерял дар речи и целый час не мог вымолвить ни слова.
Наконец, пробормотал:
– Вы надолго в Махачкалу?
Она ответила быстро:
– Нет, на три дня, на свадьбу двоюродной сестры.
«Вот бы и мне с ней свадьбу!», – мелькнуло в голове у Магомеда.
После этого он надолго замолчал, и понеслись в его голове мечты, как в индийских фильмах. Когда очнулся, взглянул на неё: «Боже, какая она красивая!». У Магомеда закружилась голова и по всему телу пробежала дрожь. Надо было быстро овладеть собой – по горным дорогам опасно ездить без постоянного внимания.
Её красота поражала его. У неё были чёрные волосы, чёрные брови как нарисованные, на щеках нежный румянец «кровь с молоком», а глаза – тёмно-зелёные, большие, чарующие. И всё на лице так сочеталось, будто она была красавицей из арабских сказок.
Магомед видел в Махачкале много красивых девушек и как-то равнодушно смотрел на них. Но Патимат как будто околдовала его. Она казалась ему красивее всех – влюблённые всё видят в розовом цвете. И в течение следующих двух часов он не смог произнести ни слова. Глаза его были устремлены на дорогу, а душа витала вместе с Патимат по всей вселенной.
Но счастливое время проходит быстро, и вот они уже въехали в Махачкалу и остановились возле автовокзала. Магомед долго думал, что ему сказать ей на прощанье. Хотел назначить свидание, намекнуть, что он её любит. Только сорвалось с его губ:
– Вам удачи…
– Спасибо, – сказала она и вышла.
Спустя два месяца, случайно встретившись в ауле, оба поздоровались, краснея, и разошлись. Магомед понял, что окончательно влюблён, и думал: как бы посвататься? Патимат уже исполнилось восемнадцать лет – с этого возраста девушек спешат выдать замуж, опасаясь, как бы чего плохого не случилось. Одновременно появляются и претенденты.
Магомеда трясло от одной мысли, что Патимат могут выдать замуж за другого. Он чувствовал, как сильно её любит, что, потеряв её, потеряет смысл жизни. «А всё-таки, если она выйдет замуж за другого, что со мной будет?» – думал он. Переживёт ли он это? Ревность постоянно преследовала его и не давала ему покоя.
«А что, нет других девушек, не хуже, чем она? Например, её подруга Чакар не менее прекрасна, чем Патимат», – так думал он, успокаивая себя. Даже если кто-то лучше его любимой – ему другая не нужна, пусть она будет даже мисс Мира. Почему именно Патимат ему нужна– этого, конечно, он не знал. Просто любит – и всё!
Часто его беспокоила мысль: а что если ему откажут, когда он сделает предложение? Но прежде, чем сделать предложение, надо же с ней поговорить, спросить, любит ли она его.
Встретиться и поговорить с ней не было никакой возможности. Наконец, Магомед решил передать ей письмо через родственницу.
И написал ей следующее письмо: «Дорогая Патимат! Я давно влюблён в тебя. Ради тебя я готов отдать жизнь или посвятить эту жизнь тебе. Прошу твоего разрешения обратиться к твоим родителям с предложением, посватать тебя. Всегда твой Магомед».
Напрасно он ждал ответа целый месяц. Не было ответа. Этот месяц ожидания показался ему годом. Он часто нервничал и психовал без всякого повода.
В этот период он подружился с Русланом – тоже водителем из того же селения.
Несмотря на дружбу, Магомед не раскрыл ему свою тайну, что влюблён в Патимат. Руслан же оказался более откровенным и признался, что влюблён в Чакар. Магомед сразу подумал, что одним поклонником меньше, и стал относиться к Руслану дружелюбнее. Всё же закралась мысль: «А что если Патимат мне не достанется, то и Чакар заберут из-под моего носа?». Ему стало стыдно перед другом за свои мысли. Прочитав пару молитв, решил не отступать.
Магомед стеснялся сказать своим родителям о желании жениться на Патимат и решил посоветоваться с Али – братом отца, с которым был в хороших отношениях. Али относился к племяннику не только как к родственнику, а больше по-дружески, и этим расположил Магомеда к себе.
