Сетевое издание «Дагестанская правда»

09:55 | 24 января, Вс

Махачкала

Weather Icon

«Бороться с терроризмом, а не с террористами»

A- A+

20 февраля 2006 г. Муху Алиев стал Президентом Дагестана, сменив на посту главы республики М. Магомедова, который руководил ею много лет. Алиев во власти не новичок. 15 лет назад он уже был главой республики - первым секретарем обкома. По меркам советской системы - должность властная и хлебная. Грех такой не воспользоваться. Но Муху Алиев не воспользовался. Многие годы был главой парламента. Много видел. Во многом, по его мнению, недостойном не участвовал. Из-за своего нетипичного для чиновника такого ранга поведения был практически выключен из клановых разборок. Два года, половину срока, Алиев является главой республики. Сегодня он подводит некоторые итоги в интервью корреспонденту немецкого еженедельника «Европа-Экспресс».

— Господин президент, в программе социально-экономического развития республики Вы отдали приоритет трем основным направлениям: инвестиции, социальные программы и общественная безопасность. Почему программа инвестиционных проектов занимает первое место?

— Международный опыт как государственного, так и регионального развития показывает, что инвестиции являются основой любого экономического роста. Осознавая это, мы и определили привлечение инвестиций в экономику в качестве приоритетной задачи. Надо сказать, что за истекшие два года приток финансовых средств в республику активизировался и в 2007 г. возрос на 29,2%, по сравнению с уровнем 2006 г. Сегодня мы завершаем работу над выбором инвестиционной стратегии республики.

— Сейчас Дагестан трудно назвать спокойным и стабильным регионом. Как противостоять терроризму, бороться с преступностью?

— Скажите, где сейчас не стреляют, не убивают? Есть ли такой регион в России? Сегодня в Дагестане значительно спокойнее, чем несколько лет назад. По сути, нет терактов, значительно меньше совершено убийств, похищений людей, преступлений с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, по сравнению с прошлым годом. В рамках республиканской программы население добровольно сдает оружие. В 2007 г. в Дагестане побывало около 200 тыс. туристов. Такого количества приезжих в республике не было за последние 15 лет. В Дагестан идут крупные частные инвестиции. За два года у нас прошли выборы всех органов власти, парламента, выборы в Государственную Думу и выборы Президента Российской Федерации, в ходе которых дагестанцы продемонстрировали высокую активность и гражданскую позицию. Не следует сегодня давать оценку Дагестану, исходя из устаревших стереотипов прошлых лет. И существующую стабильность мы считаем главным достижением власти за последние годы.

— Тем не менее, касаясь вопросов общественной безопасности и борьбы с терроризмом, Вы сказали, что «терроризм и боевики надолго пришли в Россию». Что это значит?

— Терроризм в условиях формирования нового миропорядка является серьезной угрозой для России. И враждебные нашей стране силы, цинично экспортирующие свои модели «демократии» в другие страны, в том числе и с применением силы, всё больше будут использовать этнические и религиозные факторы. И в этом плане есть реальная угроза попыток раскачать ситуацию в таких сложных регионах, как Северный Кавказ. Необходимо иметь в виду, что подобные деструктивные силы имеются и внутри государства. Нам нужно это понимать и принимать адекватные упреждающие меры.

— Но, по Вашим словам, на Кавказе силовые методы не работают — они обычно вызывают обратную реакцию. Каков же способ решения проблем?

— Силой решать проблемы на Кавказе сложно. Вся история тому доказательство. Если говорить о дагестанцах, горцах, то их воинственность, на которую вы намекаете, не является следствием перманентного поиска войны, конфликта, якобы заложенного на генетическом уровне. Наоборот, наши народы никогда не воевали друг с другом, им не присуща ментальность завоевателей. На протяжении всей истории Дагестана им приходилось сообща защищать свои земли, свой очаг. Поэтому цену мира, дружбы дагестанцы понимают не хуже, а может, даже и лучше других. Их нельзя обманывать, им всегда надо говорить правду. И убеждение, правда, справедливость — самые лучшие аргументы в общении с ними.

— В начале своего президентства Вы сказали, что «бороться надо с терроризмом, а не с террористами». Многие вернулись в свои села под гарантии старейшин. В конечном итоге — под гарантии президента. Это был достаточно смелый шаг. Не жалели потом?

— Время подтвердило, что это единственно верный путь. Абсолютное большинство тех, кто явился с повинной, спокойно живут и работают. Среди тех, кого называют «ваххабитами» и кто прячется в лесах, — людей, одержимых идеологией ненависти к государству, единицы. Большинство же — это молодые люди, которые не смогли реализовать свой личностный и профессиональный потенциал. Обвинять только их нельзя. Виноваты и мы все, в том числе и органы государственной власти, которые не оказались в трудную минуту рядом с этими людьми, не помогли, не поддержали их. Поэтому курс на борьбу с терроризмом, а не с террористами считаю правильным. Он уже принес ощутимые положительные результаты в плане обеспечения безопасности. И надо еще настойчивее идти этим путем. Безопасность и мир в обществе невозможно обеспечить силами одних спецподразделений — без идеологии, воспитания, улучшения образования, решения первоочередных социально-экономических проблем.

