19:00 | 14 ноября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

От закрытого мира – к традиционному

A- A+

Тема гражданского общества – одна из самых обсуждаемых в стране. И не только потому, что российская политическая система еще формируется, выстраиваются новые институты общественных организаций, на которые возложена часть властных функций.

Управленческие стереотипы, деидеологизированная модель государства, некогда предложенная Западом, оказались отнюдь не той конструкцией, с помощью которой устанавливаются внутренние и геополитические отношения. Скорее, наоборот, западная модель гражданского общества, вызревшая как идея в готовый идеологический инструментарий для создания в российском обществе родственной системы государственного устройства, легко управляемой, податливой и благодатной для пропаганды либеральных ценностей, как оказалось, не является панацеей от проблем современного общества, распространения экстремизма, терроризма. Она в большей степени провоцирует их возникновение, создавая среду тотального нигилизма и отчуждения, где активному члену общества не остается выбора. Как же воспринимают гражданское общество на Западе и какие смыслы вкладываются в эти понятия у нас? Возможно ли сочетать наши традиции и законы гражданского общества и какой это может вызвать эффект?

Давайте обратимся к конкретным фактам. Сегодня для противодействия экстремизму, терроризму власть предпринимает конкретные действия. Серьезные усилия прилагаются и в плане совершенствования законодательной базы. Таким образом, государство, считают эксперты, полноценно исполняет свои функции, эффективно борется с терроризмом, экстремизмом. Но говорить о полном решении существующей проблемы не приходится, поскольку настроения в обществе весьма разнородны. Оно все еще не может определиться с существующим набором социальных проблем, порождающих протестные настроения и создающих условия для пополнения молодежью террористических группировок, рекрутирования представителей молодежи, наиболее активной части нашего общества. То есть болезнь продолжает распространяться, приобретая хронический характер. И так продолжится до тех пор, пока не будут приняты системные решения, которые и должны устранять мотивацию к террористической деятельности, создавать социальные лифты.

Спору нет, можно констатировать, что, несмотря на невиданное давление на Россию, усиление санкций, а значит, экономическую нестабильность, мы все же выходим из прорыва. Остались в прошлом конфликты на межэтнической почве, выступления несистемной оппозиции, теракты. И в нашей республике люди спокойно ходят по улицам в ночное время с детьми, чувствуя себя защищенными. Но в этом случае необходимо заострить внимание на существующей проблеме медиа, общественных институтов, личностей, пытающихся ответить на вопросы, волнующие общество. Например, на каких принципах зиждется само государство и где та самая пресловутая концепция национальной идеи, от которой во многом зависит формирование сознания современного поколения?

Согласитесь, ось целостной мировоззренческой системы Российского государства пока только приобретает зримые очертания, но стремительно видоизменяющийся мир диктует жесткие правила. Это целый комплекс мер, в основе которых должны лежать четко выраженные формулировки, тезисы, направленные на создание устойчивого общества в противовес глобальному либерализму, несущему в себе угрозу исчезновения самого мира. Многие эксперты рассматривают понятие «гражданское общество» как используемое скорее в расхожей форме. Другие, погружаясь в этимологию термина, пытаются разобраться в устоявшемся словосочетании, используя его как своеобразную панацею от существующих проблем.

В свое время этот философский концепт вызрел в западной либеральной среде как философская модель идеолога-либерала К. Поппера, издававшего свои пространные труды на деньги небезызвестного Сороса. «Библия» открытого общества, либерализма в чистом виде, и стала той самой привлекательной идеей глобализирующегося мира, где индивид, освобожденный от коллективного сотворчества в открытом для свободной торговли обществе, развивается по заданной модели, отрицая как коллективную форму существования, так и традиционное общение.

Но, к счастью, торгующий либеральный индивид правит миром, но не всем, а только европейскими, западными странами, что ведет эти страны ко всеобщей унификации, размыванию идентичности, вплоть до смены пола. И тому есть множество примеров, как, например, в Швеции, Канаде, Германии, где рекомендуется сменять пол через каждые пять лет. Собственно и ювенальная юстиция – один из механизмов открытого общества, когда госинституты изымают детей из традиционных семей. В противовес этому Россия, Индия, Китай, страны Латинской Америки и другие государства с традиционными представлениями (их большинство) находятся в состоянии закрытого общества.

Глобализирующийся мир воспринимается Западом как единственная модель нового мира с универсальным языком общения, плебисцитом, безродными массами без идентичности. В подобном гражданском обществе политическая цель изымается из оборота, и это один из главных элементов термина – не воевать, а торговать. Сам концепт – национальное государство – должен отмереть, превратив общество в управляемое извне политическими элитами, утверждают либералы. Но, очнувшись от многолетнего анабиоза, Россия перетолковывает устоявшиеся термины. Это относится и к термину «гражданское общество», но уже трактуемого не как открытое, а закрытое, традиционное, архаичное, не модернизированное. По-российски, все граждане нашей страны и составляют гражданское общество. И это дает основание строить свой мир, свое общество на основе традиционных представлений, вопреки либеральной политической модели.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Власть и общество»