Сетевое издание «Дагестанская правда»

13:00 | 21 сентября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Жить в соответствии со своими убеждениями

A- A+

19 декабря главному редактору общественно-политического журнала "Народы Дагестана", известному дагестанскому этноконфессиологу Магомеду Рамазановичу Курбанову исполняется 75 лет. За более чем полувековой стаж трудовой деятельности он сделал много для мира и взаимопонимания в Дагестане. И мы, те, кто знает цену миру и согласию, сердечно поздравляем юбиляра! Желаем ему крепкого здоровья и новых успехов на этом нелегком поприще.

Судьба человека и судьба профессионала далеко не одно и то же. Еще в 17-м веке французский мыслитель Ларошфуко писал: "Достоинствами наделяет природа, а проявить их помогает судьба".

Начало осмысленной судьбы Магомеда Рамазановича относится к годам учебы в Дербентском педагогическом училище, куда он поступил в 1949 году и  окончил его с отличием. Старшему поколению не нужно говорить, что это было за время, какие трудности стояли перед страной, каждой дагестанской семьей, перед молодым человеком, вступающим в самостоятельную жизнь. Они это прекрасно знают. Это было неимоверно сложное время, время послевоенных свершений в жизни республики да и всей великой страны СССР. Но вот молодые дагестанцы знают об этом только понаслышке. Потому и  биография М.Курбанова, его жизненный путь — пример того, как в сложнейших жизненных условиях оставаться человеком, гражданином и дагестанцем с большой буквы. И  сегодня это актуально как никогда.

Первая взрослая работа М. Р. Курбанова началась на посту секретаря Дахадаевского райкома комсомола. Он был назначен на эту должность 17-летним юношей, скорее всего ввиду организаторского таланта, проявленного им в общественной работе педучилища. Через два года Курбанов был призван на срочную службу в армию. А тут еще западная окраина соцлагеря начала бурлить: в Венгрии вспыхнуло антикоммунистическое восстание. В числе первых туда попал  и  Магомед Курбанов, уже получивший боевую специальность в войсках ПВО. Он сопровождал в гуще венгерских  военных событий начальника разведки армии. "Тогда вся западная пропаганда, да и сейчас многие  обвиняют нас в оккупации Венгрии, — рассказывает Магомед Рамазанович, — но  мы выполняли свой солдатский долг. Это точно так же, как сегодня  солдаты армии НАТО или США и их союзников исполняют приказы своих командиров в Афганистане, Ираке и в других странах. Солдат не может нести ответственность за решения политиков", — говорит он.

После демобилизации из армии в 1957 году М.Р. Курбанов возвратился  в родное село, хотя были перспективы остаться в войсках ПВО и сделать офицерскую карьеру. Но мысли о родине привели его к выводу о том, что нужно вернуться. Более того, в армии он осознал, что знания и особенно язык, как материя и форма — неразрывны. Значит, чтобы совершенствовать знания, надо изучать язык. И он поступает на филологический факультет Дагестанского государственного университета.

Сегодня Магомед Курбанов вспоминает о том, что в те времена в университете была совершенно другая атмосфера, с ним на курсе учились замечательные парни и девушки. Теперь они известные в республике ученые, общественные и политические деятели. 

По окончании университета Курбанов стал работать директором средней школы в родном Дахадаевском районе.  Но одолевавшие его раздумья  требовали гораздо больших знаний. После хрущевской  "оттепели" страна медленно приходила в себя,  вместе с этим возникали все новые и новые вопросы.

Поиски ответов привели его в 1967 году в аспирантуру философского факультета МГУ им. Ломоносова, где в те годы работали профессора с мировыми именами. В 1970-м году, защитив кандидатскую диссертацию на тему о роли  новейшей культуры в преобразовании советского села, он начинает работать старшим преподавателем на кафедре философии Дагестанского медицинского института, а затем — на кафедре философии Дагпединститута. Помимо этого, активно занимается общественной деятельностью, выступает в печати, пишет  научные труды. Уже тогда им был написан ряд статей, которые имели большое значение для развития государственно-конфессиональных и межнациональных  отношений.

