Сетевое издание «Дагестанская правда»

18:00 | 28 ноября, Сб

Махачкала

Weather Icon

Дагестанец высокой пробы

Такую оценку дают В. Васильеву жители республики

Глава республики
A- A+

У Главы Республики Дагестан Владимира Абдуалиевича Васильева на днях юбилей. Менее двух лет тому назад Президент России Владимир Путин назначил его временно исполняющим обязанности руководителя Дагестана. А уже в сентябре 2018 года Народное Собрание республики избрало Владимира Васильева Главой Дагестана.

У Главы Республики Дагестан Владимира Абдуалиевича Васильеваюбилей. Менее двух лет тому назад Президент России Владимир Путин назначил его временно исполняющим обязанности руководителя Дагестана. А уже в сентябре 2018 года Народное Собрание республики избрало Владимира Васильева Главой Дагестана.

Что же изменилось с тех пор, как он стал руководить? Оставляя поиск ответа на этот вопрос серьезным исследователям, «Дагестанская правда» дала свою оценку происходящим в республике изменениям.

Время – понятие растяжимое, но одновременно сжатое… Оно словно туго натянутая пружина, стремительно вырывающаяся на свободу из условных границ, враз меняя привычную картину, преображая действительность, втягивая в водоворот событий новые лица. Рассматривая новации с точки зрения болезненных, но необходимых преобразований, способных в корне изменить психологию, облик, позицию, привычную среду обитания, приобщая к большим, значительным событиям тех, кто готов к переменам, выходящим за рамки устоявшегося, обыденного.

Но было бы наивным полагать, что путь этот легок… И административный ресурс здесь может скорее тормозить, чем совершать прорыв. Парадокс вполне объяснимый, если учесть, что власть на местах, так и не научившись работать в условиях рыночной экономики, рулит скорее инстинктивно, чем реально, приноравливаясь к громко звучавшим тезисам об инновационной экономике, одновременно отмахиваясь от витающих в облаках реформаторов, стараясь выпрашивать вожделенные дотации из федерального и республиканского бюджетов.

Знал ли два года назад генерал МВД, зампредседателя и руководитель фракции «Единой России» Васильев, получив «командировку на Кавказ», куда он попал. Да, знал, но все равно не мог предвидеть, с чем ему придется столкнуться и какие вопросы потребуют мужества, политической прозорливости, а еще того самого человеческого фактора, от которого порой зависели как исполнение республиканского бюджета, так и общественно-политическая обстановка в республике. Васильев оказался в республике в сложный для нее период. Нет, он не испытывал чувство страха, он ведь человек команды и не привык обсуждать принятые сверху решения. Сдержанный по характеру, не стал с места брать в карьер, удивляя новую дагестанскую команду со свойственной ей природной эмоциональностью, горячностью негромким голосом, выдержанностью, оценить которую его коллегам предстояло не раз. Что ж, новому федеральному назначенцу пришлось разбираться в сложном клубке проблем, а еще в дагестанском многоголосии, в котором, казалось бы, мог разобраться только свой. «Свой»? Он понимал, что только став дагестанцем, сумеет понять этот народ и то, что шашкой наголо не получится навести порядок, хотя пришлось прибегнуть и к этому. Тяжело ли ему было? Наверное, только сам Васильев знал, чего ему это стоило. Он и предположить не мог, что придется соприкоснуться не только с экономическими, но и множеством других проблем, которые могли поставить в тупик кого угодно. И ему многое пришлось пересмотреть.

Но он ведь никогда не пасовал и мог принимать решения в самых сложных вопросах безопасности, а значит, и здесь сработал генеральский характер, хотя, по правде сказать, он вообще никогда не вписывался в привычный образ служаки, отдающего громкие приказы. Нет, это совсем было не в его стиле. В свое время, возглавив Совет безопасности России и не питая иллюзий о возможном президентстве, тогдашний премьер Путин пригласил Васильева своим заместителем.

Вместе с этой более чем серьезной должностью генерал возглавил Управление Совета по Северному Кавказу. А еще раньше, будучи замминистра МВД РФ, занимался вопросами борьбы с организованной преступностью, и его прочили на пост министра МВД РФ. Но карьерные хитросплетения привели к иному раскладу, серьезно повлияв на судьбу будущего Главы Республики Дагестан. Но и в этом была своя судьбоносная предопределенность. Характер генерала, принявшего непростое решение об увольнении из МВД, был твердый, если не сказать крутой. И это знали не только сослуживцы, но и Путин, доверивший ему республику, попавшую в сложный переплет, где на протяжении ряда лет складывалась сложная общественно-политическая ситуация, а региональная экономическая политика давала сбой. И было понятно, что именно от решения этих вопросов зависит модернизация всех сфер производства, социальных проблем.

