Сетевое издание «Дагестанская правда»

10:00 | 27 сентября, Вс

Махачкала

Weather Icon

Махачкала. Возвращение домой

Газета «Горцы»
A- A+

Якова Артёмовича Агабабова старшее поколение махачкалинцев помнят как замечательного хирурга. Он работал доцентом кафедры общей хирургии, которой заведовал профессор, блестящий хирург Михаил Тимофеевич Нагорный. В годы учебы в Дагмединституте его учителями были Могуч Сергеевич Яникиан, профессор Салаутдин Джалалович Атаев, профессор Далгат Манафович Далгат. Яков Артёмович организовал в вузе студенческий эстрадный оркестр. У него был абсолютный слух и хорошая память. В этом можно убедиться, читая его воспоминания о городе детства и людях, которые его окружали.

(Продолжение. Начало в № 63)

Старший брат

Такова судьба, что мне суждено быть последним из рода Агабабовых.
Отец мой, Артем Яковлевич Агабабов, 1896 года, родом из города Ольты, в настоящее время находящегося в числе старейших армянских поселений на территории Турции. Оно отошло к этой стране в 1-ю империалистическую войну. В качестве контрибуции вошли и старейшие армянские столицы Ани, Двин, а также российские крепости Каре, Ардаган и прилегающие к ним территории. Ещё до входа турецких воинских частей курды, которых мы считали хорошими соседями, ворвались в дом деда и вырезали всю семью. Отец служил в кавалерии и поэтому уцелел. На всю жизнь у него остались широкая прядь седых волос на голове и незаживающая рана в сердце.
Перебиваясь случайными заработками Артём Яковлевич поступил и окончил Тифлисский экономический техникум. Учитывая период огромного дефицита квалифицированных кадров в молодой стране Советов, он по специальной резолюции был приглашен на работу в Дагестан. Работал экономическим директором строящегося первого в СССР завода по производству оконного стекла (завод «Даг.Огни»). Его техническое образование и неуемная трудоспособность используются правительством Дагестана на организационных и ответственных работах. Он был начальником коммунснаба, потом начальником Росснабсбыта, руководит эвакуационным отделением эвакогоспиталей в период Великой Отечественной войны, 16 лет руководил Дагмедснабом. На пенсию ушёл в должности заместителя управляющего местной промышленности.
Это был коммунист до мозга костей, отличный товарищ и друг. Папа сохранял самые теплые отношения с бывшими в разное время ректорами Дагмединститута О. А. Бароян, А. Ф. Серенко, М. С. Яникиан, С. Ю. Алибековым и многими другими соратниками и коллегами. Он прожил 91 год и успел сделать много доброго. Кроме того успел вырастить 4-х детей, которыми может гордиться.
Мать, Ольга Сергеевна, домохозяйка, прививала детям с малых лет любовь к литературе, искусству. Ещё в девичьи годы она была близка к литературному кружку В. Маяковского. Дома у нас часто собирались актеры русского драматического театра, среди которых была прима Маргарита Дагестанова с мужем Виктором. Приходили подруги врачи, Мамулова с обаятельным мужем-моряком В. Осиповым (начальник морского порта). Особо трогательна была дружба с музыкантом, лингвистом, педагогом Р. В. Мельхисидековым.
Она вырастила близкими себе по духу и любви четверых детей – троих сыновей и дочь.
Старший брат Сергей (1926 г.р.) личность неординарная. Окончив школу с золотой медалью, в 1943 году поступил в Грозненский нефтяной институт. Играл за город Грозный в сборной волейбольной команде, пользовался авторитетом как у педагогов, так и у друзей-студентов. В 1946 году он вернулся в Махачкалу и женился на любимой им девушке Элле Цюпак, студентке мединститута. Поступает в ДМИ, учится отлично. За 1 место в городском шахматном турнире был награжден шахматами – они до сих пор у меня. Занимается лёгкой атлетикой (2-е место в республике после Эльсона) и волейболом (тренер и капитан команды ДМИ).


