Все новости

Общество

Популярные статьи

Плов – это вам  не рисовая каша!

Плов – это вам не рисовая каша!

Просмотров: 815
Министр особого назначения

Министр особого назначения

Просмотров: 485
Поэзия души

Поэзия души

Просмотров: 484
Символ страны гор

Символ страны гор

Просмотров: 416
В одном строю

В одном строю

Просмотров: 294
Дорогая моя столица

Дорогая моя столица

Просмотров: 291
Беречь наше духовное единство

Беречь наше духовное единство

Просмотров: 272

Дева гор

Дева гор

Поделиться:

Подготовили Эмма Тыщенко, Натик Джафаров
15.06.17 Выпуск №№ 171-172
Там ее обнаружил дагестанский историк, архивариус Нариман Бердыханов. Как сообщает  ученый, «к сожалению, были утеряны первые семь листов и ряд листов в середине повреждены и не поддались воспроизводству».

Нариман Бердыханов несколько лет работал над рукописью Нины,  и в 1995 году издательство ДГУ выпустило книгу «Воспоминания Девы гор». Так называли дочь коменданта, девушку небесной красоты, жители Ахтов и защитники крепости. Тираж книги карманного формата небольшой, только 500 экземпляров, и она стала библиографической редкостью.

 Нина в своих воспоминаниях рассказывает не только об осаде русской крепости в сентябре 1848 года. Прибыв к отцу в Дагестан, пока не началась «смута в горах», девушка путешествовала, знакомилась с людьми и постепенно влюблялась в них. Кстати, замуж она вышла за незнатного горца Алисултана, одного из защитников крепости, спасшего жизнь многим в ней осажденным.

Нариман Бердыханов сообщает: «Из архивных документов  я  узнал, что Нина родила Алисултану троих сыновей. Старший сын и муж Нины погибли в 1877 году во время войны с Турцией, когда самурцы вновь осадили Ахтынскую крепость».

Приводим отрывки из «Воспоминаний Девы гор»: «Мне, однако, некогда было скучать. Я мечтала собирать исторический материал о лезгинах и поэтому просила отца совершить хотя бы один экскурс по историческим местам. Он сказал, что по богатству природной красоты нет равного долине Усуг, самой высокогорной в Европе.

В долине была чудесная утренняя погода, когда мы с отцом Мирзе-Али, военными нукерами  и  переводчиком - армянином Джамирзой очутились в шести верстах от Ахтов. Старики лезгины еще раньше рассказывали мне, что здесь собрано много камней, будто бы после происходившей когда-то битвы между мискинджинцами и ахтынцами. Бой кончился большим уроном с обеих сторон... После чего был заключен мир, обе стороны поклялись никогда не затевать ссоры между собою. Мискинджинцы и сейчас по отношению к ахтынцам сухи, вежливы, но нерадушны.

Мирзе-Али сказал, что мискинджинцы - шииты и пользуются не особенно лестной репутацией у властей, т.к. им ничего не стоит давать ложную присягу на суде.

Мы обедали в доме Докузпаринского наиба. Завтра отправились к величественному Шалбуздагу, по множеству и разнообразию цветов который можно было бы называть цветочною горою. Джамирза сказал, что рельеф Шалбуздага напоминает вид Араратской горы, а приезжий оттуда немец указывал, что она напоминает Южный Тироль в Альпийских горах Швейцарии… Оттуда виден аул Эхир (игьир), возле которого остатки крепости, здесь 150 домов, оттуда до Куруша 8 верст.

Куруш – довольно большой аул. Мне показалась весьма скудной окружающая его природа, а густой туман первого дня разочаровал нас всех, так что весьма безотрадна жизнь этих курушцев!

Высокие горы кругом производят подавляющее впечатление. На востоке тотчас за низким ущельем реки Усух бесконечная отвесная стена скал Каракая, песчаного цвета, а на юге великан Базар-дюзи стоит, вечно покрытый белым саваном. Туземцы называют его Кичен-дагом (горой страха). Приближаясь к горе Шахдаг, мы увидели цепь гор, от красоты которых можно опьянеть, в которых бродят большие стада диких коз, а внизу обширные стада овец.

А далее Куткашен - большое селение, основание которого Я.Д. Лазарев приписывает армянину по имени Кутка, "шен" - "селение". Теперешнее население составляют татары, вытеснившие, по всей вероятности, прежних жителей. Многие армяне приняли когда-то также ислам, и среди теперешних магометан нередко попадаются чисто армянские фамилии. В Варташене живут удины (армяне). Нишские удины называются армянами. Язык у них лезгинский, а религия - армяно-григорианская. В Султан-Нухе живут армяне, но не понимающие армянского языка, говорят по-татарски. Впоследствии офицеры-армяне и Якоб Лазарев, много изучавший Дагестан, объяснили мне, что весь Кавказ когда-то назывался Айястаном и что многие названия селений в Дагестане - суть армянские: Чох, Ахвах, Тарах, Ахцах, Курах, Микрах, Гапцах...»

