00:00 | 22 июля, Вс

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Работать на упреждение

A- A+

11 марта 2003 года был подписан Указ Президента РФ о создании Федеральной службы государственного наркоконтроля. Этот день стал профессиональным праздником наркополицейских. Об истории становления службы в нашей республике, реалиях сегодняшнего дня рассказывает руководитель Управления Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков по РД Энрик Муслимов.

Энрик.jpg– Энрик Селимович, поздравляем вас и ваших коллег с профессиональным праздником. Не могли бы вы вкратце рассказать о коллективе Управления: сколько сотрудников трудятся, какие есть подразделения?

– Данные о количестве наших сотрудников засекречены. Могу лишь сказать, что их в десятки раз меньше, чем у наших коллег из органов внутренних дел. Это вытекает из задачи, которая поставлена перед нами Президентом РФ, – работать как спецслужба. Иными словами, не заниматься уличной преступностью, а работать на упреждение, выявляя каналы поставок наркотиков, внедряясь в организованные преступные группы.

Что касается структуры, то у нас есть свое предварительное следствие, что позволяет нам выявлять и расследовать уголовные дела и затем направлять их в суд. Есть и своя экспертно-криминалистическая база, проводящая высокоточные экспертизы. Есть своя разведка, а также отдел, который занимается профилактикой наркомании.

– С какого года вы в этой службе?

– Я здесь с самого начала создания органов наркоконтроля. До этого работал в налоговой полиции. Когда ведомство расформировали в 2003 году, я в ранге старшего следователя по особо важным делам поступил в распоряжение руководства УФСКН. После чего мне предложили должность заместителя начальника следственной службы.

– Насколько сильно изменилось с тех пор Управление?

– Если сравнить 2003-й и нынешний год – это небо и земля. В те времена основной штат сотрудников составляли бывшие налоговые полицейские. Поначалу мы находились в полном неведении, как вести работу.

Первое уголовное дело нашим Управлением было зафиксировано в 2003 году. Помню, как мы буквально пошагово советовались с более опытными товарищами из прокуратуры, судебных органов, как следует оформлять оперативно-разыскные, следственные материалы. Так накапливался опыт. Сегодня многие судьи говорят о том, что уровень расследования уголовных дел Управления весьма качественный.

С созданием службы госнарко­контроля изменилась ситуация в области выявления наркопреступлений. Тогда, в начале 2000-х, мы столкнулись с ситуацией, когда огромное количество наркотиков хлынуло в Россию из-за рубежа. Существовавшая система не могла с этим справляться. Создание службы наркоконтроля стало барьером на пути распространения наркотиков в России. Жизнь показала, что это был своевременный и важный шаг Президента РФ.

Столько спецопераций, которые проводит ФСКН, не проводит ни одна правоохранительная структура. По итогам 2015 года директор ФСКН России Виктор Иванов заявил, что впервые за долгие годы произошло снижение количества лиц, употребляющих наркотические средства. Если до этого 8,5 млн россиян регулярно или эпизодически употребляли наркотики, то в прошлом году эта цифра составила 7,3 млн человек.

Что касается Дагестана, то становится ясно, что никакой другой правоохранительный орган не может похвастать такими результатами по пресечению незаконной деятельности организованных преступных групп, подрыву экономических основ наркопреступности.

В прошлом году в Дагестане было зарегистрировано 15340 преступлений. Из них 3104 – в сфере незаконного оборота наркотиков. Получается, каждое пятое преступление связано с наркотиками. 1440 из числа этих преступлений было зарегистрировано сотрудниками наркоконтроля республики. Казалось бы, это не так много, меньше половины. Но из них более 100 преступлений совершено в составе организованных групп.

За прошлый год из незаконного оборота изъято 347 кг наркотических средств, из них 323 кг было изъято нашими сотрудниками. 75% перекрытых каналов контрабанды наркотиков – также результат деятельности органов наркоконтроля.

Все это говорит о том, что служба состоялась и ее деятельность дает результаты.

– Касаясь темы борьбы с организованной преступностью, не могли бы вы рассказать о ней более подробно?