— Дагестан — многонациональная республика, на территории которой проживают 14 коренных народов. Трудно поверить, что нет никаких национальных проблем, нет преступлений на национальной почве.

— Вы правы. Дагестан представляет огромный интерес своей уникальной полиэтничностью. Кроме 14 коренных народов у нас проживают еще 16 этнических групп со своими языками, традициями, территорией расселения. В республике живет и недагестанское по своему этническому происхождению население, представляющее около 60 национальностей России, дальнего и ближнего зарубежья.

И национальных проблем немало — это проблемы репрессированных, депортированных, разделенных народов, народов, оставшихся в меньшинстве на территории своего исконного проживания, проблемы жителей горных районов, оттока русскоязычного населения и т. д. С учетом всего этого в республике исторически вырабатывалась и реализовывалась гибкая национальная политика. Нами еще в 1993 г. была принята Комплексная программа решения проблем национальных отношений, в которой рассматривались разнообразные задачи национального развития и взаимодействия наших народов в целях реализации как конкретных национальных, так и общедагестанских интересов.

Недавно дагестанский парламент утвердил новую Комплексную программу развития национальных отношений в РД. Она учитывает изменения, произошедшие в республике за 15 лет после принятия первой программы. Мы полагаем, что ее реализация будет способствовать дальнейшему упрочению межнационального мира в Дагестане.

— Раньше, по негласному принципу национального паритета, на высшие посты в Дагестане назначались люди разных национальностей. Сейчас это тоже актуально? Вы — аварец, а ваши коллеги?

— Этническую мозаичность республики, о которой мы уже говорили, конечно, нужно учитывать при формировании органов власти. Это исторически оправдало себя, служило и служит источником межнационального единства и согласия. Тот факт, что во главе различных ветвей власти в Дагестане находятся представители разных народов, проживающих в республике, тоже позитивный. Принцип разделения властей дополняется принципом их конструктивного сотрудничества в интересах единства республики, межнационального согласия, мира. К примеру, Председателем парламента Дагестана сегодня является даргинец, Председателем Правительства — кумык. Представители других наций возглавляют министерства и ведомства, входят в состав Государственной Думы и Совета Федерации России.

— По данным СМИ, в республике виден отчетливый прогресс в улучшении уровня жизни людей. Повышены пенсии, зарплаты, построено много нового жилья. В то же время значительная часть населения Дагестана проживает за чертой бедности, многие не имеют постоянной работы. Как Вы намерены бороться с нищетой, безработицей?

— Какой же это прогресс, когда у нас самая низкая заработная плата среди субъектов Российской Федерации? Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума составляет 17%. Примерно 20% населения являются безработными. Велико социальное расслоение в обществе. Хотя определенные позитивные изменения всё-таки есть. Например, средняя зарплата по РД в 2005 г. составляла 3500 руб. По состоянию на 1 марта 2008 г., она выросла до 6500 руб. (около 180 €. — Прим. ред.). То есть увеличилась почти в два раза. Мы говорим об определенных подвижках, произошедших за два года. Но если в целом охарактеризовать ситуацию, это, конечно, не прогресс. Наличие такого количества безработных, бедных — это стыд для власти. Нам нужно очень серьезно заниматься развитием экономики, привлечением инвестиций, реализацией утвержденных правительством республики программ.

— Планируете ли Вы привлекать к решению социально-экономических проблем дагестанские диаспоры, живущие за пределами республики, как это делает Рамзан Кадыров?

— Да, несомненно, в целях экономического развития Дагестана мы собираемся привлекать финансовый, кадровый, организационный ресурс наших земляков, реализовавших себя за пределами республики. В настоящее время ряд крупных инвестиционных проектов на территории Дагестана реализуют такие компании, как «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова и «Европа-Инвест» Ризвана Исаева. Мы приглашаем к сотрудничеству и других дагестанцев из России, ближнего и дальнего зарубежья.

— В одном из интервью вы сказали, что пора подвести черту под зоологическим образом жизни. За два года президентства Вам удалось это сделать?

— Когда я говорил о зоологическом образе жизни, я имел в виду сформировавшийся на тот момент уродливый тип общественных отношений — при помощи кулаков, хамства, оружия. К сожалению, многие в республике, в том числе и власти предержащие, привыкли решать все вопросы этим примитивным средневековым инструментарием. За два года президентства ликвидировать причины, порождающие это явление и его последствия, невозможно. Но определенные изменения всё-таки произошли.

— Есть поговорка: «Трудно быть чеченцем», которая трактуется в том смысле, что какие-то определенные национальные черты характера иногда мешают принятию правильных решений. Можно такое сказать о даргинцах, лезгинах, аварцах?

— Можно говорить о кавказском характере, темпераменте. Я бы сказал, что кавказцы — как дети, в хорошем смысле этого слова. Дети, которых нельзя обманывать, к которым надо относиться максимально честно и справедливо. Иначе их доверие будет трудно восстановить.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Политика»