После долгих бесед Али обещал поговорить с братом о сватовстве. Отец Магомеда, конечно, одобрил выбор сына и решил незамедлительно заняться этим делом.
Отец Магомеда лично посетил отца Патимат и сделал предложение обручить детей. Отец Патимат сказал, что должен посоветоваться с дочкой, женой и с родственниками. Сказал, что ответ даст через неделю.
Эта неделя была для Магомеда самой беспокойной и длинной. К тому же ещё – длинные бессонные ночи и беспокойство: а вдруг откажут? Некоторые родственники советовали отцу Патимат найти более состоятельного жениха.
Отец Патимат сам был из бедной семьи и знал, что для семьи важен не богатый, а по-настоящему честный надёжный человек. И, поскольку знал Магомеда с детства, подумал, что лучшего зятя не найти.
Дальше дело пошло быстро. Через неделю сватали Магомеда и Патимат и назначили свадьбу через месяц.
Аксакалы в горах советуют не тянуть со свадьбой – мало ли что может произойти.
Весь этот месяц Магомед был радостный, вдохновенный, весь в мечтах, просто сиял. Правда, быть всё время в ожидании тоже беспокойно.
Наконец наступил день свадьбы.
Все свадьбы чем-то похожи, особенно в горах. Это праздник всего села. И приглашают всех до единого. Наверное, свадьбу надо видеть, а не описывать. Рассказывать о первой свадебной ночи тоже бесполезно. Тем более, наверное, у каждого была свадьба или гулял на чужой свадьбе. А о медовом месяце тоже каждый слышал.
Магомед и Патимат были счастливы – что может быть лучше!
«Наконец, – думал Магомед, – осуществилась моя мечта!». Он будет любить её всю жизнь! Он никогда не изменит ей и будет стараться всё делать для неё. Если надо, он отдаст за неё жизнь, но лучше посвятить ей свою жизнь и сделать её счастливой.
Итак, медовый месяц был для них раем, а, как вы знаете, счастливое время проходит быстро.
Они постепенно привыкли к повседневной жизни. Он часто ездил в командировки, а она устроилась дояркой в колхозе. В селении все относятся друг к другу с уважением и достоинством независимо от того, кто кем работает и какого происхождения.

Одно дело – быть влюблённым до свадьбы. А другое– повседневная жизнь, работа. Заботы, хлопоты – ко всему привыкает человек.
Вскоре, через три месяца после свадьбы Магомеда по тому же сценарию Руслан женился на Чакар.
Постепенно две счастливые пары подружились семьями и при каждом удобном случае собирались вместе. Что может быть лучше хорошей дружбы? Наверное, ничего, если не считать взаимной любви.
Представь: ты один на острове с мешком золота. На третий день выть начнёшь от одиночества и скуки.
Итак, в течение года у них была любовь и дружба – чего ещё пожелать? Но по какой-то причине счастье редко задерживается надолго.
Случилась трагедия – зимой на снежной дороге машина Руслана скатилась в пропасть. Чакар овдовела, не успев по-настоящему насладиться семейным счастьем. Магомед и Патимат всячески поддерживали её и дружили уже втроём.
Чакар успокаивали и говорили, что судьбу не изменишь, что хорошего человека рано Бог забирает и что нужно дальше жить.
Прошёл год после смерти Руслана, и Чакар постепенно начала привыкать к данной ей участи.
Магомед сначала смотрел на Чакар с сочувствием, с жалостью. А затем, незаметно для себя, стал смотреть как на красивую женщину. И каждый раз ему становилось стыдно перед памятью друга.
Они продолжали дружить. Особенно сблизились Патимат и Чакар.
Прошло два года после смерти Руслана. Магомед всёчаще стал посматривать на Чакар и каждый раз находил в ней что-то новое. Как-то Патимат и Чакар сидели вместе. Магомед наблюдал за ними и заметил, что он больше смотрит на Чакар, чем на Патимат. Он даже начал сравнивать их – кто красивее. Он вспомнил, что до свадьбы как-то сказал, что любит Патимат безумно и без неё он не может жить. А сейчас он сравнивает их и даже больше думает о Чакар. И ему стало жутко стыдно.
