Сетевое издание «Дагестанская правда»

09:00 | 25 сентября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Мы должны быть союзниками, потому что у нас одни цели Президент встретился с журналистами республики

A- A+

В четверг, 2 декабря, Президент РД Магомедсалам Магомедов встретился с представителями официальных и независимых республиканских средств массовой информации и ряда центральных СМИ.

Во встрече приняли участие заместитель Руководителя Администрации Президента и Правительства РД Мусалан Тахманов, пресс-секретарь Президента РД Расул Хайбуллаев.

В ходе непринужденной, доверительной беседы за чашкой чая глава Дагестана ответил на интересовавшие журналистов вопросы, которые касались социально-экономической и общественно-политической ситуации в республике, а также предстоящего Съезда народов Дагестана.

Предваряя пресс-конференцию, Магомедсалам Магомедов поприветствовал представителей масс-медиа и проинформировал их о состоявшейся 30 ноября 2010 года встрече с Президентом России Дмитрием Медведевым:

«Я рад вас видеть. В таком составе мы встречаемся в первый раз. Для меня это общение очень важно, так как я считаю СМИ значимым инструментом в нашей государственной, общественной жизни. Безусловно, одна из функций СМИ – доводить до руководителей, до Президента общественное мнение. Считаю также необходимым в деятельности СМИ не только доводить и информировать, но и формировать это общественное мнение. Конечно, в связи с этим ответственность, гражданская позиция, редакционная политика печатных и электронных СМИ имеет огромное значение. Наше общение должно стать регулярным. Я – сторонник именно такого доверительного, уважительного стиля построения отношений со СМИ. Может быть, когда я смотрю или читаю СМИ, я бываю не всегда и не со всем согласен, но это не означает, что это делается плохо или необъективно. Мы должны быть союзниками, потому что у нас одни цели: мы беспокоимся о том, чтобы наше общество развивалось правильным путем. Как сказал Президент РФ Д.А. Медведев в своем Послании, которое прозвучало на днях, наша функция – всех государственных органов, служащих – выполнять свои обязанности так, чтобы сделать жизнь наших граждан лучше, качественнее. Сегодня цель моей встречи – проинформировать вас, уважаемые друзья, о состоявшейся встрече с Президентом РФ Д. А. Медведевым, ну и немного хотелось бы поговорить о предстоящем Съезде народов Дагестана».

М.Магомедов отметил, что встреча с Президентом России Д.А. Медведевым была очень продуктивной и конструктивной: «Нам удалось решить много вопросов, которые, безусловно, имеют очень большое значение для нашей республики.

Мы обсудили и общественно-политическую ситуацию и социально-экономические преобразования. В целом хочу сказать, что атмосфера встречи и круг вопросов, которые там обсуждались, еще раз подтверждают неизменно уважительное отношение руководства России, Президента РФ к нашей республике, полную поддержку действий руководства Дагестана по нормализации ситуации в республике, по экономическим преобразованиям. Конечно, я был под впечатлением от прозвучавшего несколькими часами ранее Послания Президента России Федеральному Собранию РФ. Я считаю, его устремленным в будущее. Послание было посвящено детям, молодежи, новому поколению россиян. Это самая благородная функция государства – беспокоиться о будущем поколении, и Президент сказал об этом. Самое умное, выгодное и благородное вложение инвестиций – это инвестиции в молодое поколение, я бы сказал, инвестиции в человеческий капитал. Дагестан, наверное, один из тех регионов, где проблемы, которые озвучил Президент РФ в своем Послании, выражены наиболее ярко и имеют, безусловно, высочайшую актуальность. Я даже обратил внимание Дмитрия Анатольевича на то, что для решения демографических проблем в стране необходимо перейти на модель демографического поведения, которая существует в нашей республике. У нас третий, четвертый и пятый ребенок в семье – это не редкость, это нормальное явление. У нас есть устойчивый рост населения, рождаемость значительно превышает смертность, средняя продолжительность жизни дагестанца – почти 75 лет, что на 7-8 лет больше, чем в среднем по стране. Да и средний возраст дагестанца –27-28 лет. Это также говорит о том, что у нас молодежная республика. Для того чтобы Россия преодолела демографическую угрозу, безусловно, нужны радикальные меры, об этом сказал и Президент в своем Послании. Надо беспокоиться о здравоохранении, строить больницы, максимально заботиться о детях. Но для того, чтобы обеспечить количественный, революционный рост населения, обязательно нужно, чтобы все россияне имели такие же многодетные семьи, как в Дагестане. Я думаю, учиться к нам не приедут, но опыт наш перенять могут.

В целом Послание имеет социальную нагрузку. Хорошо, когда растет население, но это вызывает и огромное количество задач, которые надо решать властям. И на встрече я об этом сказал. Мы сталкиваемся с тем, что у нас каждый год прибавляется 35-50 тысяч жителей трудоспособного возраста. Это, естественно, приводит к необходимости создания новых рабочих мест, а растущая численность детей – к необходимости строительства дошкольных учреждений: детских садов, школ, больниц. Это огромная социальная нагрузка на бюджет. Республике при невысоких собственных доходах и существующей дотационности трудно решать эти задачи. В этой связи мы еще раз обговорили необходимость создания специальной федеральной целевой программы по социально-экономическому развитию Дагестана на 2012-2017 годы. Я понимаю, что задача роста инвестиций, создания благоприятных условий для привлечения инвестиций – это задача, которую мы можем решить. Я показал Дмитрию Анатольевичу наш реестр инвестиционных проектов, их уже 39. Это те, которые находятся в высокой степени готовности или реализации. Они позволят нам создать рабочие места, увеличить налоговый потенциал республики, решать социальные задачи. Всего в республике более 280-ти проектов.

