Сетевое издание «Дагестанская правда»

21:00 | 30 ноября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Россия: новые смыслы, трансформации

Послесловие к празднику

A- A+

Россия молодая… Вдумываешься в значение этих слов, приобретающих особый смысл, пытаясь удержать в руках связующую нить с другой, прошлой жизнью, в которой родилось не одно поколение, успев стать не просто гражданами своей страны, но и людьми, для которых понятие родина носило глубокий, осязаемый смысл, наполненный ощущением внутренней свободы, счастливого чувства принадлежности к ее святыням, идеалам, убеждениям.

Все так. И сегодня, оглядываясь на теперь уже историческое прошлое другой эпохи 90-х, задумываешься об исторической преемственности, что в свое время позволило нашей стране перебороть, пережить времена, когда казалось, что путь великой державы чреват необратимыми последствиями, когда за хрупким, призрачным порогом казалось неизбежным небытие. Но даже тогда сомнения гасились той силой духа, что прослеживалась в истории тысячелетней Руси, создавшей мощное многонациональное государство.

Так каким же смыслом наполнена суть, сердцевина современной России? Что, утеряв по дороге, мы все же сумели восполнить иными ценностями, представлениями, создав отечественную схему политического устройства государства, скрепы которого, как и прежде, должны объединять многонациональную, многоконфессиональную страну. И что же, наконец, нам дал опыт перестроечных лет, ввергнув в пучину испытаний, ломки сознания, традиционных ценностей.

Да, мы выжили. И, создавая новую страну ценой невероятных усилий, сумели сохранить то главное, что во все времена нас объединяло. Вспомним празднование Дня независимости в теперь уже историческом 90-м, когда наконец была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР, ставшая предтечей развала огромной страны, когда прежние государственные стандарты, институты вмиг оказались разрушены и все полетело в тартарары. Тогда обезумевшим республикам было предложено взять столько суверенитета, сколько они пожелают. Это дало мощный подземный толчок цунами, прокатившемуся смертоносной гигантской волной по городам и весям бывшей могучей державы многочисленными кровавыми событиями, в результате чего процесс распада приобрел центробежную силу, да такую, что многие зарубежные эксперты всерьез полагали, что прежней страны нет и уже не будет никогда, она просто исчезнет с политической карты мира.

Да, мы выжили. И, создавая новую страну ценой невероятных усилий, сумели сохранить то главное, что во все времена нас объединяло. Формировавшуюся политическую систему пришлось собирать по камушкам. Выстояли тогда, выстоим и сегодня

Да, формировавшуюся политическую систему пришлось собирать по камушкам, скрепляя остатками прежних исторических реалий, отказавшись от которых означало признать свою несостоятельность. Мы выстояли и тогда. Но россияне все чаще стали задаваться вопросом: от кого же эта самая независимость и зачем нужно было разрушать страну, объясняя это демократическими реформами. Да, реформы оказались губительными для основной части населения. Разрушив экономику, псевдореформаторы утверждали, что рынок всё расставит по своим местам, забыв рассказать своим согражданам о том, что любой рынок регулируется и для этого необходимо создавать механизмы по переходу планового хозяйства к рыночному, что и по сей день является предметом для бурных дискуссий среди российских экономистов, продолжающих обсуждать, нужен ли был такой рынок, превративший страну в барахолку, поставивший учителей – врачей в ряды торговцев, расстававшихся с последним, чтобы прокормить голодных детей.

Иллюзии о свободном рынке и псевдодемократии еще долго являлись навязчивой идеей псевдореформаторов, обобравших до нитки своих сограждан, превративших некогда глобальную державу в страну с ручным американским управлением. Тогда мы оказались перед выбором окончательной утери национальной безопасности, той традиционности, что характеризовала страну, создавшую уникальную политическую, культурную архитектуру, прославляющую человека труда, создающую образ современника, для которого общее было превыше личного, а не индивидуалиста, напрочь забывшего о том, что существует большое во имя малого. И в этом заключалась та сермяжная правда, во имя которой отдавались жизни, а люди расставались с последним во имя высоких целей.

