11:00 | 21 июня, Чт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Россия должна быть во главе нового технологического уклада

1 2 3 4
A- A+

Вчера россияне в очередной раз по «Прямой линии» разговаривали с главой государства. К концу программы Президенту России Владимиру Путину поступило более 2,5 миллиона вопросов, и во время эфира телефон не смолкал, продолжали поступать СМС и ММС-сообщения, видеообращения. Ведущие телеканалы и радиостанции вели прямой репортаж. Редакция «Дагестанской правды» подобрала наиболее значимые вопросы и ответы на них.

Вопрос: Владимир Владимирович, два года назад на «Прямой линии» Вас спросили, через какую полосу мы проходим: чёрную или белую? И Вы тогда сказали: «Полоса серая». Как Вы ответите на этот вопрос сегодня?

Ответ: Вопрос ожидаемый, конечно, потому что речь должна в данном случае идти о результатах нашей работы за прошлый год. Я взял с собой эти данные и по прошлому году, и тенденции за первый квартал текущего 2018 года. Если говорить такими категориями: «белая», «чёрная», «серая», в какой полосе мы сейчас находимся, – мы двигаемся в сторону устойчивого «белого цвета».

Что даёт основания так говорить и так считать? Во-первых, мы вышли на траекторию устойчивого роста экономики. Да, это пока рост скромный, небольшой, но это не падение, а рост – 1,5 процента за прошлый год. Растут промышленность, сельское хозяйство. У нас исторический минимум по инфляции. Это очень важная предпосылка для дальнейшего роста. И это всё на фоне ускоренного роста прямых инвестиций: за прошлый год – 4,4 процента. Это очень хороший показатель. Это говорит о том, что в ближайшей перспективе рост гарантирован, обеспечен.

У нас хорошее положительное сальдо торгового баланса. Вот разные цифры мне приводят, одни говорят – 130 миллиардов по прошлому году, другие – 120. Вчера мы с коллегами обсуждали это – окончательная цифра 115. Но и эта цифра очень большая.

На фоне того, что у нас низкий уровень внешней задолженности (менее 20 процентов) и рост наблюдается золотовалютных резервов Центрального банка (сейчас уже 450 миллиардов, где-то в этом районе), всё это говорит о том, что у нас стабильные, хорошие условия для развития экономики.

Наконец, один из важнейших показателей: у нас продолжает расти продолжительность жизни, первое. И второе – мы всё-таки вышли на устойчивый рост доходов граждан. Сразу хочу оговориться, и чтобы наши уважаемые зрители это услышали ещё раз: конечно, это не каждый человек на себе ощущает, но в целом это абсолютно объективная статистика. Я уже с удовлетворением отмечал, что растёт экспорт сельхозпродукции. Смотрите: он в позапрошлом году был 20 миллиардов, и было приятно, что он превысил экспорт вооружений. Вооружений – 15 миллиардов, сельхозтоваров – 20 миллиардов, теперь уже 23, и будет ещё больше в этом году. То есть мы можем с полной уверенностью утверждать, что мы двигаемся в направлении именно этой «белой зоны». Но проблем, конечно, ещё достаточно.

Вопрос: Мы уже больше трёх недель живём с новым Правительством. Его состав изначально был предметом дискуссий, споров, и они до сих пор не утихают, начиная с кандидатуры премьера и заканчивая старыми и новыми министрами. Одни говорят: стабильность и опыт – это как раз его конкурентные преимущества. Другие говорят: это не то Правительство, которое способно сделать прорыв, о котором Вы говорили в своём Послании. Вы как считаете?

Ответ: Я вижу эти дискуссии и собственно не сомневался, что они возникнут. Моя точка зрения заключается в следующем. Дело в том, что тот план развития, о необходимости реализации которого мы говорим на протяжении последних лет, готовился прежним составом Правительства на протяжении последних минимум полутора лет. Я прекрасно знаю, что если бы мы на 100% зачистили всё Правительство и привели бы абсолютно новых людей, даже людей очень грамотных, хорошо подготовленных, минимум два года потребовалось бы на то, чтобы сформулировать или уже имеющиеся задачи, или новые. Мы потеряли бы минимум два года. У нас нет этих двух лет.

