18:00 | 22 октября, Пн

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Вместе с Россией: 200 лет единства и созидания

A- A+

Осенью в нашей республике пройдут торжества в честь 200-летия вхождения Дагестана в состав России. Для нас, сегодняшних дагестанцев, одновременно являющихся гражданами многонациональной Российской Федерации, в этом историческом факте заключен великий, без всяких натяжек смысл.

Подписание Гюлистанского мирного договора от 12(24) октября 1813 года, в результате которого Дагестан был присоединен к России, явилось переломным этапом в судьбе дагестанских народов. Отныне на международном уровне получал признание исторический выбор наших предков – развиваться в составе многонационального Российского государства и быть под его надежной защитой, откуда бы ни исходила внешняя угроза.

Присоединение Дагестана к России имело многовековую ретроспективу. Как подчеркивал авторитетный дагестанский ученый Расул Магомедов, «договор этот лишь подвел итоги длительному процессу сближения, юридически оформив вхождение дагестанских земель в состав Российского государства. Дореволюционные историки считали 1813 г. началом сближения народов Дагестана, дагестанского общества с Россией. Более верно считать Гюлистанский договор логическим завершением объективных процессов XVI-XVII вв. Следует также отметить необратимость акта 1813 г. С тех пор народы Дагестана постоянно и неотрывно находились в составе Российского государства и юридически принадлежали к его населению».

Что же двигало дагестанскими правителями, выбравшими внешнеполитическим ориентиром именно Россию? Исторически сложилось так, что владычество и постоянное соперничество Турции и Ирана –крупнейших государств того времени – было губительным для Дагестана, тормозило его экономическое, политическое, культурное развитие. Дагестанская история хранит немало примеров героической, совместной борьбы горцев с иранской агрессией, турецким гнетом. Пророссийская же ориентация большинства феодальных владетелей соответствовала общенациональным интересам горцев. Именно Россия была реальной силой, способной оградить их от угрозы порабощения со стороны Турции и шахского Ирана. Поэтому результаты и последствия присоединения к России следует оценивать как поистине судьбоносные для Дагестана. Избавившись от разорительных набегов, дагестанские народы получили возможность снижения экономической отсталости, налаживания хозяйственных и торговых связей, преодоления политической раздробленности. Помимо прочего, присоединение Дагестана к России открывало перспективу приобщения горцев к передовой русской и мировой культуре, содействовало ускоренному общественному развитию.

Уместно вспомнить хотя бы в самых общих чертах о том, как складывались эти исторические взаимосвязи, развивались политические, экономические, культурные контакты народов Дагестана с русским и другими народами России.

По свидетельству ряда источников, еще в древние века русские купцы стали активно осваивать побережье Каспийского моря. Уже в VII-VIII столетиях горцы и русы совместно отражали нашествия арабов. В 80-е годы Х века кавказские князья обменивались с Русью посольствами. Известен и такой факт: в 990 году эмир Дербента предпочел покинуть собственное владение и уйти в Табасаран, нежели выдать на смерть дружинников-русов.

Историки говорят об усилении взаимодействия народов Кавказа с русским народом в период правления Ивана III (1462-1505 гг.), который проводил целенаправленную политику по расширению границ Московского государства. В низовьях Терека стали селиться казаки, которые активно общались с местным населением, вели торговлю, заключали браки.

В 1557 году в Астрахань прибыли посланники шамхала Тарковского с просьбой о принятии в российское подданство. Позднее (в 1614-1632 гг.) такие договоры были заключены почти всеми дагестанскими владениями. Во время русско-турецкой войны 1676-1681 годов Асланбек Кафиркумухский на стороне русских войск принимал участие в боях с крымчаками и турками-османами под Чигирином на Украине, а шамхал Будай отказался помогать крымскому хану в борьбе против Российского государства.

Важным этапом в развитии русско-дагестанских отношений явился период, связанный с Каспийским походом Петра I. Его итогом стало присоединение к России г.Дербента и прибрежных районов Дагестана. Помимо признания российских интересов на Северо-Восточном Кавказе и в Прикаспии Ираном (по Петербургскому договору 1723 года) и Турцией (по Константинопольскому договору 1724 года) ускорилось экономическое развитие края: начато строительство дербентской гавани; возведена плотина на реке Сулак, что позволило проводить суда по Аграхану; приняты меры по организации в г.Кизляре производства и переработки шелка-сырца.