Чтобы дагестанцы могли получить соответствующий уровень обеспеченности социальными услугами в области здравоохранения, медицины, чтобы у нас были объекты культуры, спорта, хотя бы в таком количестве, как в целом по стране, обязательно нужна специальная программа. Федеральная целевая программа главным образом должна быть направлена на то, чтобы эту социальную сферу увеличить, и поэтому Президент РФ наше предложение поддержал, оно практически находится на стадии реализации. Сейчас вопрос за несколькими ведомствами. Я думаю, что согласование будет завершено в этом году, а со следующего года мы уже приступим к разработке программы. Это весомый результат прошедшей встречи.

Следующий блок проблем касался очень актуальной темы – жилищно-коммунального комплекса. Естественно, и в нашей республике эти проблемы существуют, они даже острее, чем в целом по стране. Большой износ основных фондов ЖКХ – почти 77 процентов, а в этой связи и большие потери тепла и энергии, и, как следствие, проблема с неплатежами. Ну и, конечно, актуальная для всей страны проблема – наличие большого фонда ветхого и аварийного жилья. Я рассказал Президенту РФ о той программе, которую мы уже реализовали вместе с Госкорпорацией «Фонд содействия реформированию ЖКХ». Мы смогли капитально отремонтировать 2,2 млн. кв.м многоквартирных домов, 670 дагестанских семей получили новое жилье по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Это хорошие результаты, считаю, что эту программу обязательно надо продолжать. И как минимум в ближайшие два года она будет продолжена.

Особенно Дмитрия Анатольевича заинтересовал наш пилотный проект в г. Каспийске, где мы закладываем так называемый «Энергоэффективный умный дом». Мало просто вводить новое жилье или капитально его ремонтировать. Сейчас строительство нужно сопровождать мероприятиями, связанными с энергосбережением, нужно обязательно устанавливать приборы учета. У нас такая интересная идея: мы хотим в Каспийске построить дом, который будет полностью обеспечиваться теплом и горячей водой за счет геотермальных источников, а освещением – за счет солнечной энергии. При этом солнечные батареи будут изготавливаться на нашем дагестанском предприятии «Дагкремний» в Дербенте. Такого рода инновационные решения, которые идут в русле политики Президента России по модернизации страны, конечно, находят большую поддержку.

Несколько слов в целом об экономической ситуации. Мы смогли переломить негативные тенденции, которые отмечались в середине года. Это, конечно, последствия кризиса, из которого мы выходим. Сейчас у нас устойчивый рост. В этом году создано 21 тыс. новых рабочих мест, 12 тыс. из них – постоянных. В целом почти 7% составляет рост товаров и услуг базовых отраслей экономики, реальные доходы населения выросли на 12, 3%, выросла номинальная начисленная заработная плата. Эти показатели дают нам возможность с оптимизмом смотреть в будущее: наша экономика выходит из кризиса, и мы уверены, что эта тенденция продолжится. По результатам текущего года мы впервые за весь постсоветский период выйдем на уровень дотационности менее 70 процентов. Это как минимум на 10 с лишним процентов меньше, чем в прошлом году. Эти действия тоже нашли поддержку у Президента РФ.

Дагестанцы еще не ощущают в полной мере улучшение экономической и социальной ситуации, но, я думаю, что первые шаги в этом направлении уже есть. Если мы сможем сделать так, чтобы активно пошло инвестиционное развитие в республике, то, думаю, многие дагестанцы скоро почувствуют рост уровня жизни и будут иметь возможность получать достойную работу с хорошим заработком. К сожалению, зарплата в нашей республике сегодня гораздо ниже, чем в среднем по стране. Мы обязательно должны подтянуть этот показатель хотя бы до среднероссийского уровня.

Несколько слов об общественно-политической ситуации. Мы с вами наблюдаем, и я сказал об этом Президенту РФ, что решения, принятые в августе об укреплении правоохранительной системы республики и в кадровом, и в организационно-штатном плане, и в плане привлечения дополнительных сил, ресурсов – всё это дает результат. Мы уже имеем положительную тенденцию в борьбе с терроризмом и экстремизмом. Я сейчас не буду опять называть цифры, сколько проведено операций, сколько уничтожено бандитов. Мне просто не хочется этого делать, потому что в любом случае гибнут люди, молодые дагестанцы. Гибнут и мирные граждане. Конечно, это не предмет для какой-то статистики. Тем не менее с террористами и экстремистами придется вести работу в силовом направлении до тех пор, пока это зло не будет побеждено. Я обратил внимание, что мы делаем упор не только на силовую составляющую. Для нормализации общественно-политической ситуации в республике мы хотим вести больше идеологическую работу, призываем к диалогу. Президент РФ поддержал наши шаги по созданию Комиссии по адаптации к мирной жизни лиц, решивших прекратить террористическую деятельность. Большую поддержку Дмитрий Анатольевич высказал идее проведения Съезда народов Дагестана. Глава государства считает её своевременной и правильной и планирует сделать специальное обращение к дагестанцам к этому Съезду. Если все получится, как мы с вами задумали, то этот форум должен послужить консолидации дагестанского общества, укреплению единства, дружбы дагестанских народов, должен определить позицию дагестанцев. Я уверен, что будет осуждено всякое проявление насилия, терактов, экстремистских действий как способов решения тех или иных задач. Дагестанцы никогда не поддержат экстремизм и терроризм, как и последователей тех радикальных идей, которые сталкивают наши народы и хотят решить проблемы насильственным путем. Я думаю, что дагестанцы еще раз подтвердят приверженность общечеловеческим, общедагестанским демократическим ценностям. Такие позиции должны быть на этом Съезде отражены. Безусловно, он будет мероприятием, который даст оценку ситуации в республике. Я надеюсь, что мы выработаем общедагестанскую позицию, по какому пути нам дальше развиваться.

