Сетевое издание «Дагестанская правда»

16:00 | 17 сентября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Россия в меняющемся мире

Аналитика
A- A+

Мир переживает трансформацию политических конфигураций. Из самых очевидных процессов заметен некоторый отход от глобалистского мироустройства. Целый ряд политологов склонны так думать.

В качестве знакового момента свертывания проекта «глобализация» эксперты видят пересмотр внешней и внутренней политики США. Именно там еще при президенте Обаме, а более отчетливее при Трампе зазвучали призывы развернуть всю политическую и экономическую мощь на защиту внутренних интересов, а не внешних. Такая позиция в принципе не нова, например, Китай практикует именно такой формат взаимоотношений с миром и прекрасно развивается уже не одну тысячу лет.

О суверенной экономике и политике заговорили еще в начале «нулевых» и в России. Только прессинг определенных политических групп не давал развиться такому сценарию. Сейчас, когда мир переживает острый экономический кризис, совпавший с эпидемией коронавируса, сама судьба заставила множество стран пересмотреть свою позицию по отношению к глобализируемому процессу.

О том, что мир отходит от глобализации и возвращается в состояние многополярности, говорили на встрече главного редактора журнала «Россия в глобальной политике», председателя Президиума Совета по внешней и оборонной политике, директора по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федора Лукьянова с участниками проекта «Межрегиональный клуб лидеров «Будущее Кавказа».

«Модель западного мира была довольно привлекательна для многих стран, в том числе и нашей. Эта тенденция началась с середины ХХ века и бурно начала развиваться после Второй мировой войны, – считает спикер встречи. – Но уже с середины 2000-х годов стало ясно, что американская гегемония не может удержать, а тем более навязать свое мироустройство всем странам. Афганский пример лишь подтверждает такой процесс. Ведь Соединенные Штаты, войдя 20 лет назад в Афганистан, руководствовались идеей, что они смогут создать совершенно новый облик этого горного государства, что-то вроде нового «японского чуда».

Суть заключалась в том, что западный образ мира можно навязать даже в таком регионе, где что-то подобное существовать вообще не может. Такой же шаг был предпринят ранее в Ираке. Хотя там возможности построить государство по западному образцу были куда более реальными. Теперь, спустя 20 лет, мы видим спешную эвакуацию вооруженных сил Америки и признание того факта, что государство может и должно оставаться суверенным, таким, каким оно может существовать в данный исторический момент».

Лукьянов привел пример трансформации мнения о гегемонии в геополитике в самих Штатах. Так, Америка шаг за шагом начала отходить от принципа экспансии, считает эксперт. Самым отчетливым примером по обозначению нового вектора политики Штатов стало утверждение бывшего президента Трампа, о том, что США будут заниматься своими внутренними проблемами и возвращать компании на родину.

Суверенная политическая модель как новая реальность заставляет по-другому воспринимать и действовать и внутри нашего государства – развиваться лично, задуматься над новым общественным укладом, самобытным для нашей страны, а не копировать модель западного гражданского общества.

Теперь вот о чем. Есть мнение, что США еще в 1950-х годах отошли от идеи построить в каждом государстве либеральную западную модель. Они пришли к выводу, что проще хаотизировать страны, ввергнув их в архаику средневековья. Ведь таким образом уничтожается конкуренция за экономические и природные ресурсы, выстраивается так называемая «горячая дуга» из междо­усобных войн вокруг Евразии, а конкретнее – нашей страны.

Только с середины ХХ века Штаты развязали войны в более чем 20 странах мира. В этих странах не то что не приблизились к западной модели государства, напротив – вернулись чуть ли ни к эпохе рабовладения и средневековья. Зато здесь полностью управляемая элита, которая практически за бесценок отдает природные богатства и политические дивиденды Штатам и их союзникам. Кстати, это необязательно слабые и отстающие страны. В форваторе американских интересов действуют, например, и Турция, и Арабские Эмираты, и ряд западных стран. А об «оранжевых революциях» нам известно практически все, когда даже не прятали саму технологию свержения законного правительства.

Такая же судьба была уготована и для Афганистана, из которого сейчас исходит самый большой наркотрафик в мире. Это подтверждает лишь то, что Штаты и не думали делать из Афганистана процветающую горную страну. Возможно, эта была лишь идеологическая зыбкая ширма для так называемого мирового сообщества. Кстати, примерно такой же ширмой прикрывалась и фашистская Германия, когда, напав на нашу страну, в газетах публиковались оправдательные материалы о том, что рейх спасает Россию от «красной чумы».

Так вот, наладив сбыт наркотиков, свою миссию Штаты в Афганистане завершили. Сейчас, когда «Талибан» (запрещенная в России организация) взял власть в стране, становится очевидным, что Америка не отказалась от идеи создания на Ближнем Востоке постоянно действующей горячей точки по типу ИГИЛ (запрещенная организация в мире и в России). Предупредительная дипломатическая мера с нашей стороны и настрой на дружелюбный лад с талибами – это лишь неутешительный выбор между «плохим» и «очень плохим». Талибы «лучше» ИГИЛовцев лишь в том, что у афганцев нет пока задачи экстраполировать свой образ в другие страны, а у ИГИЛ есть.

Причем сейчас между этими группировками есть определенные трения, которые пока что на руку и нам. Собственно говоря, если талибы выбрали свой путь, то пусть живут, как хотят, лишь бы не лезли в соседние страны. А если попутно еще и уничтожат идеологическую основу ИГИЛ, то это будет реальной победой над глобальным террором, хотя бы в этой исторической перспективе. Штаты же, наоборот, рассчитывают, что ситуация с приходом талибов активизирует процессы в Средней Азии, вплоть до наших границ. Здесь важно понять, кто в итоге переубедит «Талибан» – мы или американцы: развиваться внутри страны или проводить экспансию своих идей дальше.

Поэтому говорить о том, что приход талибов это результат слабости и недальновидности Америки, автор этого материала не стал. Возможно, мы являемся свидетелями начала второго, более драматического этапа для Средней Азии, к которой янки не подобрались… А там и до нас недалеко.

Что же касается глобализации, то говорить о ее завершении преждевременно. Процессы взаимодействия сейчас просто переходят из стадии культурного влияния в стадию сугубо экономической зависимости, что подтверждается все теми же действующими организациями ВТО, МВФ и прочими. Переход в цифровой формат товарообмена и денежного оборота еще более укрепляет глобалистскую модель мира.

Главное, что пока все международные расчеты проходят по долларовому валютному исчислению и, к сожалению, ни о какой суверенной политической модели говорить не приходится, в том числе и в России.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Аналитика»