Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:00 | 02 октября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Что ни слово, истинно и из глубины души

Газета «Горцы»
A- A+

Помнится, более сорока лет назад я прочитал первую книгу молодого поэта из аула Цемер Чародинского района Магомеда Насрулаева, названную автором коротким и светлым словом «Рассвет». Ознакомившись со стихами, что вошли в названную книгу, я понял, что в мир поэзии молодой автор входит уверенными, крепкими шагами, говорящими о его дальнейшем восхождении на вершину поэтического творчества.

В самом деле, надежду эту оправдали поэтические сборники «Начало пути», «Песни аула», «Письмо в аул», «Напевы Тлейсеруха», «Эхо жизни», «Букет разумных мыслей», изданные в последующие годы. Сборники стихов Магомеда Насрулаева издавались и на русском языке. Его поэтические  произведения переведены на болгарский, арабский, испанский языки. Были переведены также на языки представителей народностей  республик, входивших тогда в СССР. 

Недавно в Дагестанском книжном издательстве вышла новая книга Магомеда Насрулаева «Избранные произведения». В эту книгу вошли лучшие стихи, которые вышли из-под пера поэта в почти полувековом пути к Парнасу. Прочитав их,  почувствуешь, что поэтическое мышление автора достигло той вершины, через которую он сумел  талантливо, вдохновенно выразить порывы души своей. В них нашли выражение  надежды и чаяния его личности, не только как представителя своей народности, но и как гражданина своей страны. 

 Я не стану в этой короткой статье рассказывать о жизни и деятельности Магомеда Насрулаева, исполнительного директора Северокавказского филиала Российской академии поэзии, удостоившегося высокого звания «Народный поэт Кавказа» и ордена  Лермонтова. С этим вы ознакомитесь, прочитав «Предисловие» покойного аварского поэта Магомеда Хириясулаева и «Послесловие» Магомедкамиля Гимбатова. 

О том, как он шагнул на стезю поэзии, поэт рассказывает в стихотворении «Шагав, в ту весну…» (здесь и далее подстрочный перевод наш):  

Шагав, если в ту весну с Шахтамановым

Ты не приезжал в Гилиб,

Сирота, не достигший пятнадцати лет,

Не брал бы в руку карандаш.

Если бы не похвалил гигант науки поэзии

Моих стихов слабые строчки,

Я – ярый противник похвалы

и подхалимажа,

Не приоткрыл бы двери в поэзию. 

Магомед Насрулаев теперь говорит, что он, приоткрывший двери в поэзию, мог бы заблудиться на её трудных тропинках и крутых поворотах. Причиной тому, что этого не случилось, он считает помощь и поддержку талантливых и доброжелательных поэтов и наставников, таких как его земляк Омар-Гаджи Шахтаманов, Магомед Сулиманов, Адалло Алиев, Тажудин Таймасханов,  Абдула Даганов, чьи имена он по сей день вспоминает с большой благодарностью. Конечно, огромное влияние на творчесто Магомеда Насрулаева имела поэзия величайшего поэта эпохи и планеты Расула Гамзатова, от которого он удостоился «тысячи благодарностей» и выражения своего отношения словами: «Я ни перед кем столь не в долгу, как перед тобой». Это влияние и отношение великого человека оставили в душе автора этой книги неизгладимый след на всю жизнь.

Среди русских поэтов кумиром для Магомеда Насрулаева стал Михаил Юрьевич Лермонтов. Наш поэт его считает «настоящим героем своего времени, который навеял ужас в душу могущественного царя великой России».

Такое же сильное влияние на творческий путь Насрулаева, получившего поэтическую закалку в Литературном институте имени М. Горького, имела и поэзия Е. Евтушенко, Р. Рождественского, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной, Т. Бек, которые в те годы прославились как выдающиеся «советские» поэты.

Подумав о тематике стихов и поэм, вошедших в книгу «Избранные произведения», я вспомнил поэму «Зима» выше названного поэта Е. Евтушенко. Эту поэму и множество стихов великий русский поэт посвятил малой родине своей – железнодорожной станции Зима. И в новой книге Магомеда Насрулаева мы находим много поэтических произведений о родной Чароде, о его малой родине – ауле Цемер. В них с большой эмоциональностью и вдохновенностью выражено чувство  безграничной любви  к родному краю, идущей из глубины души. С душевным трепетом говорит поэт о своих земляках, прославляет  их благородные дела, гордится земляками, которые оставили и оставляют след в истории не только района, Республики Дагестан, но и всей страны. Примеров много, но я ограничусь двумя начальными строчками стихотворения «Цемер – в моих грёзах»: 

Цемер – в моих грёзах, Цемер –

в моих мечтах,

Днём и ночью, и завтра,

и вчера, и сегодня.

Это можно считать одной веткой поэтического дерева, выросшего и укрепившегося на глубоких корнях тех произведений, которые вышли из-под пера автора в течение десятков лет. Рядом, по соседству, другая довольно крепкая ветка стихотворений – о человечности, чести и совести, мужестве, чистосердечности, справедливости, полученных нами в наследство как наставление и завещание от наших древних предков. Есть неоспоримая причина тому, что произведения на такие темы в творчестве поэта стали  лучшими по значению, самыми выразительными по звучанию, самыми философичными. 

Об этом вы узнаете, если прочтёте слова М. Гимбатова в «Послесловии», где он говорит о  жизненном пути Насрулаева как человека незаурядного поведения: «Насрулаев является тем аварцем-горцем, который провёл всю жизнь, не спешившись с коня душевной чистоты и человечности, чести и совести, человеческих отношений, жизненного стимула,  высокого как самый высокий пик горы, чистого как снег на вершинах гор, и не свернув с пути, завещанного нам нашими древними предками». 

Об этом сам автор так говорит в стихотворении «Я не сберёг себя…»: 

Кто захочет увидеть

Стяг жизни моей,

Он прочтёт на ней

Пять сокровенных слов:


«Справедливость, чистосердечность,

Мужество, совесть, честь».

В другом стихотворении поэт обращается к справедливости как к своей подруге:

Почтенная подруга моя –

Справедливость,

Я не изменю тебе

До конца жизни.

Следующая тематическая ветка состоит из стихотворений, которые становятся сатирическими стрелами против тех, кто не имеет ни чести, ни совести, потерял мужество, топчет ногами чувство человечности, подхалимничает, превращается в тень, будучи человеком. 

Вы тени, а не люди,

Судьба теней скверна,

Вы каждый день подхалимничаете,

преклоняете головы,

Раболепствуете перед всем,

что подло и пошло.

Хоть мы здесь привели только один пример, такие стихи в большом количестве вошли в книгу «Избранные произведения».

Среди поэтических произведений Магомеда Насрулаева немало и тех, что посвящены любимой женщине:

Руки твои прелестны,

Шея как у джейрана,

Брови твои чёрные –

Крылья ласточки.

Если я забуду твой голос,

Забуду улыбку твою,

Что же мне остаётся, дорогая,

Вспоминать в мире этом? 

В конце статьи хочу подчеркнуть, что поэзию Магомеда Насрулаева можно охарактеризовать выражением: «Что ни слово, истинно и из глубины души». Об этом сам автор говорит в стихотворении «Вы, привыкшие бояться…»:

Хоть одно слово фальшиво

Сего стихотворения,

Тысячу раз проклинаю тебя,

Враг мой Насрулаев.

Не каждый поэт проявит смелость так выразить своё отношение к своей поэзии. Я поверил этим словам, так патетически сказанным талантливым аварским поэтом Магомедом Насрулаевым. Думаю, что и вы поверите, прочитав эту его новую книгу.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»