В целом, уважаемые друзья, возвращаясь к экономическим проблемам, мы поговорили о наших конкретных проектах и приоритетных отраслях, вы их хорошо знаете, мы о них много говорим. Вся разница в том, что сейчас мы уже не просто говорим, а уже начинаем задействовать инструменты поддержки, о которых заявило государство в виде государственных гарантий, инвестиционного фонда. Все это в полной мере реализуется в Дагестане. И, действительно, большую помощь нам в этом оказывает Северо-Кавказский федеральный округ, Полномочный представитель Президента РФ в СКФО А.Г. Хлопонин. Как вы знаете, в республике совсем недавно побывала делегация Минрегионразвития и СКФО. Мы очень плодотворно поработали, и теперь все наши дагестанские позиции в Стратегии развития СКФО отражены в полной мере. Реализация этого проекта даст нам очень большие возможности и позволит решить много серьезных задач. Мы обсудили несколько проектов в туристической сфере. В сфере АПК есть очень серьезный проект по созданию крупного логистического центра: больше 11 млрд. рублей инвестиций, и наш партнер – это известная структура «АГРИКО», которая реализовала подобные проекты уже в нескольких субъектах. Я думаю, что для нашей республики с её аграрной специализацией – а мы являемся лидерами в стране по производству продукции овцеводства, винограда, овощей – это очень важно. Эти крупные комплексы будут направлены на то, чтобы принимать, перерабатывать, доводить сельскохозяйственную продукцию до конечного потребителя. Это, конечно, даст нашему производителю гораздо больше преимуществ: он будет иметь больше заработка и, самое главное, уверенный рынок сбыта. Реализация такого рода проектов, их будет несколько, я думаю, даст хороший толчок для развития нашего АПК.

Безусловно, большую поддержку находят все проекты, связанные со строительным комплексом, с развитием стекольных предприятий. Вы знаете, что мы приступили к строительству завода по производству листового стекла флоат-методом. Внешэкономбанк открыл кредитную линию. Мы подготовили инвестиционную площадку, придали проекту статус приоритетного. Нормативный срок строительства составляет 2 года. Думаю, что в эти сроки уложимся, и у нас будет одно из самых крупных стекольных предприятий в стране.

У нас еще есть много таких интересных проектов, о которых я проинформировал Президента России, и он, действительно, отметил, что за последнее время в республике делается много и по налаживанию общественно-политической ситуации, и в плане реализации инвестиционных проектов. Могу сказать, что Президент России наши действия в этом направлении поддерживает. Глава государства выразил еще раз готовность помогать республике, поскольку Дагестан – это важнейший субъект не только СКФО, но и всей страны. Соответствующее отношение к нашей республике было продемонстрировано на этой встрече и будет в дальнейшем также отражено в конкретных решениях.

Вот о чем я хотел вас проинформировать. Хочу, чтобы вы это довели до наших читателей, зрителей, а теперь я готов, уважаемые друзья, ответить на все ваши вопросы».

Далее Президент РД ответил на вопросы представителей средств массовой информации.

Тимур Алиев, «Российская газета»: Магомедсалам Магомедалиевич, Программа развития — это хорошо. Но в первую очередь надо опираться на собственные силы. При первом рассмотрении бюджета было видно, что количество собираемых налогов еще не такое, какое хотелось бы. Мы не один год говорим о проблемах с акцизами, теневой зарплатой. Удастся ли кардинально решить эти проблемы?

Магомедсалам Магомедов: Вопрос правильный. Прежде всего проинформирую, что в республике наблюдается рост налоговых поступлений. В целом более чем на 3 млрд. рублей больше налогов, чем в прошлом. Это хороший прирост. До сих пор был заявлен 1 млрд. рублей. Но сейчас произойдет некоторое перераспределение акцизов по всей стране, с учетом которого выходит около 3 млрд. рублей. Но и этого недостаточно. Даже на выполнение элементарных социальных обязательств, которые у нас есть перед льготными категориями граждан, нужно 6 млрд. рублей. То есть весь наш налоговый прирост уходит на выполнение соцобязательств по категориям: льготники, многодетные семьи, сельские жители, молодые специалисты. Для инвестиционного развития у нас не остается денег. Бюджет практически полностью имеет социальную направленность. Но нам же нужно иметь деньги, которые позволят развиваться и развивать инвестиционную часть бюджета. Этого, к сожалению, нет. Что нужно сделать? Конечно, можно бесконечно выжимать из существующих возможностей налоги. Но все имеет свой предел. Надо увеличивать налогооблагаемую базу, сделать так, чтобы у нас появилось больше налогоплательщиков. Не физические лица, а именно юридические – предприятия. Прежде всего надо создать условия для развития новых производств, которые будут давать налоги, и поддерживать в первую очередь мы собираемся те проекты, которые будут иметь высокую налоговую емкость для нашей республики.

Почему предпринимается много усилий для развития виноградарства и перерабатывающих отраслей? Потому что это высокодоходные отрасли. Мы решаем две задачи: во-первых, по причине большой необходимости в трудозатратах мы создаем много рабочих мест; во-вторых, переработка винограда дает большие налоги и доходы в республиканский бюджет. Вот такие проекты нам нужны. Когда их будет достаточно много, у нас произойдет качественный рост налогооблагаемой базы, и уже с неё можно собирать гораздо больше налогов. А все время пытаться выкачивать деньги из действующих предприятий – это только давление на бизнес и «закручивание гаек». Я не сторонник такого пути.

Наталья Закрияева, РГВК «Дагестан»: В продолжение бюджетной темы. Когда рассматривали в первом чтении законопроект о бюджете, мы, журналисты, увидели, что пока в нем не заложено увеличение заработной платы на ближайшие несколько лет. Планируется ли увеличить заработную плату?

Магомедсалам Магомедов: Конечно, это наша обязанность. С 1 января 2011 года на 6% будет увеличена заработная плата всем работникам бюджетной сферы, на что потребуется 2,1 млрд. рублей. Это большая нагрузка. Кроме того, нужно найти средства на то, чтобы увеличить на 8% отчисления во внебюджетные фонды. Это тоже очень серьезная цифра. Таких обязательств в целом у нас накопилось на 7,2 млрд. рублей. Поэтому мы обращаемся в Минфин РФ с тем, чтобы нам пересмотрели дотации для выравнивания бюджетной обеспеченности, так как чаще всего эта нагрузка ложится на наш бюджет. Поэтому мы вынуждены даже тот прирост, который у нас есть, направлять на решение социальных задач: увеличение зарплаты, отчислений во внебюджетные фонды и выполнение обязательств перед льготной категорией граждан. Вы правильно задаете вопрос, но для выполнения всего этого нужно много денег, мы пока, к сожалению, ими не располагаем.

