00:00 | 19 октября, Пт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Качая колыбель земли

A- A+

Наблюдая за разворачивающимися в мире, в нашей стране событиями, четко осознаешь, что многие из них имеют определенную заданность навязанных извне схем по режиссированию мироустройства, изменению психологии будущего россиянина, того же дагестанца, втянутого в открытое противостояние против власти, традиционного ислама, попавшего под влияние течений различного экстремистского толка, преследующих цели, направленные на разжигание межнациональной, межконфессиональной розни. Это не может не вызывать опасения властных структур, общественных институтов, поскольку само понятие «верующий человек» трансформируется в крайние формы проявления, вступая в противоречие с кораническими постулатами.

Кто бы спорил, что духовная сфера неразрывно связана с цивилизационным развитием человечества. Но вместе с тем центробежность войны миров, движущей силой которых является международная террористическая сетевая организация – матрица современных идеологических войн, подвергает сомнению этот устойчивый тезис. Чтобы не быть голословным, обратимся к опыту войн в Афганистане, Ливии, Ираке, Египте, где правопорядок в светских государствах насаждался радикальными течениями, превратившими их в фундаменталистские анклавы.

Сегодня переродившаяся в ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) Аль-Каида, осовремененная Джибхад аль-нусра, – товар, на который есть спрос. Она активно вживается в мировое сообщество, с одной стороны, превратившись в явную угрозу для разобщения и культурного перерождения Европы, с другой, завуалировав террор под некий романтический образ борца за справедливость, за идею. Только какую? Но это уже неважно для той части молодежи, что оказалась в смертоносном аду, предала свой дом, семью, очаг предков. Так или иначе перед молодым поколением стала сложная дилемма выбора духовно-нравственных ориентиров, констатируют эксперты.

Так какую же роль на самом деле играют духовные институты в межнациональной, межэтнической сферах, насколько они вписываются в главные приоритеты развития государственности, формирования личности, способной в самостоятельном выборе определять свое место в жизни дагестанского общества?

Никто не станет оспаривать древнюю, как мир, истину, что в основе духовной культуры заложены моральные, нравственные ценности, которые ведут по жизни, дают силы, веру в будущее. Между тем религиозные нравственные заповеди в современном мире стали не более чем словесной риторикой. Человечество переживает времена, когда нравственность превращается в фарс, двойные стандарты становятся нормой жизни, а террор, преступность, наркомания превращаются в обыденность.

Массовая криминализация и нравственная деградация в обществе свидетельствуют о том, что перевернутое сознание является основой мировоззрения тех, кто манипулирует религиозными ценностями, подменяя традиционные постулаты осовремененным толкованием Корана. Это приводит к искажению духовности, порождая воинствующий ислам, перерастающий в борьбу миров, отчуждение молодого поколения от светских устоев, той здоровой среды, что дает возможность развиваться, выбирая свою дорогу в профессиональной деятельности, в жизни. Расхождения между тем, что декларируется, и тем, что происходит в реальности, приводят к подрыву деятельности самих религиозных институтов, к тому, что молодежь сегодня пополняет ряды запрещенной в нашей стране организации ИГИЛ в борьбе за мнимые ценности.

В свое время крушение идеологии, бездуховность, отсутствие идеалов ввергли российское общество в крайнюю степень отчаяния. А уход в религию стал своеобразным депрессивным мониторингом общественного сознания. Священнослужители оказались в рясе проповедников, взявших на себя роль вершителей судеб. Сама же власть, в растерянности спрятавшись за уклончивыми формулировками, подтолкнула людей к прямо противоположному от традиционного мировоззрению. Произошел своеобразный крен сознания. И светские духовные ценности стали подменяться религиозными, призывающими к смирению, покорности судьбе на фоне алчности, стяжательства новых хозяев жизни. Человеческие пороки, будь то преступность, коррупция, безнравственность, не только не пошли на спад, а расцвели еще более пышным цветом. Циничность стала нормой жизни. А противоправные действия воспринимались как обыденность.