– В прошлом году в республике было выявлено 8 организованных преступных групп. Из них семь – нами и одна – совместно с МВД. Подавляющее большинство этих преступлений связано со спайсами.

Спайс сегодня стал самым популярным наркотическим веществом. Если в 2014 году было изъято 700 граммов спайса, то в прошлом уже 2,5 кг. Чтобы читатели яснее представили, что это означает, скажу, что уголовная ответственность наступает за хранение уже 0,02 грамма вещества.

Трудность заключается в том, что спайс распространяется бесконтактным способом через Интернет. Тем не менее нам удается выявлять распространителей. Могу рассказать о нескольких случаях разоблачения организованных преступных групп.

Одна такая группа, состоящая из семи человек, была ликвидирована нами в январе 2013 года. И только 9 марта прошлого года это дело было направлено в суд. Организатору группы было 25 лет. За время существования этой группы они реализовали около 6 тысяч «закладок». Еще около 500 граммов спайса мы изъяли при задержании. Участники ОПГ заработали на продаже наркотика 16 млн рублей.

А вот пример другой группы, которую мы назвали «астраханская», потому что она состояла из жителей этого города. На эту группу мы вышли после того, как стали фиксироваться частые случаи обнаружения «закладок» спайса по ул. Ленина в Махачкале. В день мы насчитывали по 30 «закладок». Долгое время мы не могли выйти на распространителей. Но путем оперативных мероприятий задержали уроженца Астрахани Максима Яковенко. Он ни слова нам не сказал о своих сообщниках. «Закладки» на время прекратились, но через два месяца стали опять появляться, и вновь на том же месте. Мы задержали еще двух человек. Один – из детского дома, сирота, другому – 14 лет. Они пошли с нами на контакт. Мы выехали в Астрахань для проведения оперативно-разыскных мероприятий. Там одного за другим взяли других участников группы, в том числе организатора. Им оказался дагестанец. Во время задержания в его квартире он, сидя за компьютером, общался с покупателями.

– Одно из основных направлений работы наркоконтроля – борьба с легализацией и отмыванием средств, полученных от торговли наркотиками. Каковы результаты?

– Я ставлю своим сотрудникам задачу не просто поймать преступника, а выявить и ликвидировать всю инфраструктуру. А самое главное в этом деле – именно пресечение легализации наркодоходов.

По этой статье в Дагестане в прошлом году было возбуждено 12 уголовных дел. А только за январь текущего года нами зарегистрировано 6 таких преступлений. В прокуратуре республики создана специальная рабочая группа, куда входят представители всех силовых структур. Прокурор республики Рамазан Шахнавазов этому направлению придает особое значение.

В результате наших усилий наложен арест на имущество на сумму более 20 млн рублей. Борьба с легализацией преступных доходов – трудоемкий процесс. Сегодня правоохранители вынуждены доказывать, что средства получены преступным путем. ФСКН РФ выдвинула инициативу, чтобы бремя аргументирования происхождения доходов возлагать не на правоохранительные органы, а на участников ОПГ, как это делается во многих странах.

– Как сказал глава ФСКН РФ Виктор Иванов на недавней коллегии службы, сегодня большие усилия тратятся на расследование уголовных дел в отношении наркопотребителей и предложил активнее развивать программы реабилитации. Как обстоит дело с этим в республике?

– Это на самом деле очень важный момент. Я приведу некоторые цифры. В России по преступлениям в сфере оборота наркотиков ежегодно к уголовной ответственности привлекается 121 тысяча человек. Из них 90 тысяч – за хранение. Эти лица фактически сами являются жертвами наркопреступности, больными людьми. Вместо того, чтобы лечить, их наказывают. Кроме этического момента, это невыгодно и для экономики, потому что в долгосрочном плане дешевле их лечить, чем тратить деньги на расследование и на содержание в местах лишения свободы.

К сожалению, сегодня в России нет полноценной системы реабилитации наркобольных. И Дагестан здесь не исключение.

Все упирается в финансы. Состояние бюджета не позволяет наде­яться на то, что в ближайшее время появятся деньги на создание реабилитационного центра. Поэтому нам надо искать новые способы решения этой проблемы.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Правопорядок»