Васильев понимал, что именно регионы выступают как индикатор успешности или неуспешности проводимых реформ, многие из которых вызывают яростную критику россиян, для которых каждая новация – очередное испытание, с которым не всем по силам справиться. И слишком многое остается за кадром реальной реализации реформ, вызывая немало вопросов к модераторам нацпроектов, с трудом формирующих каркас экономики государства, оказавшегося в санкционных тисках, информационной блокаде, став по сути заложником мирового сообщества, испытывающего страх оттого, что ядерная держава, став экономически еще более независимой, заявит о себе как страна, которая не позволит диктовать ей условия, давить на нее, бряцая оружием.

Да, в этих условиях крайне сложно формировать пространственную экономику – гибкую, динамичную, без рывков. Но «время спрессовано, его на раскачку, на дальнейшие утряски нет, и увязки просто нет. Мы этот период прошли… И обязаны двигаться вперед, постоянно набирая темп этого движения, создавая условия именно для простого человека». Об этом не раз напоминал в своем Послании Путин, уверенный в том, что нацпроекты «построены вокруг человека, ради достижения нового качества жизни для всех поколений, которое может быть обеспечено только при динамичном развитии России».

Понимал ли это Васильев, когда оказался одни на один с более чем проблемным регионом, на протяжении ряда лет остававшимся для федерального центра не просто головной болью, но со сложными политическими процессами, когда молодое поколение, попав в ловушку экстремизма, терроризма, где прочно засели эмиссары всевозможных мастей, пытаясь дестабилизировать обстановку, создавая почву для протестных настроений, должно было сделать выбор, что и говорить, положение складывалось непростое. В попытке разобраться с токсичной средой он предпринял решительные шаги, попытавшись качественно изменить управляемую изнутри и коррупционную составляющую, наводя порядок в экономической сфере, последовательно разбираясь в сложных пограничных вопросах в крае, где земельный – кровный, самый острый, злободневный, в котором так трудно принять единственно верное решение.

Республика, пребывавшая в крайне сложном положении, не была готова к решительным дейст­виям, несмотря на то, что население давно роптало на власть, сетуя на половинчатость решений, не подкрепленные действиями обещания, родство, кумовство, характерные для национальных республик, где родовые отношения возводятся в ранг основных характеристик при подборе теплых мест, преданности, выполнении щекотливых поручений.

Все это было, несмотря на то, что в республике многое на протяжении последних лет менялось, появились центры традиционной культуры России, открывались новые предприятия, заметным оказался рост жилого строительства. Но все же коррупция все глубже и глубже проникала во все сферы деятельности, и недовольство дагестанцев оказалось решающим для тех кадровых перестановок, что были необходимы для попавшей в трудное положение горной республики.

Новому руководству, впрочем, прекрасно осознававшему сложность поставленной задачи, пришлось пересмотреть существующие стандарты и подходы к прежнему администрированию, полностью отказавшись от устоявшихся представлений, изменив систему подбора кадров, но столкнувшись с человеческим фактором и ощутив всю сложность, связанную со специфическими проблемами: родственными узами, условностями, что выше любых других обязательств.

Это был непростой период. И до сих пор руководство республики, ощущая необходимость ломки коррупционных клановых схем, тем не менее не может до конца избавиться от того, что репрессивная тактика дает сбой, наталкиваясь на противостояние, с одной стороны, части дагестанцев, требующих борьбы с коррупцией ценой массовых посадок проворовавшихся чиновников, с другой – призывающих федералов разобраться с высокими чинами, замеченными в невиданном размахе коррупции в самом федеральном правительстве.

Посадки чиновников высокого ранга… Сегодня очищение идет на самом высоком уровне регионов. Но иначе невозможно реконструировать традиционные отрасли, находящиеся в тяжелейшем положении. Вот и в южном регионе новому руководству пришлось прибегнуть к созданию кадрового резерва, проведению конкурсного отбора. Он был честным. Другое дело, насколько молодые специалисты оказались готовы к тому, чтобы потянуть ведущие отраслевые направления, участвовать в федеральных программах, в том числе на условиях софинансирования. Но движение вперед оно ведь так необходимо.