И всё же, сам не желая того, всё больше думал о Чакар – навязчивые мысли преследовали его.
И ещё через год Магомед понял, что влюблён в Чакар. Он думал: «Как же так? Неужели я люблю двоих?». Недавно он чуть было не умирал от любви к Патимат. А может быть, это у него просто страсть?
Чакар часто заходила в гости. Магомед каждый раз испытывал прилив чувств и начал уделять ей всяческие знаки внимания, что смущало её. Сначала Чакар думала, что он её жалеет и хочет её отвлечь от горестных воспоминаний. Но невозможно было не заметить чувственного отношения Магомеда.
Однажды, когда его жена пошла к родителям, зашла Чакар. И Магомед, наконец, решился объясниться. Так сходу и сказал:
– Чакар, я в тебя влюбился.
Она ответила:
– Ты шутишь?
– Нет.
– Я отношусь к тебе как к другу и брату – других отношений быть не может.
– Я же не виноват, что влюбился!
– Образумься! У тебя есть жена. Ты дал слово быть с ней навсегда.
– Но есть же выход?
– Какой?
– По шариату разрешают иметь четыре жены. В арабских странах, когда погибал брат, то другой брат брал в жёны жену брата. Так что я могу взять тебя в жёны.
– Не смеши, те времена прошли.
– Ведь в Дагестане есть много случаев двоежёнства.
– Я ещё не отошла от своего горя и не хочу предать свою подругу. Не будем возвращаться к этому разговору, –Чакар ушла дожидаться Патимат.
Какое-то время Магомеду было стыдно за свои намерения, за память друга и за отношение к жене.
Но через две недели чувства и страсть взяли верх над разумом, и у него снова стали преобладать мысли о Чакар.
Есть поговорка: «Если ты поддаёшься чувствам – ты их раб, если ты подчиняешь чувства себе – ты их хозяин». Из-за страстей некоторые мужчины теряют голову, как будто в них вселяется дьявол, забывают даже о чести и достоинстве.
А как быть, если через чувства инопланетяне или кто-то сверху управляет человеком, заставляя его делать противоречивые вещи, идя на безумства, как когда-то шли на дуэли? Не зря, наверное, человек, не останавливаясь ни перед чем, добивается своего ради страсти или любви. Примеров безумств мужчин и женщин ради любви множество, многие описаны классиками, к примеру «Ромео и Джульетта» и «Отелло» Шекспира.
Так вот, наш Магомед от своей страсти стал каким-то другим человеком, будто его околдовали.
Чакар стала приходить к подруге всё реже и реже.
Как-то раз Патимат спросила Чакар: почему она редко заходит? Что случилось? Ведь они подруги, чуть ли не сёстры.
И Чакар откровенно рассказала всё – что Магомед добивается её.
Сначала у Патимат появилась жгучая ревность – у неё внутри всё задрожало. Но она не могла винить подругу – она ни в чём не виновата.
Немного успокоившись, Патимат сказала, что не хочет потерять подругу и что-нибудь придумает. Обсудив несколько вариантов, они выбрали самый странный вариант, совершенно не думая о последствиях,– ведь когда дело касается любви, с коварством женщины ничто не сравнится.
В очередной раз, когда Магомед оказывал знаки внимания Чакар, она начала отвечать ему взаимностью, что вызвало у него дикий восторг! У Магомеда появилась надежда, и он начал рисовать себе несбыточные мечты, обострились все его чувства, как у охотника, преследующего дичь.
Так состоялось ещё несколько волнующих встреч.

Однажды, когда Чакар пришла в гости, Патимат вдруг сказала, что идёт на несколько минут к родителям, и ушла.
Магомед сразу оживился и стал приближаться к Чакар – то ли поцеловать, то ли обнять. Чакар резко остановила его и сказала, чтобы он пришёл к ней домой – она скажет когда. Кровь прилила к его лицу. От неожиданности он замер и автоматически спросил:
– Правда?