Поэтому мною было принято решение, что Правительство должно быть значительно обновлено за счёт «свежих» людей, если позволите мне применить такой термин, но хорошо подготовленных и зарекомендовавших себя на больших, ответственных участках работы.

И необходимо было оставить тех, что готовил решения для прорывного развития нашей страны, чтобы персонифицировать ответственность за то, что было сделано до сих пор, и то, что намечается в ближайшее время. Думаю, что у нас оптимальный состав Правительства на сегодняшний день.

Вопрос: Граждане спрашивают, введут ли налог с продаж, повысят ли налоги на доходы физических лиц с привычных 13 процентов? И зачем повышать налоги, чтобы потом тратить эти же деньги на меры по повышению рухнувшего уровня жизни? Будут поднимать налоги?

Ответ: НДФЛ, то есть налог на доходы физических лиц или налог с продаж, тоже обсуждался и в Правительстве, и на экспертном уровне. Как известно, многие предлагают НДФЛ изменить. Мы долго думали на этот счёт. На первый взгляд дифференцированная шкала налога на доходы физических лиц кажется и выглядит более социально справедливой, то есть кто больше получает доходов, тот должен и больше платить.

Практика сложнее, чем эти теоретические формулы. О чём говорит практика дифференцированного налога на доходы физических лиц прошлых лет? Как только он вводится, часть граждан, которые получают более высокие доходы, начинают различными способами скрывать эти доходы. То есть фискальный результат почти нулевой, а шума много, и ухудшение в целом инвестиционного климата очевидно, поэтому признано это нецелесообразным.

Что касается налога с продаж – тоже обсуждалось, и многие мои коллеги на экспертном уровне выступали за то, чтобы ввести такой налог. У нас, во-первых, такой налог был – налог с оборота. Это серьёзная нагрузка на экономику в целом, и это серьёзная нагрузка в конечном итоге на граждан, потому что это неизбежно приведёт к значительному росту инфляции. Всё это вместе убедило нас в том, что и введение этой нормы нецелесообразно. Есть другие предложения, которые обсуждаются в Правительстве и должны быть приняты. Вперёд не буду забегать, давайте дождёмся этих решений, они должны состояться в самое ближайшее время.

Видеовопрос: Скажите, пожалуйста, как долго ещё будут расти цены на топливо – 45 рублей литр солярки, – сколько же можно это терпеть? Невозможно уже, остановите как-то это.

Ответ:  Спасибо Вам за вопрос. Думаю, Вы должны были обратить внимание на то, что Правительство приняло уже ряд решений, которые призваны как раз решить эту задачу. Я с Вами согласен, то, что сейчас происходит, это недопустимо, это неправильно. Не  буду вдаваться в детали и в подробности, но на самом деле это всё привело к стимулированию вывоза за границу, на экспорт сырой нефти. Что произошло дальше? Цены на нефть на мировом рынке поднялись. Для того чтобы загрузить свои НПЗ, нефтеперерабатывающие заводы, компании наши делают это, но они считают недополученную выгоду за тот объём нефти, которую направляют на НПЗ, который они могли бы, как они полагают, реализовать на внешнем рынке и получить больший доход. Чтобы эти условно выпадающие доходы компенсировать, поднимают цены и на бензин, и на дизельное топливо.

Правительство приняло уже ряд решений на этот счёт. Напомню, совсем недавно это было сделано, кстати говоря, в диалоге с нашими ведущими нефтегазовыми компаниями. Что было сделано? Во-первых, снижен акциз по бензину на 3, по дизтопливу – на 2 тысячи. Принято решение отменить планировавшееся ранее, с 1 июля этого года, дальнейшее повышение акцизов, его не будет. К осени текущего года должны быть приняты дополнительные меры по стабилизации ситуации на рынке. Я исхожу из того, что и Правительство будет за этим строго следить, и Федеральная антимонопольная служба будет принимать соответствующие решения, не будет смотреть на происходящие события сквозь пальцы.

Вопрос: Через неделю в нашей стране стартует чемпионат мира по футболу – праздник, которого все мы ждём, к которому очень долго готовились. Что будет со стадионами после чемпионата?