И только в прошлом году республика, войдя в число субъектов РФ, получивших гранты в форме дотаций бюджетам субъектов за достижение наивысших темпов, получила немалую сумму гранта – 625,2 млн рублей. Это стимул для экономического роста. Ведь Дагестану, как и стране, испытывающей инвестиционный голод, необходим толчок для развития агропромышленного, промышленного парка, малого и среднего предпринимательства, снижения доли «теневого» сектора экономики, увеличения собственных доходов. Все это дает возможность повысить качество жизни населения, сформировав в полном объеме механизмы государственной социальной политики, экономику пространственного развития, интеграцию в межрегиональные, международные проекты, как раз и дающие рост внутреннего валового продукта.

Психологически он многое предвидел, осознавая межэтнические, межнациональные отношения, где все на тончайшем уровне, и многое Главе республики пришлось искать в ментальности, характере, традиционности, устоях. Генералу предстояло открыть для себя другой Дагестан, не только тот, что отдавался эхом в российских СМИ тревожными сводками, а глубокий, философский в своей архаичной мудрости, многовековой истории, в которой его всегда спасали необыкновенное мужество, умение защитить родину, не отдавая ни пяди родной земли. Его внимание к простым дагестанцам дорогого стоит. Он не просто свой, он лишен какой-либо сановности, предпочитая сокровенность общения с людьми труда, нежели с теми, кого можно причислить к местным кланам. А его коллеги признаются, что новый руководитель не терпит проявлений пустых обещаний и строго спрашивает с тех, кто пытается лавировать, ссылаясь на объективные трудности.

Васильеву важно, чтобы люди ощущали, что власть не просто работает, но и несет ответственность за то, что она предпринимает в АПК, ЖКХ. Он пытается изменить ситуацию в республике, испытывающей на себе стрессовую экономику, переживает, что более 60 процентов населения республики не имеет централизованного водоснабжения, испытывая недостаток в медучреждениях, а изношенность основных фондов и коммуникаций ЖКХ составляет более чем 70 процентов. Остаются нерешенными вопросы, требующие значительных капвложений.

Да, слишком многое требует терпеливой работы. И ждать быстрых результатов не приходится. Но оппонентам, скрытым и явным, явно недосуг до того, какой жизнью живет республика. И по уже сложившейся традиции они обсуждают очередную предстоящую отставку Васильева, пытаясь найти для этого самые серьезные аргументы, кроме одного – за ним не тянется шлейф сомнительных коррупционных, схем. Он не причастен к нет-нет да и случающемуся тому или иному очередному финансовому скандалу.

Этот человек с достоинством выдерживает атаки оппонентов, поражая выдержкой, умением формулировать и четко ясно излагать мысли, парировать удар. В плюс или в минус его, ставшая уже каноном для его коллег тональность общения, лишенного резких эмоций, но от этого не являющегося безобидной формой общения? В этом его загадка, свойство характера. Да, он не стремится быть популярным. Он такой, какой есть. И в этом заключается сермяжная правда личности, предпочитающей увидеть все собственными глазами, а еще попробовать примерить на себя и с удовольствием носить знаменитую «лакскую» обувь, удобную, известную в центральных и самых отдаленных российских регионах своей практичностью. Его принцип, остающийся неизменным, – быть среди людей, чтобы знать, какими проблемами живет простой человек.

В планах главы региона не только участие в стратегиях пространственного развития до 2025 года, социально-экономического развития региона до 2035 года, но и создание той здоровой атмосферы, создающей особое настроение, желание жить и работать в экзотичном, привлекательном для инвесторов крае, по-настоящему интересному не только туристам, число которых с каждым годом увеличивается, но и серьезному бизнесу, способному изменить экономику, внешний облик Дагестана.

Совсем недавно, побывав на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге, Васильев рассказал о том, как намерен развиваться Дагестан. Помимо прочего, он также напомнил о равенстве между бедными и богатыми, заявив, что это культура каждого: «Правильно было сказано: здесь бедных нет. Здесь нет, но они есть». А еще дагестанский лидер отметил, что губернаторам напоминают об ответственности, в том числе и материальной, определены некоторые шаги: «Мы сейчас говорим о необходимости менять законодательство: да, оно прописано у нас для воров и коррупционеров, теперь его надо прописать для честного бизнеса».

Не правда ли, комментарии излишни. Значит, впереди много работы, открытой, прозрачной, эффективной. Республика следует курсу на стабильность, устойчивое развитие…

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Глава республики»