Сетевое издание «Дагестанская правда»

10:00 | 05 декабря, Сб

Махачкала

Weather Icon

Политик должен быть не жестким и не мягким, а эффективным

A- A+

Интервью Президента РД М.Магомедова корреспонденту медиа-холдинга «Совершенно секретно».

— Магомедсалам Магомедалиевич, какова сегодня общественно-политическая ситуация в Дагестане?

 — Я могу охарактеризовать ситуацию в республике как сложную, но контролируемую. Сложной она остается уже на протяжении нескольких лет. Не секрет, что сегодня проблемы экстремизма и терроризма приобретают глобальный характер. И это проблема не только Дагестана, но и всего Северного Кавказа да и других территорий нашей страны в целом. Это главный фактор, который дестабилизирует обстановку и в нашей республике, и самая большая угроза нормальному развитию республики. 

 Но за последние месяцы, я думаю, произошло серьезное изменение ситуации в лучшую сторону. Эффективная, профессиональная работа правоохранительных структур, несколько удачно проведенных спецопераций, ликвидация наиболее одиозных главарей бандподполья дают ощутимый результат. Эти действия находят поддержку у населения. Люди понимают, что для того чтобы двигаться вперед, созидать, развивать экономику, необходимо навести порядок. А те, кто поднимает оружие на мирных граждан, убивает представителей духовенства, работников правоохранительных структур, представителей власти, хотят, чтобы Дагестан навсегда оставался напряженной точкой на карте России. Им не нужно созидательное развитие республики. Но подавляющее большинство дагестанцев хотят жить в нормальной республике, в демократическом, цивилизованном государстве в составе Российской Федерации. Это позволяет мне делать вывод, что общественно-политическая ситуация в республике будет улучшаться. Я об этом сужу и по письмам, звонкам населения на «горячую» линию. Сегодня власть демонстрирует, что она в состоянии защитить конституционный строй, обеспечить безопасность своих граждан — это самое лучшее подтверждение заботы государства о своих людях. Очень важно эту работу провести до конца, сделать так, чтобы на территории нашей республики бандиты не чувствовали себя свободно и не могли безнаказанно совершать террористические акты. Это то, что касается общественно-политической составляющей. 

 Надо сказать, что в последнее время у нас неплохие показатели и экономического развития. В начале года мы имели негативную тенденцию: многие индикаторы, характеризующие динамику развития экономики, пошли вниз. Но мы эту ситуацию выправили. Главные наши усилия в экономической части сейчас направлены на то, чтобы привлечь в республику инвестиции. Мы разработали много серьезных, имеющих экономическую привлекательность проектов. У нас есть инвесторы, есть люди, готовые реализовывать эти идеи. Нужна небольшая поддержка со стороны государства в виде гарантий инвесторам. Я думаю, что мы сможем поднять нашу экономику. Это главное условие решения большинства социальных проблем. Их нерешенность — это, естественно, питательная почва для террористов, экстремистов, радикалов разного рода.

 Мы боремся только с теми, кто взял в свои руки оружие и убивает людей, то есть с теми, кто становится преступником, террористом. В рядах незаконных вооруженных формирований, бандподполья есть люди, которые не запачканы преступлениями

 Системная, комплексная работа должна вестись и органами местного самоуправления. Необходимо поднимать экономику, создавать рабочие места и решать социальные проблемы. Мы большие надежды связываем с созданием Северо-Кавказского федерального округа и принятием комплексной Стратегии социально-экономического развития СКФО. В целом я считаю это очень удачным, правильным шагом, который дает нам возможность в рамках округа решить наши общие проблемы в сфере здравоохранения, образования, культуры.

 — В 2005 году бывший Полпред Президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак подготовил аналитическую справку, где были названы основные болевые моменты Дагестана: коррупция, клановость, диктат криминала, теневая экономика и острейший национальный вопрос. Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев, приезжавший недавно в Дагестан, тоже сказал, что в республике сохраняются бедность населения, высокий уровень безработицы, огромные масштабы коррупции, системная деформация в государственном управлении. Как вы считаете, это все является питательной почвой для терроризма? 