Процессы дальнейшего сближения с Россией вступили в новый этап после заключения Георгиевского договора 1802 года, в соответствии с которым дагестанские феодальные владения добровольно переходили под покровительство русского царя. Уже к 1806 году практически все дагестанские владетели и часть «вольных общин» приняли подданство России или подтвердили свою готовность к этому.

Именно с этого периода устанавливалось прямое российское управление в Дербенте, Кубе, а некоторые ханы были в течение ряда лет (до 1812 г.) отстранены от власти, как, например, Ших-Али-хан Дербентский и Сурхай-хан Казикумухский.

Русско-персидская война 1804-1813 годов и русско-турецкая война 1806-1812 годов не остановили интенсивного присоединения дагестанских владений к России, завершившегося присоединением Казикумуха и Акуша-Дарго. По Гюлистанскому договору Иран признавал присоединение к России Дагестана, Грузии, Имеретии, Гурии, Мегрелии, Абхазии, а также Карабахского, Гянджинского, Шекинского, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского и Талышского ханств. Признавалось и присоединение к России всего кавказского побережья Каспийского моря.

Вхождение Дагестана в новое политическое, экономическое и культурное пространство не прошло без потрясений. Колониальная политика царского самодержавия, как и гнет местных феодалов, порождали недовольство, социальный протест. Трагической и одновременно героической страницей истории Дагестана и России остается эпоха Кавказской войны 1817-1864 годов.

Война завершилась историческим компромиссом. Плененный в 1859 году в Гунибе имам Шамиль спустя несколько лет вместе с сыновьями присягнул на верность Александру II. Известно содержание его послания царю со следующими словами: «Ты, великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием. Ты, великий Государь, подарил мне жизнь…Мой священный долг, как облагодетельствованного дряхлого старика и покорённого Твоею великою душой, внушить детям их обязанности перед Россией и её законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь…Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему отечеству».

В наши дни, спустя почти 150 лет, это «завещание» сохраняет свою историческую и политическую значимость. Мысль о служении «новому отечеству» воплотилась в жизни и судьбах многих поколений дагестанцев, ставших верными сыновьями России и братьями русского народа. Дагестан вместе со всей страной прошел большой путь – обрел государственность, учился и работал, выстоял и победил в Великой Отечественной войне, восстанавливал и строил города, пахал землю и собирал урожай, словом, созидал. И при этом неизменно ощущал поддержку русского народа, российской интеллигенции. Каким бы оценкам сегодня ни подвергался советский период в истории России и ее регионов, нет смысла отрицать, что именно в те годы республика сделала мощный рывок в своем экономическом и социальном развитии, сформировала собственные властные, политические и гражданские институты. Не говоря уже о расцвете национальной культуры, самобытного искусства народов республики, развитии ее интеллектуального, творческого, духовного потенциала. О нашей общей гордости за то, что Дагестан стал родиной выдающихся поэтов, музыкантов, художников, которых чтит вся Россия, о которых знает весь мир…

В переломные 90-е, когда страна переживала труднейший период кризиса, изменения общественных устоев, дагестанцы подтвердили свою верность историческому выбору и России, не соблазнившись никакими «суверенитетами». Они с честью выдержали тяжелые испытания августа-сентября 1999 года, когда международные террористы посягнули на конституционный строй, территориальную целостность Российского государства, выбрав момент, чтобы, по известному выражению Хаттаба, «отобрать Северный Кавказ у русских». Агрессия сорвалась: Дагестан сумел себя защитить, вместе с российскими воинами отстояв безопасность и единство своей Родины. Отдавая должное стойкости духа и самопожертвованию дагестанцев, их роли в сохранении целостности государства, Президент России В. Путин назвал события 1999 года одним из примеров настоящего общероссийского патриотизма. Разгром вооруженных бандформирований предотвратил угрозу распада страны, стал отправной точкой нового этапа в развитии и укреплении мощи России.

В последнее время вопрос о скрепляющих основах российской государственности получил особую остроту. В обществе заметно усилились тенденции межэтнической и межрелигиозной напряженности, нагнетания ксенофобии, а для нашей страны подобные проблемы являются фундаментальными. Речь по существу идет об угрозах жизнеспособности государства, которое складывалось и развивалось как многонациональное и поликонфессиональное. Северный Кавказ – это средоточие многих этносов, культур, традиций, языков, и для нас особенно актуален тезис, сформулированный в одной из предвыборных статей В.Путина, о том, что «любой человек не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности, но быть прежде всего гражданином своей страны».