Так с кем же сегодня предлагается строить новое общество? Где те реальные механизмы, способствующие модернизации не только страны, но и сознания? Вопрос этот приобретает особую остроту и требует от власти разобраться наконец в том, какое место в общественной жизни занимает религия. Кажется, она по-прежнему остается отделенной от государства. Но на поверку выясняется, что порой духовники пытаются подменять госинституты, командовать в муниципалитетах, рваться в политику.

Что же должно лежать в идеале непростых отношений власти и религии? Быть вместе, а не порознь, не навязывая, а размышляя о ценностях мировых верований, в основе которых лежат гуманизм, всепрощение, добро, терпение, желание услышать и быть услышанным. Как нам кажется, только такой диалог позволит выстраивать партнерские отношения между властью и религией.

Было бы несправедливо отрицать, что ДУМД остается в стороне от той яростной, непримиримой борьбы с экстремизмом, происходящей в нашем общем доме – Дагестане. И можно поименно назвать священнослужителей, отдавших жизнь за традиционные

ценности ислама. Хвала им за это. Но вместе с тем, используя религию как политический инструмент, пришлые дервиши провоцируют, нагнетая радикализацию общественного сознания молодого поколения, для которого природа духовности выливается в пропаганду чуждых нам религиозных убеждений, в основе которых лежат фундаменталистский ислам, экстремизм, террор. Они в унисон поют мантру арабоязычным богам, лик которых – будто из агрессивных в своей первобытной жестокости древних языческих верований.

Никто не станет отрицать, что ислам – миролюбивая, гибкая, мудрая, всепрощающая религия. Но, превратившись в политический инструмент борьбы, она трансформировалась в некую грозную силу, вызывающую страх и ужас у мира, казалось бы, давно избавившегося от плясок у костра, где жарят своих братьев идолопоклонники.

Глядя на игиловцев в черном камуфляже, внутренне содрогаешься от деяний некой бездушной субстанции, хладнокровно уничтожающей невинных людей только за то, что это – иноверцы. Заложники кровожадных политиков, главное для которых – сорвать политический куш в войне миров, пытаются превратить человечество в управляемую зомбированную массу, готовую бездумно огнем и мечом выжигать непокорные народы, ведя захватнические войны.

И то, что сегодня Северный Кавказ превратился чуть ли не в главного поставщика «живого мяса», – тревожный симптом. Троянский конь, наполненный изнутри смертоносным пламенем, готовый взорвать в нужный момент ситуацию изнутри, – не исторический образ, не мифологическая сказка, это реальность сегодняшнего дня.

Продолжая вести перманентную борьбу, ближневосточные и западные идеологи не дремлют, меняя тактику по обработке сознания. Отход от контртеррористической деятельности и переход в виртуальные войны сопровождаются размыванием сознания современников, не только насаждающих ближневосточную идеологию, но и моделируя как доминирующее неприятие к светскому образу жизни, навязывая конструируемый образ жизни, мышления, наперед предвидя и подготавливая почву для дробления южных российских рубежей и превращая Северный Кавказ в ближневосточный анклав, где должны разворачиваться события для новой экспансии России как государства, которое должно быть смыто гигантским цунами с карты мира.

Подобное образное сравнение не случайно пришло на ум. Ощущая тревогу на уровне подсознания, каждый из нас понимает, что сложный политический год готовит нашей стране много испытаний. И общими усилиями нам необходимо победить не только многоликого, сильного, умного противника, но и очеловечить размытый за последние десятилетия термин «патриотизм» живой, действенной работой с молодежью, создавая почву для ее роста, пропагандируя ценности большой страны России и края, где на протяжении веков сформировалась особая каста дагестанцев, для которых понятие Родины с молоком матери воспитывалось в каждом новом поколении на исторических событиях, традициях и обычаях предков, а не на ближневосточных миссиях, пытающихся навязать то, что нам чуждо, несовместимо с представлениями о ментальности, образе жизни, психологии россиянина, дагестанца.

Патриотизм – любовь к своей малой и большой Родине – должен стать национальной идеей дагестанцев. Это так же просто, как дышать, созерцая с любовью окружающий мир. Для этого необходимо помнить, что, сохраняя преемственность, мы должны выстоять, не утратить идентичность, культурный геном своей страны, своего народа.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Власть и общество»