Ответ: Нам удалось решить очень сложную задачу, которую не удавалось так эффективно решать другим странам, которые проводили Олимпийские игры. У нас вся инфраструктура в Сочи хорошо загружена, причём в течение круглого года. И загружены оба кластера: как приморский, так и горный. И это безусловный успех в этом смысле.

Что касается футбольной инфраструктуры, вот этих 11 стадионов. Конечно, мы истратили большие деньги на это, и нужно, чтобы вся эта инфраструктура работала, и прежде всего работала на развитие спорта. Причём массового спорта, детского спорта, нужно создавать детские и юношеские команды, лиги, организовывать соревнования. Надо, чтобы все эти объекты были окупаемыми, эффективно работающими. В принципе это всё возможно при грамотном подходе. И очень многое будет зависеть от руководителей регионов Российской Федерации. Потому что после того, как чемпионат мира закончится, оргкомитет передаст это в собственность регионов.

Вопрос: Меня как многодетную маму волнует такой вопрос: выделение бесплатных земельных участков. В нашем регионе не очень работает этот закон. Когда я обратилась в свой регион, мне сказали, что я не имею права сейчас получить землю, потому что в нашем регионе, только имея четырёх детей и более, вы получите землю.

Ответ:  Для меня несколько странна постановка вопроса, когда говорят, что для того, чтобы получить землю, нужно иметь не менее четырёх детей. Земли в России много, вопрос в том, чтобы она была пригодной для её использования, в том числе для жилищного строительства.

Давайте послушаем губернатора Томской области Жвачкина. Он на месте?

С. Жвачкин: Хочу спасибо сказать, Вы частично уже ответили на вопрос. Вы абсолютно правы, проблема в том, что у нас действительно в Сибири много земли, но это достаточно сложно, мы же не можем раздать землю без инженерной коммуникации. Поэтому в той очереди, которая есть, получают многодетные семьи землю, которая уже подключена ко всем сетям. Я встречусь лично с ней и лично Вам, Владимир Владимирович, доложу о решении.

Вопрос: В этом году больше вопросов на тему отношений России с Западом. Такое ощущение, что Россия виновата буквально во всём. Санкции стали основным способом разговора с нами. Как быть, когда твои аргументы даже не пытаются услышать?

Ответ: Неоднократно уже высказывался на этот счёт, могу только повторить. Это такой, видите ли, способ сдерживания России, так же как и пресловутые санкции, потому что эти бесконечные обвинения создают базу для применения сдерживающих мер, как думают те, кто прибегают к таким средствам работы с Россией, сдерживания развития России. Почему это делается? Потому что видят в России угрозу, видят, что Россия становится для них конкурентом.

Мне представляется, что это очень ошибочная политика, потому что нужно не сдерживать кого бы то ни было, в том числе и Россию, а наладить конструктивное взаимодействие, и тогда общий эффект для мировой экономики будет исключительно позитивным, причём для подавляющего большинства участников международного общения.

Вы же видите, что во многих странах уже на политическом уровне говорят о необходимости выстраивать нормальные отношения. Да, каждая страна имеет свои собственные интересы, но они не должны решаться с помощью эгоистических методов политики, в том числе в сфере экономики. Понимание этого приходит ко многим нашим партнёрам. Надеюсь, что этот процесс будет набирать обороты.

Вопрос: Молодых патриотичных ребят решили осудить за создание утопической группы по проведению референдума об ответственности власти в стране. Казалось бы, чего здесь преступного? Иногда создается ощущение, что если буквально воспринимать 282-ю статью Уголовного кодекса, то некоторым ревнителям надо бы посмертно осудить Пушкина, Толстого, Достоевского, Маяковского, а их сочинения изъять. Нет ли смысла как-то приостановить тех, кто на полной скорости решил закатывать чужие мнения? Тем более это реальная тревога, опасение и человеческие судьбы, особенно молодых людей, которых, кажется, не стоило бы стращать.

