19:55 | 18 апреля, Чт

Махачкала

Когда свой становится чужим

A- A+

Кутерьма в мировом сообществе – скорее привычное состояние, обыденность, с которой приходится считаться как странам-партнерам, так и военным союзникам, четко подразделяющим мир на своих и чужих. Разделительные линии, отнюдь не радужные, делят землю не по полюсам, а по центрам силы, откуда исходит явная или скрытая угроза. И каждая из сторон спешит продемонстрировать агрессию иной раз так, на всякий случай, чтобы неповадно было политическим недругам.

Подобный расклад, похоже, никого не настораживает, он прижился так основательно, что, кажется, в порядке вещей, когда между собой грызутся даже преданные партнеры. В самом деле, в политике нет друзей, но есть компаньоны, которым, впрочем, иной раз достается почти как политическим конкурентам. И если проводить параллели, то практически не осталось тем для обсуждения, где Россия и США проявили бы единство позиций. Зато противоречий более чем достаточно. Пройдясь тяжелым катком по самому ценному — идентичности российского народа, США враз уничтожили то, что лежало в основе великого государства. Но отнюдь не до конца, они так и не сумели справиться с удивительной советской сущностью, оказавшейся живучей.

С тех пор много воды утекло. И переживаемые нашей страной испытания можно назвать переломными, требующими от каждого гражданской позиции, убежденности в том, что и от него лично зависит, какой быть нашей стране не в отдаленной перспективе, а сейчас, в этот час, в этот миг.

Стараясь усидеть на двух стульях, двуликие янусы маневрируют в безбрежном политическом океане, пытаясь удержаться на плаву любыми способами. Попробуй распознай истинных друзей, когда, подвергаясь давлению США, руководствующихся циничным политическим прагматизмом, традиционные союзники начинают продавливать прежние соглашения. Современная дипломатическая школа требует порой настоящего мужества в отстаивании позиций своей страны, выдержки, да такой, что иногда не выдерживает сердце, как у Постпреда России при ООН Виталия Чуркина или российского дипломата в Турции Андрея Карлова, ценой своей жизни сохранившего дружеские отношения между двумя странами. В общем, на войне как на войне.

У обывателя иной раз создается ощущение абсолютной неразберихи в самом политическом истеблишменте, теневых лобби, отстаивающих интересы США, ближневосточных идеологов, вкладывающих многомиллиардные суммы в подкуп российских чиновников, создающих хаос в российской экономике. И несмотря на то, что Путин призывает свою команду работать в полную силу, россияне ощущают не только тяжесть санкционнных, инфляционных скачков, но и равнодушие, циничность, безразличие региональных чиновников на местах, где власть ворует, живет отдельной, комфортной жизнью, умудряясь упрекать в собственной бездеятельности народ, приговаривая, что, мол, чем болтать, лучше работать до седьмого пота.

Так как же преодолеть те внутренние противоречия, что рождают недовольство россиян, как восстановить доверие людей, поверивших, что государство не даст в обиду рядовых граждан, подставит плечо в трудную минуту? Путин обещает стабильный социальный пакет и предупреждает свою команду, что не даст ей послаблений. Но президенту, несмотря на его фантастическую работоспособность, необходимы инициативные, энергичные, здравые силы, которые на самом деле смогут реализовать нацпроекты, поднять прогибающуюся под санкциями экономику, восстановить доверие народа к власти. На это должны быть направлены усилия как региональной, так и местной власти, откуда, собственно, и берутся лидеры-самородки, которым по силам создание среднего класса, основы экономики любого самодостаточного государства. И это первейшая задача федерального правительства.

Ведь можем же мы создавать гиперзвук, которому нет аналогов. Так почему же остаемся мировым сырьевым придатком? Этими вопросами задаются россияне, вполне резонно требуя от власти создания условий для того, чтобы достойно жить в стране, где интересы простого человека — первостепенны. Да, мы по-прежнему остаемся великой империей. И США, рассуждая о негативных процессах, происходящих в России, тем не менее не могут не признать, что Россия — крупнейший мировой игрок, завязанный на поддержке мощных союзников — Китая, Турции, Израиля, Саудовской Аравии, Ирана, других стран. Да и европейские лидеры внимательно прислушиваются к импульсам, идущим из нашей страны. Поставки газа в Европу только растут, и она, Европа, крайне неохотно покупает пенсильванский сланцевый газ. Так, ничего не вышло у американцев и с консервацией «Северного потока-два», строительство его практически завершено. И они готовы рвать на себе волосы, что вышло вопреки их далеко идущим планам. Крупнейшим инвестором «Роснефти» остается и Великобритания, несмотря на раздутую фальшивку со Скрипалями, создавшую прецедент для еще более жестких антироссийских санкций. Вот и немецкий автогигант «Даймлер» строит под Москвой автозавод.

Что еще удивительнее, санкции против Москвы в какой-то степени укрепили российскую экономику, способствовали снижению внешнего долга России, а рост ВВП составил 2,3 процента. Более того, Банк России резко снизил свои вложения в американские гособлигации, благодаря которым, как утверждают независимые эксперты, выживают США. И Россия, несмотря на неимоверное внешнее давление, все же уходит от долларовой зависимости при международных расчетах. США играют с огнем, точно зная, что с ядерной державой лучше не шутить и уж тем более не держать её на сухом пайке — слишком непредсказуемы последствия.

Если провести аналогии, то выяснится, что и внутри США немало внутриполитических разногласий, а между республиканцами и демократами так и вовсе ведутся нескончаемые оппозиционные войны. Минорная нота преобладает и в финансовых верхах, определяющих политику Штатов. Нервничает американский истеблишмент, продолжая обсуждать, захочет ли Трамп идти на второй президентский срок. За океаном по-прежнему уверены, что он связан с Путиным и продолжает оставаться его агентом.

Что ж, критикуя Россию, Америка и сама переживает противоречивые тенденции, формирующие внешнюю и внутреннюю политику. Но, вне всяких сомнений, переговорная риторика только тогда обретает истинную силу, когда обе стороны готовы понять друг друга, когда не политики, а простые люди могут и должны находить те главные для диалога слова, важнее которых быть ничего не может.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Власть и общество»