А вот что Нина пишет об ахтынцах:

«Я пожелала посмотреть Ахты, и мы в сопровождении военных нукеров, считавшихся цветом лезгинской молодежи, посещали базар, лавки — нечто вроде магазинов. Цирюльник, проходя мимо сидящих, предлагает свои услуги. Кто желает побриться, снимает свою папаху сейчас же, не сходя с места, и туалет начинается...

Мужчины праздны... Всегда сидят возле мечети, на площадке (кимах)... Многие мужчины любопытствуют заседанием и судебных тяжб, которых очень много: по кровомщению, разводам, земельным спорам. Женщина - раба. Но после моего пребывания жёны беков бывали у нас в гостях...

... Когда солнце поднялось высоко, нас пригласил к себе Ахтынский старшина, дом которого находился возле крупной Джума-мечети, куда по пятницам собирались духовные лица всех селений округа. Здесь мы познакомились с первым лицом в округе - Кази (главное духовное лицо), оказавшимся и лекарем, и поэтом Мирзе-Али. Все они по очереди поздоровались: "Издравски, матушка!", но многие на свой лад говорили "матишка". Они из вежливости к женщине не говорят просто "Здравствуйте", а со своими женщинами вовсе не здороваются, а женщины, взяв меня за руку, говорили "Хушгалди!". Горцы более внимательны и снисходительны к человеку другой национальности. Богатые лица часто звали нас с отцом в гости, причем подавали самые затейливые блюда: хинкал с маслом, мясом или сыром, бараньей начинкой, яичницей, яйца, мед, вишни, чай, позднее яблоки, груши. Женщины находились в положении рабов и уже стареют в тридцать лет. … Существует обычай взимания с лиц, кои женятся, денег, известных под названием IOL (рехь). Всякий старший в доме имеет право получить в свою пользу с желающего жениться эту плату, простирающую от 50 до 300 рублей, можно и скотом, и другими вещами. Кроме того, выдавали их замуж в 11 лет».

Один из героев воспоминаний Нины, - лекарь и поэт Мирзе-али, «восточный аристократ духа», как она его называет. Вот что она пишет:

«Он часто приглашал нас к себе и был очень гостеприимен. После первого посещения мы с отцом остались им довольны. Комнатки чистые, кабинет, кунацкая, кухня, мебель, кровати, белье с большими подушками, письменный стол с фотографиями.

Главным его богатством, чем и гордился, были книги. В шкафу хранились десятки печатных и рукописных томов в кожаных, атласных и картонных переплетах - много было здесь сборников стихов древних поэтов (диваны). Во всех комнатах пахло духами. Его давним желанием было собрать и подготовить к изданию большой диван стихов, своих и других поэтов, и он жаловался на отсутствие времени для досуга, живо интересовался русской историей, литературой, знал Пушкина, Лермонтова, выразил сожаление, что оба рано погибли.

- Да, жизнь поэта трудна и опасна, - сказал он однажды. - У нас жил поэт Саид по соседству. За вольные стихи хан ему выколол глаза, а однажды, заманив меня к себе, бросил в холодный колодец за то, что я ему не писал хвалебных од, и спасся я чудом. Лизоблюдничающий поэт - не поэт, историк - не историк. Ахтынские мохаджиры, служившие у Шамиля, очень хотели бы, чтобы я им посвятил несколько бейтов. Но они сеют смуту и там, где русские и горцы живут в мире...

Благоденствие нашего народа не от газавата, а от торговли, мира. Поэтому хотим быть добрыми подданными России».

Нина писала и о Шамиле, используя в своих воспоминаниях служебные документы:

«Секретно»

Командиру 1-й бригады 21-й дивизии генерал-майору и кавалеру Бриммеру от начальника Самурского округа полковника Рота

Рапорт

Имею честь донести вашему превосходительству, что мюриды Шамиля в большом количестве заняли Самурскую долину. Даниел-бег в деревне Хрюге, толпы неприятеля расположились по обеим сторонам реки Самура,... ожидают прибытия самого Шамиля. Ахтынская милиция находится при укреплении только из нижних Самурских деревень, в числе 400 человек, гарнизон состоит из 237 человек, в том числе 19-ти унтер-офицеров. В заключение имею честь покорнейше просить Ваше превосходительство почтить меня предписанием Вашим, если войска, в ведении вашем состоящие, поддержать меня могут.