Ответ: Вы вспомнили про классическую литературу. Один из героев самого известного у нас произведения говорил: «Собрать все книги бы да сжечь». Но вот мы, конечно, по этому пути не можем пойти и не должны, и никогда не пойдём, но вот эта судебная правоприменительная практика, безусловно, должна находиться в поле зрения общественности, это очень важно, и должна корректироваться.

Если речь идёт о распространении именно такой информации, которая является экстремистской, должны применяться общие правила: «Нарушил – ответь». Но нужно определиться с самими понятиями, что это такое? Не нужно доводить всё до маразма и до абсурда, полностью согласен.

Давайте мы в рамках «Общероссийского народного фронта» – я попрошу коллег, они достаточно эффективно работали по различным важным направлениям для страны в предыдущие годы, это тоже очень важная сфера – вместе проанализируем, что происходит.

С одной стороны, заслон нужно поставить экстремизму, что, безусловно, отвечает интересам подавляющего большинства общества. Ну кто же будет спорить с тем, что нужно поставить заслон пропаганде суицидов, особенно среди молодёжи? Разве кто-то против? Ну, конечно, нет. Или распространение фашистских каких-то идей. Разве кто-то против? Да нет, конечно. И так далее. Но нужно определиться с понятиями. Нужно привлечь Верховный суд. Я уверен и хочу вас заверить, что и в правоохранительных органах, и в судебной системе люди понимают свои задачи. Если есть что-то, что требует нашего дополнительного внимания, давайте это внимание сосредоточим на тех проблемах, о которых Вы сейчас сказали.

Видеовопрос: Меня зовут Захар Прилепин, советник главы ДНР и офицер армии ДНР. У нас здесь есть ощущение, что украинская армия воспользуется чемпионатом мира по футболу и начнёт активные наступательные боевые действия. Как Вы прокомментируете эту ситуацию?

Ответ: Надеюсь, что до таких провокаций дело не дойдёт. А если это случится, мне думается, что это будет иметь очень тяжёлые последствия для украинской государственности в целом. Невозможно запугать людей, которые живут на этих территориях – в ЛНР, ДНР. Мы видим, что там происходит, и видим, как люди это всё переносят. Мы оказываем обеим непризнанным республикам помощь и будем это делать дальше. Но то, что происходит в целом вокруг этих территорий, – это, конечно, печально.

Но это, кстати, говорит ещё и о том, что действующее украинское руководство не в состоянии решить эту проблему. Ну как можно решать эту проблему, считая эти территории своими и организуя полную блокаду этих территорий? Как можно считать эту территорию своей и людей, которые проживают на этой территории, своими гражданами и постоянно подвергать их обстрелам, когда страдают мирные жители? И сейчас представители ОБСЕ фиксируют увеличение этих обстрелов именно со стороны вооружённых сил Украины. Зачем это делать, когда нужно просто идти по пути выполнения Минских соглашений?

Вы знаете, мне иногда кажется, что Украина вступает сейчас в новый внутриполитический цикл, в том числе и по выборам в Раду, и по выборам Президента, и ситуация в этой связи усугубляется. И я ещё раз хочу это подчеркнуть: нынешние украинские власти, особенно в этой ситуации, не в состоянии решить проблему этих территорий – ЛНР и ДНР, в том числе потому, что им не нужны избиратели с этих территорий. Потому что ясно, что они за действующую власть никогда не проголосуют.

Посмотрим, как будет ситуация развиваться, а мы сделаем со своей стороны всё, чтобы она была разрешена в рамках Минского процесса и Минских договорённостей.

Вопрос: В Интернете ходят слухи о закрытии таких популярных соцсетей, как Инстаграм и Ютюб. Что Вы думаете по этому поводу? И вообще возможно ли это?

Ответ: Понимаю Вашу озабоченность и понимаю озабоченность тех людей, с которыми вы работаете в Интернете. Мы не собираемся ничего закрывать. Я прекрасно знаю ситуацию. Что по этому поводу хотел бы сказать? Вы на своём месте, и Вы сейчас сказали, что Вы волнуетесь. И я на своём месте тоже волнуюсь, знаете, за что? За безопасность людей. Когда представители, допустим, правоохранительных и специальных служб мне говорят, что после взрывов в Петербургском метро они не могли отследить переписку террористов, не могли вовремя принять решение, потому что она зашифрована, а террористы этим пользуются, как я должен на это реагировать? Ведь вопросы безопасности в первую очередь, не правда ли?