Гази Гасайниев, газета «Дагестанская правда»: На заседании Президиума Правительства России было решено создать дополнительную комиссию по социально-экономическому развитию Северного Кавказа. Как Вы считаете, эту комиссию, которую лично возглавил премьер-министр, создали из-за того, что не решаются эти проблемы так, как нам хотелось бы?

Магомедсалам Магомедов: Это как раз еще одно свидетельство того, что вопросам развития СКФО Федеральным центром уделяется очень серьезное внимание. Эта комиссия, которая укрепляет созданный округ, будет главным образом контролировать реализацию Стратегии социально-экономического развития СКФО. И именно то, что Председатель Правительства РФ ее возглавил, позволит все решения реализовывать намного быстрее и эффективней. Статус комиссии повысился, и она прекрасно функционирует. Президент и Председатель Правительства страны понимают, что по Северному Кавказу необходимо принимать срочные и серьезные меры.

Асхад Магомедов, ГТРК «Дагестан»: Приблизительно в середине года после очередной встречи с руководством страны, на которой были поставлены большие задачи перед Дагестаном, Вы собрали весь кабинет министров и подвергли его жесткой критике. По крайней мере, выразили неудовлетворение работой Правительства РД. Сегодня Вы сказали, что динамика изменилась, и есть положительные тенденции. Вы удовлетворены работой всех блоков в Правительстве? Или будут перемены?

М.Магомедов: Я понимаю ваш вопрос. Я действительно не удовлетворен в полной мере работой Правительства республики. И никогда не буду удовлетворен, если не будут решены основные социально-экономические проблемы Дагестана. Как я и говорил, никогда нельзя быть довольным работой правоохранительных органов, пока нет полного соблюдения законов, порядка и безопасности на территории. Так и работа Правительства не может быть оценена удовлетворительно, если мы не решим основные задачи.

Тогда разговор шел конкретно об инвестиционной деятельности и о том, как Правительство работает для того, чтобы усилить это направление на территории республики.

С того времени мне самому пришлось большую работу провести, может быть, некоторую часть даже за Правительство. Мы составили жесткий сетевой график, в котором расписано практически по неделям, что должны делать члены Правительства РД. Мы определили ответственных за реализацию каждого пункта, закрепили за каждым инвестиционным проектом заместителя Председателя Правительства или министра. Все они несут персональную ответственность за курируемый проект, так как уже были случаи жалоб со стороны инвесторов по поводу существования препятствий при отводе земель или оформлении каких-либо документов. Сейчас конкретные люди отвечают за каждый инвестиционный проект, что дало результат. Раньше преподносился «липовый» пакет проектов, в котором, как оказалось на проверку, ничего, кроме идей и цифр, не было. Сегодня есть реальные проекты с разработанной проектно-сметной документацией, которую можно представить в финансовый институт, любой банк для получения кредита. Мы сформировали специальный залоговый фонд, вернее, он у нас был, но несущественный – всего 300 млн. рублей, что не давало возможности реализовывать серьезные проекты. Теперь мы довели залоговый фонд до 2,4 млрд. рублей.

Сформирован земельный фонд – 1800 га, более 48 участков, готовых для предоставления, без всяких препятствий и без обременения. Это очень важно. Плюс мы совершенствуем законодательство. Сегодня картина выглядит уже по-другому, но при этом контроль я не снимаю. Может быть, это происходит не публично, но регулярно, раз в месяц, по необходимости я выслушиваю и контролирую, как Правительство республики реализует эту программу. К сожалению, мне приходится это делать. Дела обстоят лучше, но не так, как хотелось бы. Будем ставить положительную оценку, когда увидим реальные результаты работы. Но пока этого делать еще рано. А вообще, надо спросить у инвесторов, изменилась ли ситуация, отношение к ним со стороны чиновников? Думаю, скоро они почувствуют другой инвестиционный климат.

Асхад Магомедов: Прежний руководитель республики Муху Гимбатович Алиев говорил, что готов дать личный номер телефона крупным инвесторам на случай, если у них возникнут какие-то проблемы.

М.Магомедов: Думаю, что мой номер телефона знают почти все инвесторы, я с ними регулярно встречаюсь. К каждому серьезному, крупному инвестору отношусь очень внимательно. Каждого из них надо окружить заботой, вниманием. Надо быть откровенным: особо выбирать не приходится, у нас нет очереди желающих вкладывать в республику. Мы не сортируем, кто нам подходит, кто не подходит, мы рады всем. Но надо сделать так, чтобы этот поток был больше. Я, конечно, не могу лично встречаться с небольшими, средними предпринимателями, просто физически не хватает на это времени. Но Правительство и муниципальные чиновники должны дойти до каждого.

Артур Мамаев, газета «Черновик»: На последней сессии Народного Собрания РД был принят закон о Конституционном собрании РД. Будет ли в этой связи изменено название должности высшего должностного лица и статус республики?

М.Магомедов: Принятие закона о Конституционном собрании не связано с изменением наименования должности руководителя республики. Закон о Конституционном собрании был принят потому, что у нас в Конституции есть статья о Конституционном собрании, а закона, который регламентировал бы его деятельность, не было. Я считаю, и многие сейчас высказывают такую идею, что можно и отойти от Конституционного собрания. Для того чтобы внести изменения в Конституцию и закрепить их, можно все полномочия передать Народному Собранию. Но мы приняли соответствующий закон, и если возникнет необходимость изменения Конституции, мы соберем Конституционное собрание. Что касается изменения наименования должности руководителя республики, для этого не требуется Конституционное собрание, это может сделать и Народное Собрание. На сегодняшний день мы поддержали инициативу, которую высказали некоторые субъекты РФ, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации. Речь идет об отказе в названии от слова президент. Но сначала, наверное, будут вноситься изменения в Федеральный закон, и потом мы уже внесем их в свою Конституцию.