 — Любые пороки власти являются питательной почвой для терроризма и всякого рода другого негатива. Я соглашусь со всем этим. Но при этом скажу, что коррупция, произвол чиновников, клановость и т.д. — это не чисто дагестанские явления. Я не хочу на кого-то кивать, но, к сожалению, такая ситуация сложилась довольно давно, и не только в Дагестане. Тем не менее, что есть, то есть. Не в таком гипертрофированном виде, как это порой кажется. Я, например, считаю, что коррупция в других регионах или в других структурах власти не меньше, чем в Дагестане. Но это не означает, что мы должны просто смотреть на все, что происходит. С этим явлением надо бескомпромиссно бороться. Ведь наши враги используют существующие пороки для того, чтобы дискредитировать власть в глазах людей. Террористы, экстремисты утверждают, что власть погрязла в пороках, и поэтому необходимо вооруженным путем идти против нее. С первых дней работы мы начали активную борьбу с наркоманией, игроманией, коррупцией, пьянством и другими пороками. Здесь очень важна работа правоохранительных структур, общественная поддержка, общественное понимание всего, что происходит. Любая власть сильна и эффективна в том случае, когда она опирается на поддержку людей. Надо принимать, проводить в жизнь такие решения, которые будут понятны людям, будут справедливы. Любой власти мешает, если отдельный ее представитель, чиновник будет воровать государственные деньги и на этом строить собственное благополучие. Мы будем с этим беспощадно бороться. Я категорически не приемлю в своей команде людей, которые имеют коррупционное прошлое или, тем более, намерены заниматься этим преступным делом. Но для того чтобы полностью избавиться от этого порока, нужно время, нужна другая система подготовки государственных служащих, чиновников. Надо активно совершенствовать систему управления. Власть — это тоже механизм, который нужно обновлять. Мы будем этим заниматься. Я требую от правоохранительных органов выявлять факты коррупции, превышения должностных полномочий. Нужно показывать людям коррупционеров, привлекать их к установленной законом ответственности. К сожалению, пока результатов этой деятельности мы не видим. В Дагестане никто не имеет никаких привилегий и ни один человек не может находиться вне закона. Любой, кто попался на коррупции или на других преступлениях, должен быть наказан по закону, и, естественно, он не будет работать в нашей команде.

 — Дмитрий Медведев говорил об острейшем национальном вопросе. Как вам удается в самом многонациональном регионе на Северном Кавказе сохранять мир?

 Люди понимают, что для того чтобы двигаться вперед, созидать, развивать экономику, необходимо навести порядок. А те, кто берет оружие, хотят, чтобы Дагестан навсегда оставался напряженной точкой на карте России

 — У нас есть результаты опроса населения. На самом деле национальные или межнациональные проблемы никогда не являлись и не являются актуальными для нашей республики. Они стоят для дагестанцев где-то на последних местах. Гораздо важнее то, о чем я говорил: социальные вопросы, вопросы обеспечения работой и т.д. Национальный мир и согласие в Дагестане, конечно, – это уникальное явление, многовековой опыт нашего совместного существования. И этот опыт говорит о том, что чисто национальных конфликтов или каких-то там противостояний на национальной почве в республике никогда не было.

 Мы считаем наше национальное разнообразие не проблемой, а, наоборот, нашим большим богатством. Это то, что нас объединяет и сплачивает. Единство, дружба народов Дагестана — это одно из самых больших достижений. Народы Дагестана всегда выступали с одной позицией. Сейчас мы еще раз хотим продемонстрировать единство и сплоченность. С этой целью планируем провести 15 декабря этого года Съезд народов Дагестана. Мы хотим показать наше единство, нашу дружбу, мир между дагестанскими народами. То, на что посягают террористы. Я уверен, что и на этом съезде дагестанцы выскажут свое мнение и по отношению к терроризму, экстремизму, осудят его. Самое главное — мы должны еще раз подтвердить, что Дагестан – это республика, которая хочет мира, где есть место созиданию, а не войне. 

 — Дагестан, наверное, — единственный регион, где официально ваххабизм с 1999 года запрещен законом. Он был принят после известных событий с участием Хаттаба, Басаева. Насколько вы считаете это законным сейчас, по прошествии 10 лет? Сегодня, может быть, нужно отменить какие-то статьи этого закона?