Но в то же время я сам работал в специальных службах и знаю, что легче всего запретить, труднее – найти цивилизованные способы решения. Поэтому я буду побуждать всех своих коллег идти именно по этому пути, именно по пути использования самими спецслужбами, правоохранительными органами современных средств борьбы с правонарушениями, в том числе и с террористическими проявлениями, не ограничивая пространство свободы, в том числе в Интернете.

Вопрос: Мне 38 лет, я взрослый и адекватный, казалось бы, человек. Я – кандидат наук, но я сейчас работаю блогером, и на данный момент в России это не профессия. Когда-нибудь наступит такой момент, когда блогинг станет полноценной профессией?

Ответ: Мы же знаем, за счёт чего живут блогеры. В том числе за счёт рекламных денег. Правда? И это у Вас, судя по всему, хорошо получается. Так что признана эта профессия или не признана, но это источник ваших доходов, и доходов, видимо, вполне приличных, если Вы этим занимаетесь.

Поэтому, если вопрос в том, чтобы зафиксировать это в законодательстве, зафиксировать это с точки зрения социального обеспечения на будущее, наверное, об этом тоже можно поговорить. На самом деле думаю, что Вы правы, потому что если это постоянная по сути дела работа, то и государство заинтересовано в том, чтобы формализовать это соответствующим образом.

Вопрос: Можно ли возродить технологию «Бурана»? И какие в целом планы у России на увеличение её космического присутствия?

Ответ: Освоение космического пространства, космических технологий чрезвычайно важно для любой страны, а уж тем более нашей, которая имеет в этой сфере значительные, может быть, даже уникальные компетенции.

Не случайно и первый спутник – советский, и первый человек в космосе – Юрий Гагарин, это наш соотечественник. Эти технологии развиваются, развиваются активно и очень активно коммерциализируются. И в этом смысле мы должны сделать много шагов вперёд, в том числе по качеству спутников, по качеству аппаратуры. Мы должны вернуть себе и твёрдо удерживать нашу компетенцию первенства по запускам. Здесь есть конкуренция большая. Наши французские друзья и партнёры Гвиану используют активно, развиваются в Азии очень быстрыми темпами космические технологии, в Соединённых Штатах. Это всё очень хорошо, нормально. Мы работаем со всеми партнёрами, у нас есть планы. Несмотря на все сложности, скажем, в отношениях со Штатами, американские учёные и наши вместе работают, думают об изучении дальнего космоса, в том числе таких планет, как Венера.

У нас есть своя очень хорошая программа «Сфера», которая предполагает запуск на ближайшие несколько лет 600 с лишним спутников, которые будут заниматься и позиционированием, и зондированием Земли, и связью. Это будет вообще прорыв.

Это ещё одно направление, где мы можем осуществить прорыв, потому что качество связи будет такое, что сможет по сути заменить кабельную связь и по качеству, и по охвату всей территории будет не хуже, но должна быть дешевле и доступнее. Это в целом может привести к абсолютной революции в сфере связи.

У нас есть хорошие программы, связанные с освоением дальнего космоса. К 2022 году мы должны провести первые испытания ракеты среднего класса, и к 2022 году это должны быть уже пуски в беспилотном режиме, а к 2024-му уже пилотируемые аппараты должны использоваться. В общем и целом у нас большие, очень амбициозные планы в развитии космической сферы.

Уверяю вас, мы будем и дальше идти по этому пути. Не случайно же мы затратили достаточно большие средства, ресурсы для того, чтобы создать новый космодром, кстати говоря, на востоке нашей страны, космодром Восточный. Мы будем его развивать именно как гражданскую составляющую нашей космической деятельности.

Вопрос: «Практически у каждого из нас есть родные, близкие, друзья, которых настигла эта страшная беда – рак». Это фраза из Вашего, Владимир Владимирович, Послания, в котором Вы предложили реализовать общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями.