Артур Мамаев: Идет унификация губернаторского корпуса — все будут главами, а не будет ли унификации субъектов?

М. Магомедов: Нет. Унификация, кстати говоря, не идет. Я действительно считаю, что в государстве должен быть один президент. Руководители регионов должны иметь другое название. Но, повторяю, дело ведь не в названии, а в полномочиях, которые есть у руководителя субъекта. Унификация была бы, если бы было одно название. Мы можем на эту тему подумать и предложить какое-то свое название. Шаблонов или рекомендаций нет, у нас есть право определиться, как назвать должность руководителя республики. Это абсолютно не имеет отношения к уравниванию или унификации статуса регионов: есть республики, есть области, края. Мы все субъекты РФ, но нам никто не рекомендует, тем более не принуждает к тому, чтобы мы поменяли статус республики.

Расул Хайбуллаев, пресс-секретарь Президента РД: 30 ноября, в Москве впервые в подобном формате состоялась Ваша встреча с дагестанцами, представляющими республику в Федеральном Собрании РФ. Чем была обусловлена эта встреча, и какие решения на ней были приняты?

М.Магомедов: На встрече были не только депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, но и наши известные земляки – дагестанцы, живущие в Москве. Многие из них являются членами Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда народов Дагестана – это Рамазан Абдулатипов, Абдусалам Гусейнов, Гадис Гаджиев, Рамазан Мамедов и другие.

Встреча в преддверии Съезда была продиктована желанием узнать мнение, выслушать рекомендации, предложения наших московских земляков, депутатов Госдумы, членов Совета Федерации. Считаю, что у нас достаточно мощная дагестанская диаспора в Москве, обладающая большим научным, политическим, общественным, финансовым потенциалом, который должен работать на республику. Я хочу такие встречи сделать регулярными. Может быть, в последующем мы встретимся, скажем, с бизнесменами, с представителями научной, творческой интеллигенции. Хочется, чтобы наши земляки свою связь с исторической родиной не только не теряли, но и она была бы действенной. Скажем, с Рамазаном Гаджимурадовичем Абдулатиповым мы договорились об открытии в республике филиала Московского государственного университета культуры и искусств, который он возглавляет. Я считаю, что депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации – люди, делегированные от нашей республики, принимают активное участие во всех вопросах, когда, скажем, идет формирование бюджетов в Государственной Думе, в Совете Федерации или когда надо отстаивать наши позиции в федеральных министерствах. От этого наша позиция становится более аргументированной, весомой. Однако хочется вовлечь их еще более активно в эту работу, которая принесет пользу Дагестану.

Р. Хайбулаев: Магомедсалам Магомедалиевич, Вы также говорили о том, что наши земляки выразили желание оказать помощь погорельцам в Цунтинском районе.

М.Магомедов: Да, вчера я побывал в Цунтинском районе, в селе Цибари. Увидел место трагедии: от пожара пострадало 85 домов, более 110 семей — это около 350-ти человек. Произошла большая беда, но это тот случай, когда прямую государственную поддержку оказать сложно, поскольку это не природная или техногенная авария. Причины пожара еще устанавливаются, об этом рано говорить. В данном случае нет федеральных и республиканских законов, которые позволили бы восстановить жильё или компенсировать имущественные потери, но, тем не менее, мы находим пути выхода. Председатель Правительства РФ В.В. Путин держит на контроле эту ситуацию. Он также пообещал оказать финансовую помощь. Обязательно будет поддержка и из республиканского бюджета: сделаны уже первоначальные выплаты. Отрадно, что подключились наши известные земляки. Со стороны нескольких бизнесменов были высказаны пожелания, а Сулейман Керимов конкретно озвучил цифру, что готов выделить 50 млн. рублей в помощь пострадавшим. Хочу выразить ему благодарность. Надеюсь, что этот пример подхватят и другие наши бизнесмены, предприниматели, финансово состоявшиеся земляки. Они высказывают такие пожелания, и я хочу сделать все для того, чтобы наши дагестанцы, которые своим трудом, талантом, возможностями, способностями состоялись, сделали хорошую бизнес-карьеру в стране, в других регионах, участвовали в экономическим и социальном возрождении республики.

Фатима Ашурбекова, ГТРК «Дагестан»: Магомедсалам Магомедалиевич, что конкретно Вы ждете от СМИ по освещению Съезда народов Дагестана? Может быть, нужно расставить какие-то акценты?

