Сетевое издание «Дагестанская правда»

00:00 | 28 сентября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Чудесный храм живого слова

A- A+

* * *
А мир измельчал, и оглох, и ослеп,
и зло, как и раньше, нам в жизни мешает.
И в поте лица добываем мы хлеб.
Но это еще ничего не решает.
Ведь жизнь — как огромный людской стадион,
где каждый как может свой бег завершает,
и все же на лавры надеется он…
Но это еще ничего не решает.
По жизни бредем, никуда не спеша.
Мельчает душа, ее быт заглушает.
Посмотришь — такая пустая душа.
Но это еще ничего не решает.
Тернист и неровен у каждого путь.
Искусы обходим, страданья вкушаем.
Так хочется в пропасть на миг заглянуть,
хоть это уже ничего не решает.

* * *
Есть в мире неприкаянность, уют,
Есть полный штиль и ураганный ветер.
Кого-то гладят, а кого-то бьют.
Там дождь идет, тут ярко солнце светит.
Тот бодрый, а другой — едва живой.
А рядом с правдою лохмотья слухов.
Дыханье розы, дым пороховой
и сила воли среди нищих духом.
Триумф внезапный после неудач.
Кто сам идет, а кто — под принужденьем.
И звонкий смех, и неутешный плач
душа вбирает с самого рожденья.
И что же это: благо или зло,
иль в этом смысл предначертаний Божьих?
О, человек, тебе так тяжело
существовать меж истинным и ложным.

* * *
Пусть наши дни куда-то вдаль плывут,
пусть их закружит временем бурливым.
Пока твои родители живут,
не сомневайся в том, что ты счастливый.
Пока у алтаря свеча горит,
что ты зажег, молясь за их здоровье,
твоя душа до неба воспарит,
она легка их искренней любовью.
Она полна и песней, и весной,
ее не студит серый день морозный.
Пока разлад душевный — показной,
твои печали просто несерьезны.
Не выдуть сквознякам души уют.
Пусть прочь уходит сумрак молчаливый.
Пока твои родители живут,
не сомневайся в том, что ты счастливый.

* * *

Вдруг ощутишь печаль и горечь остро,
себя представишь шхуной среди льдин
иль моряком, заброшенным на остров.
Осмотришься. Ты там совсем один.
Ну, а вокруг бураны, штормы, льдины.
И никого на триста верст вокруг.
Какой ты все же дикий, нелюдимый,
с надуманными комплексами дух!
Свою необъяснимую унылость
внезапной радостью ополосни.
Тебе судьбой дарованная милость —
От суеты свои избавить дни.
Жужжит столичных улиц эйфория…
Печаль напрасно ранит, как копье.
Твой дух — он в центре. На периферии —
Весь мир и отражение твое.

* * *
Что ж, молний блеск ушел в преданье.
Напоминает листопад,
что есть расцвет и увяданье,
есть бурный рост и резкий спад.
Вот-вот зима тепло отменит
и радость выстудит. В ответ
я выскажу такое мненье:
градации в природе нет.
Есть созиданье и старенье,
цветет и опадает сад.
Но это только повторенье (тогда: повторение)
того, что было год назад.
Чего он, мир чудесный, стоит,
коль породил во мне печаль.
Одна душа живая стонет,
да так, что впору закричать.
Она никак не хочет сдаться,
хоть даже ей невмоготу.
Ей очень хочется подняться
из тьмы забвенья в высоту.

* * *
Чудесный храм живого слова,
во сне увидев, напиши…
Ведь этот храм — первооснова
твоей измученной души.
Он неподвластен настроенью,
в нем — чистый кладезь доброты.
Он — величайшее строенье,
где архитектор — только ты.
Там моет теплый дождик листья,
и тут же солнце светит им.
Там можно плакать и молиться,
но лишь по правилам своим.
Чудесный храм — как избавленье?
Он, что тобой одним рожден, —
То ль для всеобщего моленья,
То ли твоя обитель он?

* * *
В лесу неповторимая краса.
Тут отдыхаешь и душой, и телом.
Как бы не так. Мобильника оса
уже над ухом злобно зазвенела.
И так она поговорит с тобой,
что даже соловьи совсем не в радость,
и ты стремглав бежишь, как будто в бой,
в тот мир, где ждут засады, баррикады,
гул слышен одержимости людской,
и вечный бой бурлит не виртуально.
Украли и случайный наш покой
у нас, наивных, просто гениально.

* * *
Удачный текст и музыка крутая,
хоть этого никто не замечает.
Два автора. Но их как будто нет.
Не их купает рампы яркий свет.
Их нет. Их имена хранят кулисы,
оставив эту песню для актрисы,
красивой, длинноногой, заводной,
что каждый миг любуется собой.
Ее глаза и манят, и пленяют,
а блеск улыбки просто опьяняет.
И гибок стан, и… впрочем, все при ней.
Как телу гимн — приманка для парней.
Оваций гром певицу провожает,
хоть текст чужой и музыка чужая.
Два автора. И все же в этот миг
оваций буря, словно мед для них…

* * *
Как выполнять заветы,
Как доверять всему?
Разносятся по ветру
«зачем» и «почему».
Ты правды всей искатель,
ты сбился просто с ног.
Твой крестный путь, приятель,
сквозь целый свет пролег.
Как выполнить заветы,
чтоб воевать со злом?
Завязаны ответы
одним морским узлом.

Перевод с белорусского Геннадия Авласенко

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»