08:00 | 22 октября, Пн

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Месть

A- A+

Сыскари

Под этой рубрикой будут публиковаться наиболее интересные дела из истории дагестанского уголовного розыска. У истоков УГРО стояли люди, не обладавшие специальными знаниями, но тем не менее распутывавшие даже очень сложные дела. С первых дней работы и по настоящее время они защищают закон и порядок. Больше чем кто-либо о них знал ветеран дагестанского МВД Мурад Муратханов. Заслуженный работник органов внутренних дел и журналист из первых уст узнавал эти истории.

В один из августовских дней 1983 года у обочины проселочной дороги недалеко от поселка Шамхал Кизилюртовского района местный житель обратил внимание на странное поведение своей лошади. Она нервно била копытами о землю и почему-то трясла головой. Беспокойство лошади передалось и хозяину.

— Что встревожило ее, — подумал он, подошел ближе и увидел присыпанный землей труп мужчины, о чем тут же сообщил в милицию.

Вскоре на место прибыла оперативно-следственная группа под руководством прокурора – криминалиста Рашида Алиева. Труп был расчленен, некоторые части тела отрезаны, имелись два огнестрельных ранения в грудь.

– Кому он так насолил, что так по-зверски издевались над ним,- с возмущением произнес Алиев. – В своей практике мне многое приходилось видеть, но такую жестокость… Озверели люди, — заключил он, приступая к работе.

На месте захоронения хорошо сохранились следы кроссовок, на одном из которых даже осталось название страны-производителя с характерной приметой — в надписи отсутствовала одна буква. Эксперты сняли гипсовые слепки подошв, вскрыли труп, в котором оказались две малокалиберные пули.

— Самое главное — установить личность убитого, а через него и убийц,- поставил задачу Алиев.

Начали с запроса в милицию о наличии каких-либо заявлений об исчезновении мужчины с подобными приметами, но безрезультатно. Это заметно осложнило дело. Труп находился не в лучшем состоянии, кожа с кистей рук сошла полностью в виде «перчаток». Несмотря на плохое состояние кожи, Алиев сумел снять отпечатки пальцев, поместив их в касторовое масло, которое усилило рельеф. Убитым оказался ранее судимый Мирзаев, но его почему-то никто из родственников не искал. Объяснили это тем, что он выехал на заработки за пределы республики, и даже показали две телеграммы от него. Оперативники же установили, что они были отправлены после смерти Мирзаева.

— Вот тебе бабушка и Юрьев день! — хлопнул в ладоши Алиев, поняв, что ему и его группе предстоит новая рутинная работа, чтобы разгадать загадку таинственного исчезновения Мирзаева и его смерти. Изучая документы о судимости убитого, а также в ходе допросов его родственников и друзей, Алиев выяснил, что Мирзаев привлекался к уголовной ответственности за разбойное нападение по заявлению некоего Бекова, которого он оскорбил на суде, задев его мужское достоинство. Заявитель поклялся отомстить ему.

Проверяя Бекова и его связи, опергруппа установила, что он не женат, проживает один, несколько месяцев назад у него поселился двоюродный брат Кадыров, незадолго до этого вернувшийся из Афганистана.

Обозначилась еще одна небезынтересная деталь: Кадыров имел дружескую связь и часто встречался с некой Неймановой. Но опять незадача – найти ее нигде не удалось, как в воду канула. Вскоре из местного отделения милиции сообщили, что имеется материал о ее исчезновении. Его изучение дало неожиданный результат: в последний раз Нейманову видели на городском пляже Махачкалы с Мирзаевым накануне его таинственного «отъезда» из республики.

Для проверки этой версии произвели обыск в доме Бекова и обнаружили 17 малокалиберных патронов. Это дало повод для задержания его и Кадырова. Однако для прямых обвинений Бекова и Кадырова в убийстве этого было недостаточно. Надо было найти Нейманову, знакомство с которой подозреваемые напрочь отрицали.

При таких обстоятельствах вся надежда возлагалась на допросы подозреваемых. С учетом анализа данных, характеризующих их личности, Алиев решил допросить первым Кадырова. Когда его привели, правоохранители предложили снять кроссовки, в которые тот был обут. Кадыров недоуменно пожал плечами и стал разуваться. На обуви в названии страны-производителя не хватало той самой буквы, что и на отпечатках следов на месте захоронения убитого. Подозреваемый был настолько самонадеян, что даже не подумал избавиться от кроссовок, в которых совершил преступление.

Положив их на стол надписью вверх, Алиев разложил рядом фотографии следов, изъятых с места обнаружения трупа Мирзаева. Увидев сходство фотографий с оригиналом, Кадыров растерянно оглянулся вокруг и смертельно побледнел. Придя в себя, он едва слышно промолвил:

— Я дам показания.

Преступник рассказал, что его двоюродный брат Беков, прилюдно оскорбленный на суде Мирзаевым, решил отомстить ему, для чего разработал план убийства, в который и посвятил Кадырова.

Для осуществления замысла они поручили своей знакомой Неймановой войти в доверие к убитому и заманить его якобы для интимной близости на заранее снятую квартиру. Поверив, что это необходимо братьям для серьезного разговора с Мирзаевым, Нейманова привела его на квартиру и предложила принять ванну. Под шум воды она открыла входную дверь и впустила Бекова с Кадыровым в комнату. Когда ничего не подозревавший Мирзаев вышел из ванной, Беков направил на него пистолет и, напомнив об оскорблении, выстрелил дважды в грудь. После этого братья расчленили труп, замотали в скатерть и одеяло, погрузили в автомашину Бекова, выехали за город и прикопали в поле возле поселка Шамхал.

Рассказав эту страшную историю, Кадыров замолчал. Но Алиев не дал ему прийти в себя:

— А Нейманову где закопали?

— И это знаете? — удивленно произнес Кадыров. — Я не хотел. Беков сказал, что она может выдать нас. Мы поехали на загородный пляж. Теплый летний день клонился к вечеру, солнце скрывалось за Тарки-Тау. «Не правда ли, красиво!» – обратил Беков внимание Неймановой на закат и выстрелил ей в затылок из пистолета. Она беззвучно упала на песок у самых волн. Беков проверил пульс и сказал: «Вот и все, как говорится, и концы в воду»… Там же, в песке, и закопали мы Нейманову, — закончил свой рассказ Кадыров.

Его показания были записаны на магнитофон. Упиравшемуся на допросе Бекову воспроизвели запись, и он, услышав голос брата, отпираться не стал. Братья показали место убийства и захоронения Неймановой.

Такова цена одного случайно оброненного обидного слова – двое убитых и двое осужденных на длительные сроки лишения свободы.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Правопорядок»