– Да, – ответила она.
И добавила:
– Когда я скажу, ты придёшь в час ночи, бесшумно, и никаких разговоров. И в четыре часа ночи уходишь без звука.
– Слово мужчины, – ответил он.
Вскоре пришла Патимат. И заметила, что муж её взволнован, и лицо его покраснело. Она поняла всё.
Далее важно было дождаться ночи потемнее.
Через неделю выдался день с густым туманом.
За эту неделю Магомед о чём только не передумал. Сначала мечтал, потом начал сомневаться – думал, что Чакар пошутила. И начал задумываться, правильно ли он поступает. Но страсть склонила его к мыслям о романтической встрече.Он забыл всё и уже не думал о последствиях. И эта неделя тоже была для него самой длинной неделей ожидания.
В этот туманный день Чакар пришла в гости и в удобный момент сказала ему, чтобы он пришёл сегодня.
Не поверив глазам и ушам, он сразу вышел во двор, чтобы никто не заметил его волнения, и начал рубить дрова, как Челентано.
Как успокоить себя до часу ночи, он не знал. И целый день маялся лихорадочными мыслями. В разных вариантах он представлял встречу с Чакар. Думал, как же он ничего ей не скажет. Ведь он дал слово. Вдруг в порыве страсти скажет, что любит её? А какие могут быть последствия? Разве он может жениться на двоих? В шариате сказано, что можно жениться на четырёх женщинах при условии, что можешь их обеспечить материально и физически.
А что скажут в ауле, если узнают? Может, ему отступить вовремя? Это было бы самым разумным решением, но дьявольская страсть брала верх, давала какую-то храбрость, притупляла волю и парализовала разум.
Всё-таки время от времени разум проявлялся, как бы говоря: образумься – это не любовь, а страсть! «Что же это такое – новая любовь или страсть? – думал он. – Ведь я любил свою жену и клялся ей в верности. А разве можно любить сразу двоих?». Всё путалось в голове, а страсть настаивала на своём.
Как бы в оправдание своего поступка он подумал, что дал слово. Он сдержит слово мужчины и пойдёт на встречу. Хотя он и боится всех последствий, но не трус. Значит, всё решено и никаких отступлений!
В этот вечер Патимат сказала мужу, что её мать заболела и она останется у неё ночевать. Магомед подумал, что всё идёт хорошо: жены не будет дома, ночь тёмная, пасмурная – никто его не заметит. Да ещё и электричества нет во всём ауле.
Ровно в час ночи он подошёл к дому Чакар. Калитка была открыта, и он бесшумно вошёл в неё. Тихо миновал двор и вошёл в дом – входные двери тоже были не заперты.
Его сразу встретили как бы наощупь – было очень темно – и далее, спотыкаясь, повели его к той кровати, в которой он так долго мечтал очутиться. В какой-то момент у него замерло сердце и всё тело оцепенело, он не знал, что делать. Его ласково обняли – ему показалось, что эти руки ему давно знакомы. Подумал, что она его любит тоже, раз так нежно его обнимает. Когда душа в неопределённости, ожидая исполнения мечты, сердце переполняется радостью и тревогой, вот-вот выскочит из груди. Долгое ожидание реализации мечты держит человека в неопределённости. Но все волнения проходят, когда ты рядом с мечтой. Появляется накопленная энергия, во всей своей мощи проявляя беспредельные чувства.
Что было с Магомедом дальше, описать невозможно. Три часа он провёл как в раю, как во сне, как в сказке. В эти три часа время для него остановилось. Прошлое, настоящее и будущее слились в одно…
Когда человек в опасности – силы его удесятеряются, а в порыве страсти и мечты появляется неутомимая энергия. Он весь превратился в чувства и в энергию.
Ровно в четыре утра она подала рукой знак, что ему пора. Он опомнился, как будто ему прервали сон. Но надо было сдержать слово, и он молча вышел, как в полусне, в полуреальности, будто шагнул из одного измерения в другое.