А может, лучше не вспоминать об этой странице в истории нашей страны? Или все-таки надо, чтобы удержаться от новых экономических гуру, предлагающих все более замысловатые реформы, от которых стонет народ? Или задуматься над тем, так ли уж нам нужен Ельцин-центр, герой которого останется в народной памяти не как реформатор, а как разрушитель, не как политик, ратовавший за демократию, а как человек, подписавший преступный сговор в Беловежской пуще и спустивший до нитки заработанное всей страной – корабли, заводы, фабрики, уникальные технологии – всё, что представляло национальный интерес. И, что самое ужасное, он отдал на откуп молодежный стратегический ресурс всевозможным соросам, втемяшивающим в неподготовленное сознание идеологические конструкции, отчуждающие незыблемое, незаметно превращая поколение нового века в граждан мира, не знающих стыда, воюющих с собственным народом. Мы прошли и это испытание ценой неисчислимых жертв, потерь, восполнить которые невозможно, потому что цена этому – жизнь.

Помнится, в 1998-м необычный праздник был переименован в День России. А новый статус он обрел в 2002-м, когда накануне официальным постановлением вступил в силу Трудовой кодекс. А еще раньше новая Россия обрела почву под ногами, убедив в 1999-м весь мир, что она не только жизнеспособное государство, но и великая военная держава, которая может отстоять свои рубежи той неповторимой кровной чертой характера россиян, что «своих не сдаем и готовы защищать свою высотку до последнего патрона». Тогда первое боевое крещение получил и премьер В. Путин, а мировое сообщество запомнило жесткость и непримиримость российского лидера, много раз потом показавшего кузькину мать нашим политическим оппонентам.

Это был момент истины, а еще коренной перелом милитаристских стереотипов, когда народ и армия оказались тем монолитом, что скрепил единство, забросив те первые ростки, что дали судьбоносные всходы, возрождая страну, несколько десятилетий пребывавшую словно в летаргическом сне. Мы воспряли духом, вновь поверив в то, что мы не просто страна, мы – люди, связанные друг с другом сильнее самого прочного каната, мы – кровная, близкая родня, где бы мы ни жили. Мы вновь поверили, что впереди у нас, как это было всегда, ясная, прямая дорога.

Так в чем же смысл этого праздника с точки зрения дня сегодняшнего? Как мне кажется, сейчас этот вопрос особенно остро стоит перед каждым из нас. И, пожалуй, национальное единство важнее сверхзвука, которым мы так гордимся, демонстрируя мощь отечественных ВКС, убедительные победы в Сирии, вызывающие столь неоднозначную реакцию не только у милых сердцу США, но и у собственных либералов, брызжущих слюной при виде «Бессмертного полка», отчитывающих Путина за российский Крым, за Сирию, где мы удерживаем ближневосточный плацдарм от американской экспансии, которая, впрочем, безраздельно хозяйничает в нефтеносном Клондайке, без устали качая углеводороды. Мы по-прежнему находимся в поле зрения тех, кто никак не может смириться с тем, что Россия остается ключевым игроком на мировом политическом поле и выстраивает свои отношения с миром, вовсе не руководствуясь американскими лекалами, и рассматривает государства, выступающие партнерами завоевательной политики США, как собственную вотчину. Не стесняясь, Запад претендует на часть российских территорий, определив для себя как стратегические объекты Сибирь, Арктику, Байкал. Да что там говорить, даже дружественный Китай нет-нет да и заявляет о своих амбициях в приграничных с ним территориях, качает воду из Байкала, нещадно вырубает леса, скупая за копейки бесценную древесину.

Так чем же стала для россиян новая дата – обыч­ным календарным днем или новой точкой отсчета? Вновь и вновь задаюсь этим вопросом, пытаясь определить степень консервативности или, наоборот, модернизированности знаковой даты, открывающей новую для россиян эру в истории российской государственности. Да, к чему скрывать, многое трансформировалось в нашем сознании вместе с переоценкой уходящей натуры 90-х. И только теперь начинаешь осознавать, что живешь в другом мире, в котором, несмотря на всю его неоднозначность, необходимо, нет, не приспосабливаться, но четко разграничивать свою роль и место в жизни своей страны, той общественной силы, что уравновешивает общество и власть.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Аналитика»