Подобное восприятие национальной, культурной и гражданской идентичности населения регионов огромной России исключает спекуляцию на провокационных лозунгах типа «Хватит кормить Кавказ!». Однако мы видим, что антикавказские настроения в стране нарастают, настойчивее становятся поползновения вбить клин между представителями разных народов. В массовое сознание вбрасываются провокационные лозунги и ложные стереотипы о кавказцах, дагестанцах. Сегодня по большому счету испытываются на прочность узы культурно-исторического и духовного родства между русским народом и народами Северо-Кавказского региона.

Все это напоминает болезнь, от которой общество обязательно должно излечиться. Попытки разобщить народы нашей многонациональной страны, разъяснить «массам», кто «свой», а кто «чужой», не могут не вызывать тревоги за наше общее будущее.

Мы хорошо видим и то, что на ослабление вековых связей Дагестана с Россией направлены усилия разного рода радикалов, приверженцев религиозно-политического экстремизма и этносепаратизма. Сегодня они отчасти преуспели в том, что в сознании определенной части дагестанцев происходит подмена общественных, культурных ценностей. Что влияние русской культуры, обогатившей мировоззрение и миропонимание дагестанских народов, уже не такое мощное, как прежде. Взамен нашей молодежи предлагается некий ориенталистский суррогат, сочетающий египетский кальян и японскую игровую приставку, арабский хиджаб и итальянскую сумку, пакистанский джеляб и кроссовки «Адидас». Настойчиво навязывается мысль о духовно-нравственной и политической несостоятельности современного общества, российского в том числе. Под псевдоисламскими лозунгами камуфлируется идеология насилия, нетерпимости к тем, кто живет и мыслит иначе, и в целом – к Российскому государству. Однако, как подчеркивает и нынешний руководитель Дагестана Рамазан Абдулатипов, «ни в одной религии нет призыва разрушать государство».

Сегодня мир глобализуется, уже нет «железного занавеса», и молодые люди могут свободно изучать и сравнивать жизнь у себя на родине, в центральных областях России и за рубежом. Это сравнение может быть иногда не в пользу Дагестана и страны в целом. Но мир – это не туристические маршруты, не места, где просто «хорошо» или «плохо». Человек не может осмысленно существовать вне заданных координат – экономических, социальных, культурных, вне связей с Родиной, своим языком, семьей. Иначе нас ждет отрыв от корней и полная маргинализация.

Российско-дагестанское единство – тема чрезвычайно обширная, имеющая прямые выходы в современность (в том числе с геополитической точки зрения) и дающая пищу для размышлений, причем не только академических. В научной и околонаучной среде все еще сохраняется соблазн неоднозначных интерпретаций истории (в особенности эпохи Кавказской войны), искусственной поляризации, противопоставления «деспотичной» России «свободолюбивым горцам», нивелирования интеграционных процессов, объективно сближавших народы великого государства в единое целое.

На самом деле российско-дагестанские взаимоотношения были разными, в том числе драматическими и конфликтными, – такова историческая реальность, отрицать которую бесполезно и непродуктивно. Думается, гораздо важнее сегодня, спустя 200 лет, попытаться на уровне современных представлений о государстве и обществе непредвзято осмыслить истинную значимость и необратимость нашего единства, озвучить «болевые точки», угрожающие межнациональному миру и гражданскому согласию, в целом — стабильному развитию России и Дагестана.

В этом плане отрадно видеть интерес российской общественности к данной тематике, о чем свидетельствуют, например, юбилейные мероприятия, запланированные в ряде регионов. В достаточно далеком от Дагестана Оренбурге 24 октября пройдет Всероссийская конференция «Народы Кавказа в Уральском регионе» с обсуждением вопросов участия народов Северного Кавказа в экономической, общественно-политической и культурной жизни Оренбуржья на протяжении XVIII-XXI веков; будут говорить о проблемах миграции представителей кавказских этносов на Урал, об этнокультурном своеобразии и духовных ценностях народов Кавказа, о деятельности национально-культурных объединений и землячеств и т.п.

Даже беглый обзор «повестки дня» предстоящей конференции подтверждает необходимость подобных дискуссий, которые, хочется верить, не станут просто мероприятиями «для галочки». В каждом регионе нашей страны, особенно там, где многие годы живут, учатся и трудятся выходцы из Дагестана, было бы полезно еще раз задуматься над тем, что Северный Кавказ – это органичная часть России. Что дагестанцы, как и представители соседних с нами республик, – не «мигранты», а полноправные граждане страны. Хотелось бы, чтобы и у нас в республике программа предстоящих торжеств не ограничилась «официозом», а порадовала разнообразием культурных событий, атмосферой оптимизма, уверенности в завтрашнем дне.

 

 

 

 

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Политика»