Будучи признанным специалистом в этноконфессиологии, он был приглашен на пост заместителя Уполномоченного Совета по делам религий при Совете министров СССР по Дагестанской АССР.
Началась деятельная работа по восстановлению и учету культовых зданий, религиозных памятников и их регистрации. В те годы это требовало большого гражданского мужества и принципиальности. Его личными усилиями наперекор сопротивлению партийных деятелей, боявшихся потерять свои посты, были подготовлены нормативные акты, признавшие важное историческое и культурное значение десятков религиозных объектов в горных районах Дагестана.

Магомед Курбанов сегодня с иронией вспоминает, какую бурю негодования в обкоме ДАССР вызвала  поддержка  им работ по восстановлению старинной мечети в селе Акуша.

В первый же год своей работы Курбанов сталкивается с проблемами верующих и перегибами советско-партийных работников. Тогдашний строй и КПСС, вооруженные воинствующим атеизмом, то и дело ущемляли минимизированные права верующих. Даже на отца за обучение сына читать Коран возбуждалось административное дело, а если обнаруживался факт обучения двух и более детей, то и вовсе ожидалось суровое преследование. 

Его аналитические справки, отвечавшие действительному положению дел в таких крупных селах нагорного Дагестана, как Мехельта, Какашура, Ботлих, Первомайское, Губден, не всегда нравились местному начальству. Из-за своей принципиальной позиции Курбанова неоднократно вызывали в обком партии,  Совет министров республики. Но он оставался верным своим принципам и всеми мерами отстаивал права людей на свободу совести.

Позднее, в постперестроечном 1991 году, Совет по делам религий был ликвидирован, и Курбанов по предложению Магомедсалиха Гусаева перешел на работу во вновь созданный Государственный комитет по делам национальностей, где занял должность главного специалиста-эксперта, а спустя год – заместителя Председателя Госкомитета. Впоследствии, после реорганизации комитета, стал заместителем министра по делам национальностей и внешним связям Республики Дагестан.

Это был сложный период.  Развал огромной страны вызвал массу межэтнических и межконфессиональных вопросов. И министерству приходилось ими заниматься. М. Р. Курбанов выезжал в "горячие точки" в самых разных регионах бывшего СССР, вел переговоры с представителями госаппарата этих уже независимых государств. Неоднократно приходилось ездить в Азербайджан, Грузию, Чеченскую Республику, Калмыкию, Астраханскую область, Ставропольский край, чтобы предотвращать то и дело вспыхивавшие там конфликты между местными жителями и дагестанской диаспорой, создавать представительства республики. 

М. Курбанов вспоминает о том, как, будучи в составе комиссии Государственной Думы РФ, ездил в Чечню в конце января 1996 года. Одной из задач этой комиссии были переговоры с Масхадовым и Басаевым  об освобождении 38 новосибирских омоновцев, захваченных в плен в с. Первомайское Хасавюртовского района. В результате длительных переговоров 9 февраля был произведен обмен боевиков на омоновцев.
В беседе с нами он рассказывал и о том, как вел переговоры и с полевыми командирами чабан-махинского анклава, провозгласивших в двух-трех селах шариат. Он вместе с другими коллегами призывал сепаратистов к  благоразумию, говорил,  что их затея ничего, кроме горя и слез, односельчанам не принесет, и что такого рода анклавы не могут существовать по определению в Российской Федерации. И самое главное, дагестанцы не поддержат вас, потому что сегодня никто не мешает исповедовать ислам, — терпеливо объяснял М.Р. Курбанов. Но нет, не вняли они  совету, за что и поплатились в конце концов. 

Таких острых моментов в работе М. Курбанова было немало.