Ответ: Да, это одна из очень острых и чувствительных проблем в сфере здравоохранения. Мы ставим перед собой сложные и, без всякого преувеличения, амбициозные задачи по увеличению продолжительности жизни наших граждан: после 2024 года выйти на лучшие показатели, 80+.

Безусловно, этого­ нельзя добиться,­ не используя современные средства лечения, в том числе и в борьбе с такой бедой, как онкология. По сравнению с другими заболеваниями, от которых зависит продолжительность жизни, скажем, с сердечно-сосудистыми, у нас, может быть, здесь поменьше результатов, хотя позитивный тренд тоже есть.

Что мы должны сделать в этом отношении? Прежде всего – это ранняя диагностика. Сегодня раннее выявление у нас где-то 30 с лишним процентов, а нужно добиться 50–70 процентов, и тогда после выявления мы обеспечим нормальное качество жизни онкобольным минимум на пять лет и больше.

Сейчас, скажем, по детской онкогематологии у нас 90 с лишним процентов излечений уже после строительства онкогематологического центра в Москве, а было – я уже боюсь об этом говорить – где-то в районе 30% и меньше. А сейчас 90 с лишним! То есть результаты возможны. Что для этого нужно сделать?

Первое, и я уже об этом сказал, – ранняя диагностика. Второе. Нам нужно уделить больше внимания ядерной медицине, потому что исследования с помощью этих новейших средств как раз и позволяют выявлять на ранней стадии или купировать то, что уже имеет место.

Теперь лекарственное обеспечение и химиотерапия. Это должны быть эффективные, отвечающие современным требованиям отечественные препараты. Безусловно, нужно поработать над тем, чтобы появлялись в отрасли молодые, увлечённые своим делом, перспективные, нужные для отрасли специалисты.

Онкоцентры надо, конечно, и строить новые, и дооборудовать то, что есть. Эта программа сейчас готовится, она будет стоить, по предварительным подсчётам, примерно до 2024 года один триллион рублей, и это как раз один триллион из тех восьми дополнительных, о которых я говорил.

Вопрос: Будет ли повышаться пенсионный возраст? Ведь после 50-ти у нас в стране уже на работу не берут. Будет ли отменяться ранний выход на пенсию для шахтеров, железнодорожников и силовиков?

Ответ: Вы знаете мою позицию, я всегда относился и отношусь сегодня к этому в высшей степени осторожно и аккуратно. На что бы хотел обратить внимание. Одна из ключевых задач, которая сформулирована мною перед Правительством, – это повышение доходов пенсионеров, причем значительное повышение их доходов.

Так вот, какие меры будут предложены Правительством для решения этой ключевой задачи, мы должны узнать в самое ближайшее время. Надеюсь, что это будет Правительством сделано, и тогда мы будем уже обсуждать и говорить о мерах, которые Правительством предлагаются.

Вопрос: Как будет решаться ситуация с обманутыми дольщиками? Что будет со ставкой по ипотечному кредитованию?

Ответ: Проблема гораздо более широкая. С чем это связано? Это связано с недостаточно внятным регулированием, которое имело место до сегодняшнего дня, а объем строительства очень большой.

Смотрите, у нас за прошлый год где-то около 79 миллионов квадратных метров построено. Всего в стране у нас свыше одного миллиона, по-моему, 1,1 миллиона договоров о долевом строительстве. И объем денег, которые там находятся, – это три с лишним, 3,4, по-моему, триллиона рублей. Это огромные средства, и далеко не всегда они эффективно используются застройщиками.

Очень большая ответственность лежит на плечах губернаторов. О чем хочу сказать? Мы должны в конце концов выйти на цивилизованные способы жилищного строительства без привлечения средств граждан.

Перед нами стоит сложная задача уже в этом году – выйти на 88 миллионов квадратных метров, и в последующие годы, до 2024 года, мы должны будем выйти на гораздо более амбициозную цифру – 120 миллионов квадратных метров в год.

Мы должны сделать так, чтобы в год примерно пять миллионов семей имели возможность улучшить свои жилищные условия, чтобы раз в 10 лет каждая семья, нуждающаяся в этом, могла улучшить свои условия. Это очень сложная задача, но реализуемая, потому что сегодня такой возможностью обладают примерно 3,5 миллиона семей.