Эти три часа пролетели мигом. Но впечатления не вмещались в голову, будто он был на другой планете и вернулся. А может, это был сон? Непонятно. Разум или сердце гордились, как чем-то героическим,– словно он был в раю и вернулся.
Войдя в свой дом, Магомед почувствовал острый стыд перед женой. Хорошо, что её не было дома. Но всё равно совесть начала давить удушающе. В один миг все радости перешли в страхи и волнения. Он думал: «Что будет, если жена узнает? Что будет, если в ауле узнают? Мужчина не может опозорить женщину – он должен жениться на ней». От всех этих вопросов он не только не заснул, а к утру разболелась ещё и голова.
Днём он напрасно ждал жену. После обеда зашёл к тёще узнать, как её здоровье, и повидать жену. Жена ответила категорическим тоном:
– Иди домой! Меня не будет несколько дней!
Он подумал: «Мало ли что…». И пошёл домой.
Но и на третий день жена не вернулась домой. Это показалось ему подозрительным, появились в голове всякие мысли. Чакар тоже не заходила.
И Магомед опять пошёл к тёще узнать, как здоровье и почему его жена хотя бы на часок не вернулась домой. Жена встретила его во дворе и сразу сказала:
– Я больше к тебе не вернусь.
Его как током ударило. Подумал, что, наверное, Чакар ей всё рассказала. Магомед сказал:
– Вернись домой, и поговорим.
– Между нами всё кончено. Прощай! – резко ответила она и захлопнула перед ним дверь.
Магомед, то ли растерявшись, то ли из-за гордости, то ли почувствовав себя виноватым, молча повернулся и пошёл домой. Он сразу решил, что Чакар всё рассказала жене – ведь они были как сёстры, и лихорадочно начал соображать, что делать дальше: то ли уговорить жену примириться, то ли жениться на Чакар, а может, и то, и другое?
Ну, у джигита какие мысли? И так крутил в голове всякие варианты, и этак. Целую неделю думал. А потом задался вопросом: а что же случилось?
Он узнал от родственников, что в тот день, когда жена пошла к маме, тёща не болела. И жена пошла к маме именно в тот вечер, когда он шёл на свидание. Его сразу осенило, что на свидании была подмена, что жена заменила Чакар.
«Какой кошмар! Какой же я тупой!», – подумал он. Теперь в его голове крутились мысли совсем другого рода, вплоть до того, что захотелось уехать из аула в Махачкалу навсегда.
Однако трусость не лучший вариант. Надо выходить из положения по-мужски. И Магомед начал думать и думать: как выйти из создавшегося положения?
Когда в третий раз он пришёл к жене извиняться, она даже разговаривать не стала. Он думал, что если жена его любит, то простит. И спросил себя: любит ли он свою жену по-настоящему? Или он любит Чакар? Не может же быть, чтобы он сразу любил двоих. И если надо выбирать, то он выберет.
Что же такое любовь? На что он готов ради любви?
В тот вечер, в объятиях своей жены, кого он любил? И почему не узнал свою жену? Неужели страсть временно перебивает любовь?
А может, любовь – это воображение? В тот вечер это было воображение или просто страсть?
А что если он их обеих потерял?
В данном случае надо было кого-то выбрать. А кого?
Так целый месяц он мучился, не зная, что делать.
Когда человек что-то теряет, он остро ощущает ценность. А когда теряешь того, кого любишь, то узнаешь цену настоящей любви.
В результате раздумий и дикой ревности из-за страха потерять свою жену он пришёл к окончательному выводу, что любит свою жену, а Чакар надо оставить в покое.
Он решил в очередной раз попросить прощения у жены и помириться.
Магомед робко извинился и попросил у жены прощения. На что она резко ответила:
– И речи не может быть!!!
Тут уж Магомед начал основательно нервничать и ревновать ещё больше. А что если она уйдёт от него и выйдет замуж за другого – ведь она очень красива.
Они не были зарегистрированы в ЗАГСе, а обручены по шариату. А разводят по шариату очень быстро.