М.Магомедов: От СМИ, в первую очередь, я жду объективности. Мне хочется, чтобы в вашей позиции, действительно, присутствовала ответственность. Я не затеваю этот Съезд для того, чтобы получить какое-то там всеобщее одобрение деятельности. Мы собираем его, чтобы поговорить, обсудить наши проблемы, попытаться найти правильный путь их решения. У меня есть на этот счет свои идеи, взгляды, программа. Хорошо, если я найду их подтверждение со стороны народа, со стороны дагестанского общества. Именно этим надо озаботиться СМИ. Не искать в Съезде чьи-то личные выгоды, не относиться к этому скептически. Я просматривал газеты, и часто попадались такие высказывания: это очередная затея власти не понятно для чего. Так нельзя относиться. Любую хорошую идею можно таким образом дискредитировать в глазах общественности. Подумайте, ведь этот Съезд может иметь положительный результат. Я хотел бы, чтобы именно это вы доводили до читателей, зрителей. Конечно, я не хочу вмешиваться в вашу редакционную политику. Постарайтесь, если возможно, побольше давать содержательных публикаций, не таких – хорошо это или плохо, а по сути вопросов, которые там необходимо обсудить. О социально-экономической, общественно-политической ситуации, о том, что такое терроризм и экстремизм и почему мы должны его осудить. Обычно же преобладает мнение, что это кому-то выгодно, а кому-то невыгодно в политическом плане. Поверьте, не в этом суть Съезда. Никакой выгоды нет. Есть только необходимость еще раз сверить свои планы, мысли с тем, что думает дагестанское общество, джамаат. Это видно и из отбора делегатов: нет никакой установки, чтобы выбирать чиновников, глав. Напротив, надо выбирать представителей народа. Я хочу, чтобы Съезд отражал срез дагестанского общества, чтобы там были представлены все его слои и обязательно была молодежь. На 50% республика состоит из нее. На это я ориентирую тех, кто занимается выборами. Нам важно услышать голос молодежи, ее позицию. Обо всем этом надо говорить. Постарайтесь поддержать в своих материалах идею проведения Съезда, и еще, я буду вам очень благодарен, если вы предоставите мне или оргкомитету какие-то предложения, рекомендации: какие слова должны прозвучать там, о чем не стоит говорить, кого желательно выслушать на этом Съезде. Пожалуйста, я открыт для диалога.

Ахмеднаби Ахмеднабиев, газета «Новое дело»: Съезд пройдет в течение одного дня. На нем будет собрано три тысячи делегатов, и у каждого из них своя программа, каждый хочет вынести ее на обсуждение. Вы не боитесь, что одного дня не хватит, и Съезд превратится в очередное дежурное мероприятие?

М. Магомедов: Эта проблема существует. Есть предложение продолжить работу Съезда, возможно, в следующие дни провести ее уже в формате секций по конкретным вопросам. Скажем, кто-то мог бы по экономическим вопросам собраться, другие – по проблемам безопасности, общественно-политической ситуации. То есть продолжить работу на других площадках, а не на самом Съезде. Мы об этом думаем.

Это, конечно, большой форум. И даже чисто в организационном плане непростой. Многие делегаты приедут из горных районов. Технически вести два или три дня Съезд представляется очень сложным. Идеологически я тоже не считаю, что Съезд надо проводить бесконечно долго. Его градус, его тон должен быть максимально концентрирован. И здесь очень важно, кто будет выступать на этом Съезде. Я понимаю, что будет очень много желающих. Даже если мы будем работать неделю, все они – а это более трех тысяч человек – не получат возможности высказаться. Мы тщательно обдумываем это и будем решать, кто должен выступать, какие регионы, какие территории. Это все предмет серьезной работы оргкомитета. Но мы хотим все выступления обязательно опубликовать, даже тех, кто не сможет там получить слово. Мы издадим специальные материалы по результатам работы Съезда. Есть еще идея. Во время работы Съезда будут установлены специальные камеры в определенных местах, где желающие смогут произнести свою речь. Естественно, наиболее интересные, содержательные, знаковые выступления мы будем затем транслировать по ТВ. Вот таким образом мы хотим максимально широко довести мнение участников Съезда до дагестанской общественности.

Наталья Закрияева: Магомедсалам Магомедалиевич, не пугает ли Вас возможное разочарование граждан? Потому как большинство людей на Съезд возлагают большие надежды и воспринимают его иногда просто даже как решение частных, бытовых, социальных проблем. Какие инструменты Вы предусмотрели для того, чтобы избежать этого?

М. Магомедов: Люди, я думаю, все-таки понимают, что проблемы какого-то конкретного населенного пункта мы на этом Съезде не сможем обсудить. Да, людей волнуют свои трудности: где-то нет дороги, тепла, энергии. Но эти вопросы должны решаться в Правительстве, министерствах, ведомствах, в муниципальных структурах. Большая часть претензий людей, как правило, к полномочиям муниципалитетов. И абсолютное большинство поступающих на «Горячую линию» Президента РД звонков, жалоб, заявлений связаны с работой коммунальной или социальной сферы. Естественно, об этом на Съезде говорить будет невозможно. Я считаю, что люди это понимают. Мы собираем Съезд народов Дагестана для того, чтобы обсудить наиболее важные общедагестанские проблемы, существующие на сегодняшний день в Дагестане, а не какие-то частные экономические или социальные вопросы. Не хотел бы, чтобы мы обсуждали вопросы какой-либо национальности, национальной политики. Поверьте, нет проблем, которые какой-то одной народности касалась бы. Безопасность, экономика, социальное развитие – это проблемы всех дагестанцев. Вот о чем речь.

Вы правильно говорите, должны быть выработаны такие решения, которые будут понятны и приняты дагестанским обществом. Они не будут касаться конкретных экономических или социальных задач, они будут касаться общей платформы дальнейшего развития нашей республики. На проведении Съезда работа не заканчивается. Решения Съезда, его материалы будут доведены до всех.

Наталья Шкандыба, РИА-Новости: Возвращаюсь к теме инвестиций московских дагестанцев. Много раз было озвучено, что Сулейман Керимов готов строить Дворец молодежи, вкладывать в футбольный клуб «Анжи». Но пока намерения остаются намерениями. Может, уже есть более конкретные подвижки в этом направлении?