Укр. Ахты, сентября 10-го дня 1848 г. №791"

Этот рапорт с риском для жизни доставил по назначению храбрый горец. Нина вспоминает:

«Рискованный поступок Алисултана дал свой результат немедля. Через день в гарнизон прибыла огромная рота из Кусарского гарнизона во главе с капитанами Тизенгаузем и Новоселовым, израненным в бывших боях. … Мы смотрели из подзорной трубы. Шамиль сидел в шатре, нукеры держали над ним большой зонтик. Шамиль указывал на крепость, но полупудовая граната, пущенная из укрепления, заставила их поспешно скрыться за гору, зато ружейные выстрелы сыпались на нас с другой стороны. У отца сразу пробилась фуражка, а другая пуля ударила ему близ горла. Пуля была вырезана, но по болезни он не мог начальствовать, и начальником выбрали Новоселова.

Неприятель начал довольно ловко подвигаться к крепости… В полдень ранен был капитан Жорж. Через полчаса граната ударила в наш пороховой погреб. Взрыв был ужасен, погибли 44 человека и капитан Байдаков… Ночью над Шалбуздагом горел Юпитер. Этому добавился свет из наших ракет, и наибы, конные мюриды и море пеших шли на нас. Двое лезгин уже взобрались на стену. Выстрел, и они упали с высоты.

Лезгины из Аварии - мастера укрепляться, говорит отец офицерам, - завалы их всегда так рассчитаны, что с какой бы стороны ни подойти к ним, они встретят вас перекрестным огнем. Против артиллерии они роют канавы. Здешние лезгины дерзки, но под огнем нервны, но они теперь не отойдут от

крепости...

Вихри картечи смыли кучку всадников. Один из них, Шамиль в красной черкесске, остался на месте, глядя на стены, ров, башни, гласисы и оценивая их опытным глазом. Около него остался один Даниел-бег, и Шамиль что-то объяснял своему наибу, указывая на башню. Потом он сдвинул папаху на затылок и отъехал назад, а на нас бешено понеслись всадники, повторяя "Алла! Алла!" Они неслись прямо на смерть, ждавшую их в глубине крепостного рва. Они оценивали, куда поставить лестницы. Начались глухие крики, дым... Много лезгинских кинжалов оказалось в руках солдат, а сами нападающие были отбиты…

Утром по всему простору Самурских отмелей началась уборка трупов, раненых и лошадей. "Хорошие воины!" - замечал с крепости один солдат, - страху не знают. Как много убитых, беда, беда! Ну и картечь.

Книга «Воспоминания Девы гор» читается на одном дыхании. Нариман Бердыханов завершает ее так: «Новым поколениям не нужны старые герои. Только ввиду дряхлых стен крепости у  певучего Самура вновь переживаешь эту сказку-быль. Как отзвучавшая мелодия, прошли те времена».

А мы, оптимисты и фантазеры,  думаем, что  найдутся талантливые сценарист и продюсер. Они снимут по этой книге художественный фильм, а еще лучше - телесериал. Еще бы! Какие герои и сцены, которые в подробностях описала Нина в воспоминаниях: комендант крепости полковник Рот, его офицеры и солдаты, сама автор воспоминаний, имам Шамиль, наместник Кавказа граф Воронцов, генерал-фельдмаршал Аргутинский, мюриды имама – Даниял-бек Иллисуйский, легендарный Хаджи-Мурад, воины-горцы, мирные жители Ахтов,  император и императрица, сцена Мариинского театра, кадры боев у стен крепости, любимый Алисултан, венчание в гарнизонной церкви, свадьба в Ахтах… И ведь не надо декораций. Крепость сохранилась почти в первоначальном виде, природа та же, те же песни Самура.

Но если и не найдется продюсер для фильма, то «Воспоминания Девы гор» неплохо бы переиздать большим тиражом, чтобы с книгой,  с подробностями жизни тех лет в Дагестане, как описала их Нина Рот, с деталями осады царской крепости близ селения Ахты в сентябре 1848 года познакомился бы наш читатель.

Поделиться:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
Просмотров: 364
(Голосов: 1, Рейтинг: 2.93)

МЫ В СОЦСЕТЯХ

СВЕЖИЙ НОМЕР

№№ 218-219

Онлайн-просмотр

Архив номеров

ВИДЕО-ОБЗОР ГАЗЕТЫ
Это Кавказ
Фоторепортаж

Кулинарный поединок «Плов – это вам не рисовая каша»

Все мы любим хороший активный отдых, путешествия и, конечно же, вкусно поесть.  В первых числах июля мне удалось побывать на уникальном мероприятии, где все перечисленные качества дагестанцев нашли свое применение, – на кулинарном поединке по приготовлению плова.

Подробнее http://dagpravda.ru/rubriki/obshchestvo/27473944/

Все фоторепортажи
голосование
  • Какие темы в нашей газете вам наиболее интересны?

    Политика

    (34.38%)


    Общество

    (34.38%)


    Культура

    (31.25%)


    Всего проголосовало:  32

  • ПАРТНЁРЫ
    Официальный сайт Главы Республики ДагестанОфициальный сайт Народного Собрания Республики ДагестанОфициальный сайт правительства ДагестанаКорпорация развития ДагестанаWorldSkillsRussia Dagestan2017Российский инвестиционный форум