 — Это серьезный вопрос. В нашем обществе идут дискуссии по этому поводу. Если бы существовало однозначное мнение, то какие-то решения по этому закону мы бы уже приняли. Но, по нашим наблюдениям, население республики разделилось: кто-то считает, что этот закон устарел и не несет какую-то нагрузку, кто-то наоборот. На самом деле закон носит чисто декларативный характер. При всем этом закон — это наша позиция по отношению к ваххабизму. Но у нас обостренное чувство неприятия этого течения связано как раз с 1999 годом, когда банды международных террористов ворвались в республику под лозунгами ваххабизма. Мы не так далеко ушли от этого времени. Трагические события тех лет еще свежи в нашей памяти. Другая часть населения считает, что ваххабизм — это всего лишь одно из течений ислама, которое, наверное, имеет право на существование, и закон, который действует на территории Республики Дагестан, в какой-то мере не соответствует Конституции Российской Федерации. На это нам указывают прокуратура и Государственная Дума. Тем не менее для того чтобы закон отменить или изменить его действие, нужно добиться согласия большинства населения Дагестана. Пока такого согласия нет.

 Необходимо взвешенно подойти к этому вопросу, еще раз изучить мнение дагестанцев. Как большинство дагестанцев решит, так мы и поступим. 

 — Совсем недавно была создана комиссия по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории РД. Это говорит о том, что ради мира вы согласны сесть за стол переговоров? Какой вы политик — жесткий, дипломатичный, согласный идти на некие компромиссы?

 В Дагестане никто не имеет никаких привилегий и ни один человек не может находиться вне закона. Любой, кто попался на коррупции или на других преступлениях, должен быть наказан по закону, и, естественно, он не будет работать в нашей команде

— Вопрос, наверное, не столько относится к характеристике личности, хотя я считаю, что политик должен быть не жестким и не мягким, а эффективным. Где надо жесткое решение принимать — там необходимо действовать жестко, где надо идти на переговоры — там нужны переговоры. Создание данной комиссии означает, что мы готовы к диалогу. В том числе и с теми, кто исповедует ваххабизм. Мы готовы разговаривать, мы никого не осуждаем и никого не преследуем только за убеждения. Этого и быть не может в нормальном демократическом государстве. Мы боремся только с теми, кто взял в свои руки оружие и убивает людей, то есть с теми, кто становится преступником, террористом. В рядах незаконных вооруженных формирований, бандподполья есть люди, которые не запачканы преступлениями, осознающие бесперспективность и тупиковость пути, на который они стали. Мы хотим, чтобы они вернулись к нормальной жизни. Их нужно адаптировать. Когда человека возвращаешь к нормальной жизни, то ему нужно создать какие-то условия: дать работу, как и всем остальным дагестанцам. Люди должны иметь возможность нормально трудиться, зарабатывать деньги, иметь достаток, благополучие в доме, крышу над головой. Это самое главное. Для того чтобы люди начали возвращаться, нужно, чтобы они поверили во власть. Поэтому в комиссию включены помимо представителей госорганов и люди, представляющие общественность, духовенство, в том числе и неофициальное. Это должно вызвать доверие. Мы даем гарантии Президента республики, гарантии комиссии. Если потребует ситуация, то мы обратимся и к Президенту России. Может быть, нам нужно будет провести в республике определенный акт амнистии. Мы хотим предпринять и этот шаг. Цель создания этой комиссии — максимально содействовать возвращению людей к мирной жизни. Мы хотим не только силовым путем решить проблему экстремизма в республике, но и путем диалога, дискуссий, самое главное, путем создания условий для того, чтобы люди смогли вернуться к мирной жизни.

 — Насколько я знаю, сейчас идет процесс формирования спецбатальона. Что это такое и на каком этапе находится? 

— Да, мы считаем, что необходимо специальное подразделение, которое бы занималось только борьбой с бандподпольем, незаконными вооруженными формированиями, экстремистами, террористами. Считаем приоритетным укомплектование его дагестанцами. Это, во-первых, связано с тем, что они лучше знают местность, приспособлены к условиям ведения боевых действий в горной, лесистой местности и т.д. Во-вторых, это продемонстрирует, что дагестанцы готовы с оружием в руках бороться против тех, кто посягает на мирную жизнь республики, на безопасность граждан. Первая часть этого батальона уже укомплектована. Пока она размещена временно, но потом будет происходить его обустройство на постоянной основе. Наличие такого подразделения доказывает решимость и готовность власти отстаивать интересы и безопасность дагестанцев всеми силами.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Политика»