М. Магомедов: Мы часто и тесно общаемся с Сулейманом Керимовым, он представляет нашу республику в Совете Федерации. Он действительно намерен серьезно вкладываться в республику. Но, к сожалению, быстро сделать это будет нелегко. Проект по Дворцу молодежи, я думаю, обязательно реализуется. Сейчас ведутся проектные работы. Надо сделать, чтобы это был достойный Дворец во всех смыслах: и в архитектурном, и в функциональном. Но это требует дополнительного времени и проработки. Я уже сказал, что Сулейман Абусаидович оказал конкретную помощь погорельцам. Проект, связанный с Каспийским заводом листового стекла, тоже осуществляется при его активной поддержке. Есть еще проекты, которые намечены с его участием, но я не хочу пока их объявлять. У нас были случаи, когда разрекламированные проекты оказались впоследствии несостоятельными. Но я думаю, что он человек деятельный, и его потенциал обязательно будет работать и работает уже на республику. В этом году он очень нам помог с хаджем – отправил многих паломников за свои средства. С.Керимов выразил готовность выделить средства на ремонт зданий, пострадавших от терактов, например, школы в Кизляре и т.д. Он готов оказывать действенную помощь, как и другие наши земляки. Что касается футбола. Сейчас идут переговоры. Я всех болельщиков поздравляю: наша команда осталась в премьер-лиге. Конечно, для небогатой республики, как наша, это предмет серьезных размышлений, как сделать так, чтобы команда выступала достойно. Конечно же, для этого нужно хорошее финансирование. За счет республики мы этого сделать не сможем, даже законодательно. Надо искать спонсоров или тех, кто купил бы этот клуб и финансировал его. Сулейман Керимов является одним из таких потенциальных и наиболее вероятных спонсоров и покупателей. Будет хорошо, если он возьмется за это дело.

Тимур Джафаров, «Интерфакс»: Вернусь к разговору о Съезде. Понятно, что проблем, требующих безотлагательного решения, в Дагестане наберется не менее десятка. И даже их на Съезде не успеют обсудить. Есть ли одна какая-то глобальная, основополагающая идея, на которой можно было бы объединить дагестанский народ? И второй вопрос: каковы юридические гарантии того, что решения, принятые Съездом, будут исполняться?

М. Магомедов: Основные цели я обозначил в своем Указе – это укрепление единства народов Дагестана, консолидация нашего общества. Это самое главное. Ну и то, о чем нам приходится постоянно говорить, – наше отношение к экстремизму и терроризму. Хотел бы получить безусловное его осуждение.

Что касается решений Съезда, то они не являются обязательными к исполнению. Съезд – не конституционный орган. Это общественный форум. Его решения не являются обязательными для исполнения, но они будут иметь, безусловно, важнейшее значение для всех уровней власти – и республиканской, и муниципальной – и лягут в основу их действий. Решения будут носить характер рекомендаций, а еще больше характер выражения и декларирования наших позиций.

Заур Газиев, «Республика»: Первый вопрос, который хотелось бы задать, – о формах строительства в нашей республике. Лидером, естественно, является Махачкала. В большинстве российских городов подводятся коммуникации, строятся новые микрорайоны. При этом оказывается поддержка строителям, инвесторам, которые вкладывают деньги. Естественно, цена на квадратные метры там гораздо дешевле. Что-то подобное в Дагестане может когда-то осуществиться? Потому что все, что мы сегодня видим на сегодняшний день, – это хаотичная застройка в Махачкале, Дербенте и немногое высотное строительство в других городах. Пока у нас не будет высотного строительства, при нашей нехватке земли варианта решить жилищный вопрос просто нет. Что-нибудь будет меняться в этой сфере?

Магомедсалам Магомедов: Это серьезная проблема. Мы хотим разработать специальную программу. Об этом было сказано на прошедшем Государственном Совете. Дмитрием Анатольевичем Медведевым было дано поручение разработать программу развития жилищно-коммунального комплекса. Она обязательно должна быть увязана со схемами территориального планирования и генеральным планом развития городов. Меня не устраивает то, как строятся наши города. Это не улучшает ни их архитектурный облик, не делает среду обитания наших горожан комфортной. Да, хорошо, что ведется строительство, хорошо, что мы вводим новое жилье. Это, конечно, показатель роста благосостояния дагестанцев, позволяющий улучшать жилищные условия. Но это все должно проводиться на основе градостроительной политики. В идеале должно быть так, как говорите Вы. Надо создать инфраструктуру, подвести все коммуникации, а потом уже строить здания, офисы и т.д., что находится в пределах компетенции муниципальных образований. Мы совершенствуем законодательство, устанавливаем надзор за этим. Но это не тот вопрос, который можно решить указом Президента или постановлением Правительства. Нужно серьезно работать с городами, районами. Некоторые наши еженедельники часто упоминают в рейтингах многих мэров. Я считаю, что им нужно меньше заниматься политикой, а больше заниматься вопросами жилищно-коммунального строительства, благоустройством территории, уборкой мусора, правильным подведением коммуникаций к объектам жизнеобеспечения. Тогда все у нас будет нормально. Для руководителей районов, городов на первом месте должна быть работа, связанная с жителями муниципальных образований. Мы будем ориентировать их на это. А кто будет работать по-другому, с ними будут выстраиваться иные отношения.

Заур Газиев, «Республика»: Хотелось бы спросить по нефти. Вы в свое время курировали проект разработки шельфа Каспийского моря. Есть какие-то перспективы? Понятно, что цена на нефть обрушилась и ситуация поменялась.

М.Магомедов: Это было давно. Но в целом мы рассматриваем топливно-энергетический комплекс республики и конкретно добычу углеводородов, нефти и газа как возможность роста нашей экономики. Сказать, что у нас в республике очень привлекательные, большие разведанные запасы нефти и газа, нельзя. К сожалению, мы не являемся богатой нефтеносной провинцией, но тем не менее мы надеемся, что геологические работы на шельфе Каспийского моря дадут результат. Мы сейчас работаем с крупными российскими нефтедобывающими компаниями. Об этом я говорю, когда встречаюсь с руководством страны. Наиболее крупные российские компании «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», «Зарубеж-нефть» проявляют интерес к нашему шельфу. Но это опять-таки вопрос финансирования. У нас нет готовых месторождений, куда эти компании могли бы прийти и начать добычу. Надо очень тщательно проводить геологоразведочную работу. А это требует больших средств. Не все на это идут. По стране у компаний хватает разведанных запасов. Поэтому к дагестанским участкам эти недропользователи не проявляют серьезного интереса. Для того чтобы их заинтересовать, надо плотно с ними работать. Думаю, та работа, которая уже проделана, позволяет нам говорить о том, что в ближайшие годы добыча нефти у нас на шельфе пойдет.