Магомед Курбанов много публикуется. Он  — автор целого ряда книг.  Назовем лишь некоторые: "Религии в культуре народов Дагестана", "Религии народов Дагестана: история и современность", "Лезгины: проблемы разделенного народа", "Чеченцы-аккинцы Дагестана", "Депортированные и репрессированные народы Дагестана: трагедии и уроки". В них собрана бесценная история духовного наследия республики. Обобщения и выводы автора неопровержимо говорят о верности дагестанцев раз и навсегда избранному пути развития в составе Российской Федерации.

Еще раз хочется отметить неоценимый вклад Магомеда Рамазановича в дело совершенствования этноконфессиональных отношений. Они выражаются в философской парадигме золотой середины. Именно этого так остро не хватает сегодня Дагестану, где многие, экспрессивного склада деятели бросаются из крайности в крайность.  Политику этой золотой середины он проводит и в качестве главного редактора общественно-политического журнала "Народы Дагестана".

В эпоху социализма крайностью был воинствующий атеизм, сегодня -ультрасуфизм и  салафизм. А вдруг завтра изменится политическая конъюнктура и придет мода на новое убеждение? Можно уверенно предположить,  что многие из тех, которые сегодня ушли в крайность, "запоют" по-новому. А почему? Потому что у них нет настоящих убеждений, нравственной основы, ими во все времена двигала и движет   мотивация "как все". Это то, что называется конформизмом.

Нельзя, убежден М. Курбанов, чтобы люди плелись равнодушно в хвосте у всякого рода фанатиков. Надо воспитывать свободного человека, который не нуждается в "толкачах", "крутых дядях", протекции. Никакая радикальная пропаганда не может влиять на умы и сердца самостоятельных, самодостаточных людей. К этому необходимо идти, обязательно повышая образовательный  уровень молодежи.

Созидательный труд Магомеда Рамазановича отмечен высокими правительственными наградами: почетными грамотами Президиума Верховного Совета ДАССР и Государственного Совета РД. В августе 2006 года Указом Президента России В. В. Путина он был награжден орденом Дружбы. М. Р. Курбанов является заслуженным работником государственной службы Республики Дагестан, возглавляет Совет республиканской организации ветеранов венгерских событий.

А самое главное — он пользуется заслуженным уважением среди дагестанцев. Да и как иначе! Он из тех людей, которые забывают о себе, когда другой в беде. Об это красноречиво свидетельствуют два факта из его биографии — спасение тонущих из канала имени Октяб-рьской революции.

Когда  в 58 лет он сломя голову прыгает в воду, чтобы спасти тонущего ребенка, это еще можно понять. Но когда в 70 лет, услышав крики о помощи в том же самом КОРе, Магомед Рамазанович, забыв о себе,  снова прыгает в воду, чтобы спасти мужчину, — подвиг. Судьбе было угодно, чтобы  и на этот раз он справился с опасностью, вытащил из воды человека и сумел  выбраться сам. 

Еще раз крепкого здоровья юбиляру, бодрости духа и новых успехов на благо родного Дагестана!

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»

  • Семья – моя крепость 

    Каждому хочется, чтобы дома его ждали близкие и любимые люди и чтобы в трудную минуту они всегда были рядом,...

    4

    33 минуты назад

  • Наш дом 

    Выбрался в кои-то веки в Эльтавский лес за желудями и шишками. Ни того, ни другого там не обнаружил, зато...

    33

    3 дня назад

  • Главный лесничий 

    На них возложена задача – беречь лес, охранять его, составлять протоколы в отношении нарушителей. При этом...

    72

    3 дня назад

  • Все перемены – в головах 

    Мы часто слышим, что мудрость приходит к нам с годами. По этому поводу лучше всех, мне кажется, сказал...

    52

    3 дня назад

  • Клянусь солнцем и луной!  

    Когда-то солнце и луна были… братом и сестрой. И жили они дружно-дружно, все делали вместе – одновременно...

    16

    3 дня назад

  • Инспектор, который никогда не остановит 

    На дорогах нашей республики водители уже встречали «обманок» в виде профилей полицейских машин. Издали и...

    6

    3 дня назад