Но если мы сейчас резко сделаем шаги в направлении уменьшения привлечения средств граждан, то тогда мы столкнемся с несколькими проблемами. Первая – мы получим еще больше претензий со стороны граждан, потому что невозможно будет достроить то, что уже начато строительством. И вторая – мы резко снизим объемы строительства в целом.

Поэтому у нас принято решение с 1 июля 2019 года прекратить заключать новые договоры долевого строительства и привлекать исключительно средства через систему финансовых учреждений и через банки для этих целей.

Но у нас уже появился на экране новый министр строительства. Давайте попросим Владимира Владимировича прокомментировать то, что я сказал, и то, что он хотел бы добавить.

В. Якушев: Действительно, сейчас подготовлен ряд поправок в 214-й Федеральный закон «О долевом строительстве», согласно которому мы должны решить две очень важные задачи, которые не делали этот рынок и эту процедуру долевого строительства прозрачными.

Первое – это уход от «котлового метода», одно разрешение на строительство – один расчетный счет. Второе – это банковское сопровождение. Эти два института должны заработать с 1 июля этого года. И, как Вы правильно сказали, с 1 июля 2019 года это так называемые специальные счета, на которые будут привлекаться деньги участников долевого строительства, но этот счет не будет находиться под распоряжением застройщика.

Эти деньги блокируются, и под них застройщик открывает кредитную линию в банке, финансирует застройку объекта. И лишь после того, как ключи будут вручены застройщикам, с данного счета, где собраны деньги дольщиков, будет погашена кредитная линия, и соответственно застройщик получит прибыль.

Это тот механизм, который позволит на сегодняшний день использовать деньги дольщиков, но при этом максимально их сохранить и не допускать этих «пирамид», которые мы на сегодняшний день имеем. Данные поправки мы должны принять 27 июня и начать работать уже в новом механизме.

Вопрос: В соответствии с Вашим поручением Правительство приняло постановление № 1711, которое дает право на снижение ипотечной ставки с 13 процентов, как у нас сейчас, до шести. Но когда мы обратились в банк, нам сказали, что в пункте 9 данного постановления написано, что льгота положена только в случае рождения второго или третьего ребенка, а про четвертого, пятого, шестого ничего не написано. Мы хотели бы к Вам обратиться с просьбой как-то изменить этот пункт № 9, чтобы он звучал следующим образом – что данная льгота по снижению ставки до 6 процентов распространяется на граждан, у которых рождается второй и последующий ребенок, последующие дети. Тогда данной льготой смогут воспользоваться и многодетные семьи, так, как ей сейчас пользуются семьи с двумя детьми и тремя.

Ответ: Что я могу сказать? Вы правы. Это решение, о котором Вы сейчас сказали и которое изложено в постановлении Правительства, оно, я думаю, я сейчас разочарую, наверное, Министерство финансов, оно ошибочно и его нужно поправить. Стоить это будет примерно, если не ошибаюсь, где-то 9 миллиардов рублей. Это не такие уж большие деньги. Большие, конечно, но не такие большие, имея в виду необходимость поддержки семей с детьми и решение демографических вопросов и проблем, перед которыми стоит наша страна. Обязательно переговорю на этот счет с Председателем Правительства. Мы это сделаем, мы это поправим. И я хочу пожелать всего самого доброго вашей семье и таким семьям, как ваша.

Я уже говорил в Послании, по-моему, о том, что мы должны ориентироваться на ипотечную ставку где-то 8 процентов, но стремиться нужно к 7 процентам. Здесь нет ни одного лишнего слова, мы долго спорили по этим вопросам. Это все связано с бюджетными расходами, но стремиться Правительство и Центральный банк должны к 7 процентам.

Что касается постановления Правительства, о котором Вы сейчас сказали, оно, безусловно, должно быть поправлено, и мы это сделаем.

(Подробно с вопросами россиян и ответами Президента можно ознакомиться на сайте kremlin.ru).

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Другие тэги

Статьи из рубрики «Политика»