Сегодня уже началась транспортировка нефти с Каспийского моря через Махачкалинский морской торговый порт. Это хороший знак, хорошее явление. Работу ведет компания «ЛУКОЙЛ». Она ориентирована на то, чтобы добываемая в Каспийском море нефть перевозилась через наш порт. Это гарантированные рабочие места, поступление налогов. Хотя от самой нефти или газа, таково законодательство, регионы получают очень маленькую часть. Основные налоги на добычу полезных ископаемых поступают в федеральный бюджет. Нам важен эффект пошлины, мультипликативный эффект. Добыча нефти дает возможность загрузить наши предприятия заказами, обеспечить новыми рабочими местами, решать при помощи крупных нефтяных компаний какие-то социальные проблемы.

Альберт Мехтиханов, еженедельник «Молодежь Дагестана»: Магомедсалам Магомедалиевич, очень бы не хотелось, чтобы ваше естественное пожелание о выражении консолидированной позиции дагестанцев на Съезде не было кем-то воспринято как прямая директива искусственно обеспечить это единодушие. На мой взгляд, очень важно, чтобы на Съезде состоялся откровенный разговор между дагестанцами с разным мировоззрением, даже с разным пониманием смысла жизни и сути нашей мирской жизни. В Дагестане немало сторонников сохранения светской модели в чистом виде. Но есть и такие, кто хотел бы, чтобы в обществе росло присутствие исламской религии. При этом есть понимание, что все мы —  дагестанцы, Дагестан – наш общий дом. Нам надо как-то, грубо говоря, уживаться, сосуществовать при всех этих расхождениях. Если площадка Съезда будет использована для того, чтобы мы попробовали хотя бы обозначить свои позиции и откровенно, как земляки, поговорить на эту тему, то я прошу не пресекать эту возможность.

М.Магомедов: Я тоже надеюсь, Альберт, что так и будет, что мы спокойно переговорим, выскажем свои позиции, в том числе и о том, какую роль должен играть в дагестанском обществе ислам, где должно быть его присутствие, в каких масштабах. Вы сказали, что дагестанцы делятся на тех, кто хочет, чтобы республика была светской, и тех, кто хочет, чтобы республика развивалась исламским путем. Как вы думаете, какая часть больше?

А.Мехтиханов: В силу профессии я общаюсь с самыми разными слоями и могу свое мнение высказать. На сегодня больше сторонников светской модели, но более активно и стремительно растет число сторонников исламской.

М.Магомедов: Я специально задал этот вопрос. Я, например, не считаю, что надо противопоставлять их. Почему одно должно исключать другое? Я сам считаю, и еще раз подчеркиваю, что Дагестан должен развиваться демократическим цивилизованным путем в составе Российской Федерации. Но это не исключает возможность исламского присутствия в нашей жизни. Его невозможно отрицать сегодня. И никаких проблем или препятствий для того, кто исповедует ислам и хочет жить по его нормам, в республике нет и не должно быть. Мы не считаем возможными союзниками людей, которые хотят нам навязать свои идеи вооруженным путем. Все остальное – не проблема. Есть место и для дискуссий, для того, чтобы человек придерживался каких-то иных идей. Это не преследуется. Но те, кто становится на радикальный, революционный путь и для того, чтобы довести свое понимание жизни до других, берет в руки автомат или бомбу, или взрывает людей на пляже или в кафе, — эти люди никак не могут быть с нами заодно. Их нужно осудить, я считаю. А все остальное – допустимо. Люди имеют право, закрепленное в Конституции, на свободу вероисповедания. Для этого мы создаем все условия. Я сам недавно вернулся со святых мест. Слава Всевышнему, мне удалось совершить хадж. В этом смысле я не могу позволить или допустить, чтобы человека осуждали из-за того, что он имеет какие-то исламские взгляды, образование или видение. Это вопрос, который требует обсуждения и по настоящему определения отношения дагестанцев к тому, какое должно быть место ислама в нашей жизни, и как это должно соотноситься с Конституцией России, Дагестана, с нашим демократическим развитием. Это вопрос, который требует конструктивного обсуждения.

Заур Газиев: Это лето по-настоящему было горячим в плане правозащитной деятельности. Мы получили избиение пятерых адвокатов, причем именно женщин, избиение подростка в Шамильском районе. При этом мы не получили ни одного осуждения этих актов насилия по отношению к простым гражданам со стороны официальных властей. Бог с ним, когда речь идет о каком-то религиозном противостоянии. Там идет война. Но тогда, когда речь идет о насилии со стороны людей, представляющих собой государство, по отношению к простым гражданам — это уже выходит за всякие рамки.

М.Магомедов: Думаю, за последние два-три месяца этих фактов стало гораздо меньше либо их уже нет. Я хочу сказать, что мы в этом плане делаем определенные шаги, может быть, не афишируя это. Но, надеюсь, что Вы это просто увидите. Чем рассуждать бесконечно на эту тему, лучше принимать конкретные решения. Во-вторых, мы не оставили без внимания случай с адвокатом Сапият Магомедовой. Когда ко мне обратились, мы взяли эту ситуацию под контроль. Возбуждено уголовное дело против работников милиции, которые допустили такое отношение. Почему Вы не помните, когда в начале года мы освободили человека? Такие случаи есть. Мы должны сделать так, чтобы такие случаи не происходили вообще. Не должно быть применения силы по отношению к невиновным людям. Мы не должны допускать произвола в правоохранительных органах. На это все они нацелены. За этим очень внимательно следит Уполномоченный по правам человека в РД, Общественная палата РД, вы. Я смотрю ваши публикации на эту тему и если вижу правильную позицию, я на нее реагирую.

А.Ахмеднабиев: Нельзя решить на предприятиях вопрос о предоставлении возможности посещения пятничной молитвы?

М.Магомедов: У нас в администрации нет подобных проблем, но мы подумаем над этим.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Политика»