Снова Магомед пошёл к брату отца посоветоваться. Али незамедлительно отправился к родителям Патимат и взял с собой ещё двоих наиболее авторитетных аксакалов – обычно солидной делегации редко отказывают в переговорах.
Переговоры велись долго, что означало непримиримость сторон и опасность срыва переговоров. Повторный визит аксакалов бывает редко.
Магомед начал нервничать, узнав о том, что переговоры затянулись. Когда представил, что всё может разрушиться и он может потерять свою жену навсегда, то понял, что всё-таки он по-настоящему любит её. А то, что было к Чакар, – это страсть, воображение мозга, увлечение. И когда встал вопрос выбора между женой и Чакар– всё встало на свои места.
Страсть может пройти, а любовь – нет, и в сложных ситуациях только укрепляется. И Магомед дал себе слово больше по сторонам не смотреть, когда дома у него такая драгоценность. Чтобы понять это, ему, наверное, нужно было испытание разлукой, ревностью, страхом потери. Он часто будет вспоминать афоризм: лучше одна, что заменит сотню, чем сотня, что заменяет одну.
Тем временем и Патимат передумала о многом. Всё-таки первый мужчина есть первый, тем более что она его любила. И со страхом подумала, что если они разойдутся, лучше него всё равно не найдёшь. Ведь фактически он ей не изменял – только попал в расставленную ею ловушку. И её будут терзать воспоминания, она будет сожалеть, что ушла от него. А если Магомед образумится, исправится, то всё может стать ещё лучше. Попробуй узнай, кто ей попадётся – может, ещё хуже. Зачем рисковать?
Переговоры затянулись, и отец Патимат незаметно зашёл к дочери.
– Что делать? – спросил он.
– Отец, ты мудрее – ты знаешь, – ответила она.
Отец, взвесив все доводы, понял, что раз нет категорического отказа, то, видимо, дочь хочет примириться. И сразу, как вернулся к гостям, согласился на примирение.
Первым к Магомеду вернулся брат отца. По его лицу было видно, что вопрос решён положительно, и сразу, не здороваясь, сказал Магомеду:
– С тебя барашка!
– Хоть бычка! – с радостью ответил Магомед.
Этого урока ему было достаточно, чтобы понять, что он вернул свою «половинку». И это произошло, чтобы он умел радоваться и ценить то, что ему было подарено свыше, и познать любовь и счастье.
Впоследствии он всё чаще стал думать: что же такое любовь?
Он по себе знал, что это такое, испытывал её, чувствовал, но возникали вопросы. Любовь – Божий дар или случайная встреча двух сердец? Почему ради одной ты готов отдать жизнь, а с другой легко расстаёшься? Почему только одна нравится больше всех, даже если есть другие, красивее и умнее её? Бывает ли любовь с первого взгляда? Сколько раз человек может влюбиться за свою жизнь? Если одна – настоящая любовь, а что другие – влюблённость, увлечение, страсть, иллюзия?
Почему человек не забывает свою первую любовь? Почему ревнует, страдает?
Вряд ли ему или кому-нибудь удастся полностью разгадать тайну любви. Это, наверное, вселенская тайна.
Но можно быть уверенным, что любовь – дар Божий, что дан человечеству в награду, чтобы люди могли продолжать свой род. Это способ самосовершенствования человека, метод его обожествления. А может, сам Бог через любовь познаёт и управляет человеком.
Во всяком случае, Магомед осознал, что теперь он совсем другой – более возвышенный, более чувствительный, и начал относиться ко всем с любовью. Везде находил божественный замысел. Зачем ему на Луну? Там, где есть любовь,– там и рай.
И стал благодарить Бога, что он дал ему любовь и не забрал, как это часто бывает.
Обычно любовь забирают у творческих людей для сублимации энергии на создание шедевров. Реализовав творческие возможности, великие задают себе вопрос: что им важнее – любовь или искусство? Зависел ли от них выбор? Это судьба или их выбор?
А может, всё человечество запрограммированно? Человеку, наверное, невозможно существенно изменить мир, но изменить к нему отношение он может. И тем самым воздействовать на него.

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»