Сетевое издание «Дагестанская правда»

16:00 | 23 октября, Сб

Махачкала

Weather Icon

Классики и ремесленники

Власть и общество
A- A+

Иные молодые люди, когда видят на мне расклешённые джинсы, принимают меня за пришельца. А ведь тогда, в 60-х прошлого века, расклешённые штаны были так модны, что без них выйти на улицу считалось неприличным.

Но прошла та мода! Как и все остальные. А классический костюм со стрелками на брюках стойко держится в нашем гардеробе – он надолго там прописался…

Но сейчас речь не о штанах, штаны просто иллюстрация к теме. Речь о писателях-классиках, нестареющих представителях рода человеческого, отмеченных печатью таланта, не побоимся и другого слова – гениальности.

Они никогда не стареют, потому и классики.

Знаю, что Фёдор Достоевский наиболее читаемый за рубежом русский писатель. И заслуженно! Но мне сегодня хочется замолвить слово за Льва Николаевича. Сейчас вы поймёте – почему.

Кто читал повесть Толстого «Холстомер»? Ну да, конечно, интернет и смартфон не позволяют, хотя это произведение великого писателя можно найти и там. «Холстомер» – рассказ старой и больной лошади. Не спорю, лошади не разговаривают. Но Лев-то наш Николаевич влез в старую и облезлую шкуру мерина и оттуда передал нам мысли и переживания этого благородного животного. И как передал!

Это каким же талантом и воображением должен обладать человек, чтобы по-человечески рассказать о судьбе нечеловеческого существа вплоть до его последнего часа, когда мерина неблагодарные люди попросту зарезали.

«…Мерин потянулся к поводу, хотел от скуки пожевать его, но далеко было, он вздохнул и закрыл глаза… Он стал задрёмывать под звуки точения ножа. Вдруг он почувствовал, что его взяли под салазки и поднимают кверху голову. «Лечить, верно, хотят, – подумал он. – Пускай!». И точно, он почувствовал, что что-то сделали с его горлом. Ему стало больно, он вздрогнул, ботнул ногой, но удержался и стал ждать, что будет дальше. Он вздохнул во все бока. И ему стало легче гораздо. Облегчилась вся тяжесть его жизни…».

У нас уже нет никакого права повторять чудовищные ошибки тех лет, которые чуть не уничтожили нашу государственность. Гражданин России – не мерин Холстомер, которого можно заездить социально и политически, а затем сдать в утиль

Перевоплощаться умели все писатели. Но Лев Николаевич!.. Та же Анна Каренина. Женщина ведь – особая категория, и она всегда загадка. Но как писатель рассказывает о мыслях и переживаниях неверной жены. Талант-с!

Талантливые писатели, конечно, и теперь не перевелись, но они – в тени. Кто читал рассказы Дмитрия Горчева? Почти уверен, что никто из держащих эту газету в руках. Рекомендую Горчева – не пожалеете!

Так вот, божья искра в тени от бесталанных, но раскрученных кем-то и для чего-то бумагомарателей, пишущих на потребу безвкусных потребителей, а то и по заказу тех, кому наступившая после большой смуты стабильность в России не по нутру. Этих ремесленников тиражируют, рекламируют, оплачивают, но классиками они никогда не станут. По одной-единственной причине – таланта не имут. Точно так же, как не имут любви и уважения к своей Родине, её народу, её истории и языку. Бабочки-однодневки.

А теперь цитата из другого произведения и другого автора:

«Единственный в моей жизни сексуальный шок я пережил на овощном комбинате имени Тельмана. Я был тогда студентом первого курса ЛГУ… День был облачный и влажный… На траве около пожарного стенда лежали, как ветошь, четыре беспризорные собаки.

Вдруг я услышал женский голос:

– Эй, раздолбай с Покровки! Помоги-ка!

Увидел приоткрытую дверь сарая. Оттуда выглядывала накрашенная девица.

– Помоги достать ящики с верхнего ряда.

Я зашёл в сарай. Там было душно и полутемно. В тёмном проходе между нагромождениями ящиков с капустой работали женщины. И все они были голые. Вернее, полуголые, что ещё страшнее. Их голубые вигоневые штаны были наполнены огромными подвижными ягодицами. Розовые лифчики с чёткими швами являли напоказ овощное великолепие форм. Тем более что некоторые из женщин предпочли обвязать лифчиками свои шальные головы. Так что их плодово-ягодные украшения сверкали в душном мраке, как ночные звёзды… Я громко спросил: «В чём дело, товарищи?» И после этого лишился чувств».

Это из рассказа «Виноград» писателя-диссидента С.Довлатова, одного из самых востребованных либеральной публикой России авторов. В рассказе описывается советская овощная база, где, разумеется, всё плохо. Там растаскивают налево и направо овощи и ягоды. То есть воруют. Плохо, конечно. Но хотел бы я знать, что бы он написал о постсоветской «прихватизации» в масштабе страны, а не овощной базы?!

Ну да ладно, тема эта не литературная, а криминальная. Чем же мы, читатели, должны восхититься в приведённой выше цитате? Ведь вот такая литература расхваливается на все лады! «Лежали, как ветошь, четыре беспризорные собаки»… М-да, потрясающее, конечно, сравнение.

На изыски либералов можно было бы просто махнуть рукой, если бы в нашем сегодняшнем интеллектуальном багаже находилось всё лучшее, что было создано до нас. Ведь литература – это не просто чтение. Это в первую очередь формирование гражданина великой страны. А что предлагают нашим школьникам либеральствующие книгоиздатели? «Архипелаг
ГУЛАГ» Солженицына, утверждающего, что чуть ли не вся советская страна была тюрьмой, а Победа наша добыта чудовищными жертвами. Якобы в СССР в 1957–1959 годах погибли… 110 млн человек! Это тот самый Солженицын, который активно уговаривал Ельцина отдать японцам Курилы, сделал всё от него зависящее, чтобы разрушить СССР, затем вернулся из США в Россию и стал учить, «как обустроить Россию». Спасибо, «обустроил»…

Тема классиков и ремесленников сегодня становится весьма и весьма актуальной, когда Президент РФ Владимир Путин настойчиво напоминает всем – от премьера до рядового чиновника, что страна должна сделать рывок вперёд во имя благополучия граждан России. Не может держава двигаться вперёд с ложными ориентирами, насаждаемыми нам генералами гибридной войны, лукавыми препараторами из
массмедиа, переписчиками истории, которые хотят управлять будущим страны из подправленного под себя прошлого.

Проходили мы всё это в смутных 90-х прошлого века! У нас уже нет никакого права повторять чудовищные ошибки тех лет, которые чуть не уничтожили нашу государственность. Гражданин России – не мерин Холстомер, которого можно заездить социально и политически, а затем сдать в утиль. Перечитайте заново стихотворение Владимира Маяковского «Стихи о советском паспорте» и вместо слов «Я гражданин Советского Союза» поставьте другие: «Я гражданин Российской Федерации», и всё станет на свои места.

У власти и общества, помимо прочего, должна быть приоритетная задача – поколение, которое сменит нас, необходимо воспитывать на лучших образцах отечественной литературы. Классики и ремесленники несовместимы в интеллектуальной сфере.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Власть и общество»