Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:00 | 25 февраля, Чт

Махачкала

Weather Icon

Когда просрочена власть

A- A+

Бен Али правил Тунисом 24 года. Его свергли. Хосни Мубарак правил Египтом 30 лет. Его тоже свергли. Муамар Каддафи правит Ливией более 40 лет. Его режим висит на волоске и держится исключительно на штыках личной гвардии. Как уверяют знатоки восточной ментальности, если Каддафи попадётся к ним в руки, люди его растерзают на части.

«Как любой просроченный товар, просроченная власть опасна для употребления. Она неизбежно становится несвежей, некачественной, «ядовитой», — написал в своем блоге Семен Новопрудский. И мы на примере происходящих на Ближнем Востоке процессов видим, что это действительно так. Смертельная усталость от одних и тех же физиономий, от одних и тех же заклинаний, вранья, воровства, несправедливости, унижения – вот истинная причина народных восстаний.

Трон ни в одной стране мира добровольно не отдают. Зато в демократических государствах есть шанс не только спокойно уйти из власти, но и легально вернуться в нее. И в этих странах установлены жесткие правила: любой политик не может быть во власти более двух сроков. Ведь управление государством — это работа, и еще какая ответственная, и человек не может не устать от  одной и той же работы на одном и том же месте. Потому-то демократия лучше тирании или авторитаризма тем, что позволяет главе государства разделить ответственность за принятие решений с другими людьми. А простым людям она дает возможность высказать свое отношение к поведению власти вплоть до ее замены.

Исторический опыт показывает, что несменяемость власти всегда заканчивается плохо. Если такое правление не завершается революцией, то уж приводит страну в упадок точно. Мы еще не успели позабыть 18 лет правления Леонида Брежнева, когда страна постепенно впадала в маразм. 
Эксперты утверждают: из-за отсутствия сменяемости во многих странах действующие режимы вынуждены усилить роль силовых структур для того, чтобы удержать власть в своих руках. Предоставление на законодательном уровне широких полномочий силовым ведомствам и спецслужбам – первый шаг в этом направлении.  Они, эксперты, при этом утверждении ссылаются и на достаточно серьезные экономические исследования, из которых следует, что страны с более частой сменой власти развиваются намного быстрее, чем страны, где власть менялась редко. Мир прогрессирует благодаря противоречию интересов: власть желает подольше оставаться «у руля», а общество — чаще менять власть.

Говоря о происходящих в мире в последнее время событиях, многие эксперты отмечают, что авторитарные режимы складываются не сразу. Их становление изучено и описано, в частности, в работе Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма», изданной еще в 1951 году (русский перевод появился в 1996 году). Но, как видим из названия, труд этот не утратил своей актуальности и поныне. Природа тоталитаризма определена в высказывании Арендт о том, что этот строй не стремится к подчинению и порабощению человека. Его цель — создание такой системы, в которой человек превращается в ничто. И человеческая личность, и человеческие общности. И партии, и классы, и государство. Общество атомизируется и превращается в бесформенную массу. Что же остается? Остается вождь с безграничной непогрешимостью: он не может совершить ошибку. Никогда.
Если раньше династии правили столетиями, то в последнее время обращает на себя внимание тот факт, что произошло сжатие этих сроков и ускорение исторических процессов. Диктатуры живут все меньше и меньше. И в этом основная заслуга интернет-революций. И в случае с арабскими странами интернет сыграл решающую роль.

При всей неадекватности некоторых высказываний Владимира Жириновского иногда он озвучивает и очень дельные мысли. Совсем недавно в телеинтервью он предложил установить международный стандарт: никто не может править страной более двух сроков. Не соблюдает страна этот стандарт – обложить её международными санкциями. То есть своего рода принуждение к демократии. Если бы существовал такой стандарт – не могли бы произойти нынешние драматические события на Ближнем Востоке. Это вообще ликвидировало бы необходимость в революциях.

Но применительно к нашей стране есть одно «но». Усилиями многих примазавшихся к власти людей у нас слово «демократия» практически стало ругательным. Но если мы спросим любого человека на улице, хочет ли он через каждые пять лет избирать нового президента, то получим ответ: «да». Если спросим, хочет ли он, чтобы всё, что нажито честным путем, было сохранено, то получим такой же ответ. Если спросим, хочет ли человек иметь возможность говорить всё, что он думает о власти, но при этом его не сажали в тюрьму, то снова получим положительный ответ. А иметь возможность отстоять в независимом и справедливом суде свои права – и подавно хочет каждый. Если человек хочет всего этого, то он и есть демократ. А не те люди, которые мешают этому.

Люди устроены так, что быстро забывают именно хорошее. В советские времена все, что было связано с подбором руководящих кадров не по деловым качествам, а по «блату», официально на всех уровнях власти осуждалось. Ни начальник милиции, ни прокурор района больше пяти лет не мог работать на одном месте. Да и среди партийных работников процесс ротации применялся часто. Это для того, чтобы они не обрастали коррупционными связями.

Политологи утверждают: без сменяемости власти невозможно реализовать принцип разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. Без сменяемости власти и всеобщих выборов невозможно реализовать принцип «сдержек и противовесов». Ведь выборы – это прежде всего механизм публичной конкуренции. И как действует политическая конкуренция, наши граждане смогут в очередной раз убедиться на ближайших выборах 13 марта.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Политика»