Сетевое издание «Дагестанская правда»

09:00 | 21 января, Чт

Махачкала

Weather Icon

Спасет ли мир красоту?

A- A+

Искажение архитектурного облика наших городов, нарушения градостроительного законодательства - сегодня одни из самых болезненных проблем. Больше всего претензий и недовольства жителей вызывает хаотичная застройка. По данным надзорных органов, примерно треть жалоб и обращений граждан о нарушении их прав связана именно с этим.

Как исправить ситуацию с незаконным строительством? У горожан в ходу печальная шутка: это можно сделать только методом ковровой бомбардировки. Можно ли решить проблему другим, более цивилизованным способом? Этот вопрос мы задали секретарю Союза дагестанских архитекторов Камилю Цунтаеву.

— Искажение архитектурного облика — это всеобщая проблема. Мы привыкли обвинять власти, но разве мы, горожане, сами не вносим вклад во всеобщий беспорядок? Сетуем на многоэтажки, в то же время громоздим уродливые пристройки, устанавливаем гаражи во дворах, где должны быть детские площадки. Все это свидетельствует о невысоком уровне нашего гражданского самосознания. Пока каждый из нас не осознает свою личную ответственность за состояние городской среды, хотя бы в пределах своего двора, своей улицы, перемен к лучшему ждать не стоит.  

Я не снимаю ответственности с чиновников, их действия приводят к созданию большинства проблем. И, на мой взгляд, основная проблема, из которой вытекают все ошибки и злоупотребления, — это недостаточная прозрачность принимаемых административными органами решений.

Возьмем, к примеру, градостроительный совет при муниципалитете. Он играет очень важную роль. Ни  один более или менее крупный проект не реализуется без его одобрения. В Москве все решения градостроительного совета обязательно и оперативно публикуются в Интернете. Любой желающий может не только ознакомиться с этими решениями, но и высказать свои соображения, пожелания. Деятельность же наших градостроительных советов абсолютно закрыта. Мы нигде не можем узнать, какие проекты там рассматриваются, какие решения по ним принимаются, что говорит о закрытости чиновников и их деятельности, об их неумении или нежелании прислушиваться к мнению народа. Это проявляется и в их отношении к общественным слушаниям. В цивилизованных городах без этой процедуры не начинается ни один значимый проект. Задумав вариант благоустройства, органы власти заранее извещают о нем жителей того участка, который они собираются переустроить. Люди могут прийти на слушания, послушать, как будет развиваться территория, где они живут. У нас же мнением жителей мало интересуются. Серьезные проекты, которые затрагивают жизненные интересы большого количества людей, принимаются фактически без их ведома. Это произошло, к примеру, при разработке и принятии генерального плана развития Махачкалы.

— Он принят? Ничего не слышал об этом.

— Наверное, как и большинство махачкалинцев, хотя в этом документе заложены такие решения, о которых обязательно надо было оповестить заранее.  

— Что вы имеете в виду?

— Возьмем один пример. По генплану меняется вид разрешенного использования некоторых кварталов. Такие районы частной застройки, как улицы Нурадилова, Коркмасова (Советская) и др., автоматически переведены под строительство многоквартирного жилья. Когда я разговаривал с жителями этих районов, выяснилось, что они ничего не знают об этом.

— Чем это грозит?

— Допустим, у человека старый саманный дом, и он хочет на его месте построить новый. Но по условиям нового городского генплана он не имеет права этого делать, поскольку это означает нарушение вида разрешенной застройки. Ему необходимо или продать свой земельный участок, или скупать соседние участки, чтобы получить возможность строительства многоквартирного жилья. А ведь может быть так, что кто-то, не зная об этом, уже произвел какие-то работы. Его могут обвинить в незаконном строительстве и разрушить постройку. Кто тогда возместит убытки?

