Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:00 | 31 октября, Сб

Махачкала

Weather Icon

Парадигма мира и очертания будущего

A- A+

По какой парадигме развивается человечество, чуть ли не ежесекундно меняя ценностные ориентиры, переворачивая наизнанку привычные представления, на которые традиционно опиралось, не нарушая устоявшиеся правила? Этим вопросом сегодня задаются как эксперты, так и прагматики, пытаясь разобраться в глобальной разрушительной силе, вполне заслуживающей определение планетарного агрессора, циничного, безжалостного, непредсказуемого в невероятной жестокости, насилии, что напоминает древние времена, когда на земле царили варвары, уничтожающие себе подобных.

Так что же является балансом мира на беспокойной планете? Эксперты соглашаются, что при всех внутренних проблемах Россия остается маятником, реально влияющим на центры силы, противодействующим идеологии фашизма, опасным конфликтам, касающимся передела границ, завоевательных войн. Остроту прибавляет разрозненность идеологических устремлений, когда фашизация приобретает все более зримые очертания и ее используют как матрицу современного терроризма, что так явно проявляется в Сирии, куда, словно воронье, слетаются разного рода державы в желании выклевать печень у страны, собирающей осколки государственности, опираясь на нашу страну.

Фашизация достигла невероятных масштабов, ее используют даже те, кто ранее брезгливо морщил нос при виде марширующих молодчиков со свастикой. Замаранным оказался термин «патриотизм», неожиданно для себя приобретя коричневый окрас, подменяя его удобной универсальной формулировкой нацизма, ссылаясь на которую идеологи различного толка разрушают мир, насаждая правопорядок, мало чем отличающийся от того, к чему в свое время привел гитлеровский режим.

Да сколько можно писать об Украине? – иной раз возмущается обыватель, забывая о том, что это не только приграничное с Россией государство, но и единый некогда народ, разобщенный заокеанскими партнерами, по чьей указке ныне живет государство, объявившее, что 9 Мая оно не празднует, и одновременно чествующее украинских нацистов, военных преступников, организаторов дивизии СС «Галичина», о чем очень уж по-русски напомнил депутат Рады Вадим Рабинович, поинтересовавшись, не охренели ли его коллеги, принимая решение праздновать дни рождения фашистов, пропагандируя мракобесие нацизма.

«Наши герои – это воины Советской армии, которые избавили Европу от нацизма, освободив Украину от фашизма, и именно их мы будем чествовать, а не ваших фашистских прихвостней, стрелявших в спины людей. Фашизм на Украине не пройдет», – отметил депутат и предложил ввести норму Уголовного кодекса об ответственности за пропаганду фашизма. И включил на мобильнике песню «Вставай, страна огромная», призвав отправить делегацию от Верховной Рады на Парад Победы. На что радикальные депутаты посоветовали ему взять билет в один конец. Ведь после прихода Зеленского к власти антироссийская риторика обрела еще большую силу – попытка въехать в Евросоюз на волне оголтелого нацизма.

Так что же происходит в мире? Почему он перестал стыдиться фашизации, а патриотизм превратил в нечто аморфное, что давно вышло из употребления, хотя в той же сентиментальной Америке ее жители продолжают вывешивать американский флаг и стоя поют гимн. И это так похоже на однополярный мир, проповедующий вполне колониальную политику «разделяй и властвуй», прививающий ослабевшим государствам бациллу фашизма, создавая новую формулу терроризма, производная которого и есть тот самый модернизированный нацизм, ставший идеей фикс современных завоевателей. Искусственно созданная запрещенная в нашей стране ИГИЛ оказалась стойкой идеологемой, оказавшейся эффективным оружием по зомбированию сознания молодого поколения, для которого патриотизм за постперестроечные десятилетия превратился в анахронизм. И российские наемники оказались в террористических группировках в Сирии, других ближневосточных странах.

Так или иначе патриотизм ныне выбит из-под ног российской демократии, чем воспользовался Запад, внедряя в сознание молодых россиян психологию эдакого космополита, гражданина мира, родина которого может быть где угодно. И первым пробным шаром оказалась Украина, где на протяжении нескольких лет прививался устойчивый фашизм. Апробация оказалась столь эффективной, что у американских инструкторов не осталось сомнений, и они обрушили на россиян потоки информационных войн, оказавшихся золотой жилой экстремизма.

Как национальная идея патриотизм оказался невостребованным, что сыграло плохую шутку с нашей страной, породив на свет некий суррогат поколения, ставшего преемником старшего, но так и не научившегося любить Родину. Это новое поколение превратило этот термин в удобную идеологию махрового индивидуализма, породив личностное, узко индивидуальное мышление, безразличие к происходящему в своей стране. Эффект свободы слова обернулся токсичной средой в том числе для религиозных институтов, воинствующего ислама, с помощью которого пропагандировались технологии «чистых», то бишь фундаментальных верований в период формирования новой политической системы, когда официально была запрещена любая идеология.

Суверенная Россия вызывает у пентагоновских генералов ярость, желание вернуть всё на круги своя, вновь почувствовать себя хозяином положения. И санкционная политика, так или иначе влияя на российскую экономику, не дает возможности проводить успешно реформы. Одним из острейших вопросов остается и обозначенная как национальная идея модель будущего современной России, идея которой не сформулирована, нет механизмов реализации, и она витает в воздухе. Но упущенное время оборачивается ошибками, утерей национальной идентичности нескольких поколений, многим из которых неведомы духовно-нравственные ценности. Кинематограф, литература, подхватывая тональность бездуховности, безнравственности, формируют образ циничного поколения, ориентированного на европейскую матрицу вырождения, трансгендерной политики, навязываемой российской державе.

Так как же остановить поток, несущийся с угрожающей силой? Если разобраться, то сегодня две страны определяют политику в мире. США в своем стремлении к мировой гегемонии, целенаправленно формируя глобальную нестабильность для ослабления стратегических конкурентов, в том числе России и даже Евросоюза, подавляет какую­-либо самостоятельность. Нельзя недо­оценивать и ту роль, которую Штаты играют в мире, сталкивая интересы многих стран, монополизируя разбойничью политику захвата углеводородов, введя против Москвы инструментарии военного и невоенного характера, эффективные из-за внезапности и инициативности гибридные войны, изнутри расшатывающие ее устои, подрывая экономику. Расчетливая война с точечными ударами – один из основных стратегических направлений Запада. И непредсказуемый мир – лучшее тому доказательство. И вот уже Украина договорилась до того, что термин «Евросоюз» придумал и ввел Гитлер.

Несмотря на мрачные прогнозы, ясно одно – современный мир замыкается на России. И это невозможно отрицать. Но многое и в нашей стране в противовес информационным, гибридным войнам должно стать той силой, что невозможно сломить, преодолеть, создав жизнеспособные механизмы, работающие как часы.

Нужна ли нашей стране концепция национальной идеи? Сумеют ли реформаторы создать такую модель государственности? – задаются вопросом эксперты, аналитики. Но то, что каждый из россиян должен осознать необходимость ее создания, очевидно.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Власть и общество»