Нам надо дорожить сложившимися архитектурными традициями. К сожалению, сейчас идет их размывание. Это происходит не только в городах, но и в аулах. Дагестан называют музеем под открытым небом. И это справедливо

Другой момент. По генплану намечено соединить улицы Николаева и Батырая. На том месте, где планируется провести соединение, находятся жилые участки. Хозяин участка обращается за разрешением на индивидуальное жилое строительство, а ему говорят, там будут зеленая зона, дорога, а люди были в неведении. При этом проект соединения улиц выглядит неосуществимым. Где муниципалитет изыщет средства, необходимые для выкупа земельных участков? Получается, что эта территория оказалась законсервирована. А я знаю людей, которые именно в этой части города покупали участки земли, причем за внушительные средства – до 25 млн рублей, чтобы реализовать какие-то полезные проекты. Они хотят вложиться в свой город, но почему-то на этом пути возникают препоны.  

— Когда разрабатывался генплан, эти вопросы не брали во внимание?

— Дело в том, что генплан Махачкалы разрабатывался в московских архитектурных бюро. Такое ощущение, что они взяли  карту города, раскрасили зонирование территории, не вникая в детали. К слову, стоимость проекта составила 65 млн рублей. Удивляет и стремительность, с какой был принят этот важный документ. В городах, сопоставимых с Махачкалой, такие генпланы принимаются годами, 5-10 лет. У нас все произошло в течение считанных месяцев.  

— Вы, специалисты в данной области, не указывали на эти моменты?

— Я обращался в проектный институт, который разрабатывал генплан, но его  представители сказали, что все недовольство генеральным планом следует адресовать администрации города. И добавили, что при необходимости они готовы откорректировать генплан за отдельную плату.

— То есть на собственных ошибках хотят еще и заработать?

— Этого не было бы, если бы прошли публичные слушания, если бы в каждом квартале, где город собирается строить, проводились встречи с жителями. В цивилизованном обществе давно поняли, что к вопросам городского строительства, архитектуры нельзя подходить шаблонно. Этими вопросами занимаются социологи, психологи, изучают ментальность людей, их религию, культуру. Игнорирование этих законов может привести к разрушению социальной структуры, коренных связей.

Я видел интересное исследование своей коллеги, Марвы Аль-Сабуони, сирийского архитектора из города Хомс. Она рассказывает, как  проектировщики из Франции были в свое время приглашены для разработки генеральных планов старинных сирийских городов. Там была причудливая смесь кварталов, объединявшая людей разных конфессий и национальностей. Все жили как одна семья. Французы полностью поменяли эту историческую планировку по классическому западному образцу с четким районированием. Произошел разрыв многовековых соседских связей. Так вот, автор исследования считает, что, не будь этого, события в Сирии не пошли бы по нынешнему трагическому сценарию.

Считаю, что и нам надо дорожить сложившимися архитектурными традициями. К сожалению, сейчас идет их размывание. Это происходит не только в городах, но и в аулах. Дагестан называют музеем под открытым небом. И это справедливо. Наша неповторимая аутентичность – вот что привлекает к нам других людей. Но эта аутентичность находится под угрозой. Я регулярно бываю в горах, и картина меня не радует. 30% построек там из шлакоблоков. Уже родники выкладывают шлакоблоками. Зачем, когда кругом есть прекрасный горный камень? Я чувствую, что мы теряем свои аулы. И это вызывает тревогу. Кто знает, был бы у нас поэт Расул Гамзатов, если бы его детство прошло в окружении не каменных саклей, а шлакоблочных коробок?

— Не кажется ли вам, что при таком развитии событий понятие архитектурной красоты или самой архитектуры в наших краях отомрет, станет ненужным?

— Я думаю, что стремление к гармонии, красоте у наших людей живо. Есть и грамотные, талантливые специалисты с интересными идеями. Надо помочь им реализовать их. Обнадеживает, что появились меценаты, которые поддерживают архитектурное творчество. Большую работу по поддержке молодых талантов проводит благотворительный фонд «Пери» Зиявудина Магомедова. В 2015 году он организовал конкурс «Запроектируй город». В прошлом году по инициативе фонда в Махачкале состоялся первый международный архитектурный воркшоп. Были представлены интересные проекты от молодых архитекторов, программистов, дизайнеров. Эти разработки можно применять в практической сфере. Хотелось бы, чтобы официальные лица обратили внимание на усилия наших новаторов и помогли в их реализации.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Правопорядок»