В 1948 году Сергей по рекомендации профессора Готфрида Гасанова поступает в музыкальное училище, а в мединституте организует эстрадный оркестр и играет в нем на аккордеоне. Ребята давали концерты в эвакогоспиталях. Он был влюблен в жизнь и сам казался воплощением жизни.
Хочу отметить, что успехи команды Дагмединститута поддерживались администрацией и отдельными её представителями. Помню, пришёл запрос на участие команды в зональном первенстве (г. Астрахань). Денег на дорогу у студентов нет. И вот декан С. И. Акаев, страстный любитель спорта, купил билеты на свои деньги. Отыграли мы тогда неплохо, заняли 2-е место, но деньги на билет домой проели.
Сергей на оставшиеся деньги приобрёл три билета и, подбадривая, повёл нас во второй вагон (вагон для военнослужащих). Размахивая билетами, он шёл последним и вскочил в уже тронувшийся вагон. Чтобы утихомирить проводницу, Сергей взял аккордеон и с Я. Сауриди (в будущем главным врачом г. Дербента) и Л. Гайзлером (главный врач санэпидемстанции) пошли по вагонам с протянутой шапкой в руке, играя модную тогда песню: «…и по винтику, по кирпичику разобрали советский завод…». Вернулись они через 30 минут со 136 рублями в шапке. На станции купили недостающие билеты, хватило даже немного на еду. И смех, и грех.
Учитывая стесненное материальное состояние студентов, эстрадный оркестр мединститута в течение ряда лет давал короткие концерты в новом кинотеатре «Комсомолец».
Помню концерт в эвакогоспитале перед тяжелоранеными, который давала народная артистка СССР Мария Максакова, а во втором отделении играл оркестр ДМИ. Помню слезы не только раненых, но и артистки во время исполнения песни студенткой 3-го курса К.Агамовой: «…и было три свидетеля, река голубоглазая, березонька пушистая, да звонкий соловей…».
Агамову я встретил много лет спустя руководителем службы пат. анатомии в больнице им. Боткина в Москве.
Абсолютный слух и феноменальная память позволяли Сергею делать музыкальные аранжировки песен для оркестра из нашумевших фильмов, таких как «Серенада Солнечной долины», «Джордж из Динки Джаза» и т.д. Он написал замечательный «Лесной бал», который исполнила студентка Михайлова.
Сергей с отличием окончил мединститут и музыкальное училище. В 1952 году он поступил в Московскую консерваторию. Учиться было не просто трудно, а очень трудно — занимался по 12-14 часов в сутки.
В 1952 году в летние каникулы Сергей организует поездку в горы (Кумух, Цудахар, Хаджалмахи, Гуниб, Гергебиль, Хунзах) для записывания народных мелодий. Он взял меня в помощь как тягловую силу для передвижения с тяжелейшим из магнитофонов того периода – «МАГ-59».
Из Махачкалы и дальше по всем горным дорогам мы передвигались на грузовых почтовых полуторках. Я, как всегда, в открытом кузове с «любимым» магнитофоном. Дороги в горах напоминали танкодромы после битвы, включая пыль от задних колес транспорта. Но всё окупалось радушием и гостеприимством людей, заинтересованностью и благодарностью.
Запись песен и мелодий проходила вечерами. Жители селений просиживали с нами до поздней ночи, помогали восстанавливать тексты. Они охотно исполняли песни, играли на музыкальных инструментах, рассказывали все, что было известно о каждой песне. Результатом поездки стал впервые изданный сборник народных лакских мелодий. Стремясь сохранить и подчеркнуть выразительность лучших образцов народного искусства, Сергей старался сохранить их тонкий аромат и свежесть. Он сознательно ограничивал себя самыми несложными средствами, чтобы донести чистоту и стройность мелодий, их суровую строгость и пленительную красоту. Привыкший к другому звучанию, я был поражен красотой хора мальчиков и девочек, руководимых школьным учителем Шахимарданом Акниевым.
После окончания консерватории он продолжил поездки в горы, внимательно следил за творческими успехами друзей и коллег. А потом участвовал в 1-м съезде Союза композиторов Дагестана.
В 1959 году Сергей приехал в Махачкалу для согласования вопросов, связанных с намечаемыми днями культуры Дагестана в столице СССР. По дороге в аэропорт брат встретил прилетевшего из Баку Расула Гамзатова и, услышав, что тот хочет отдать партитуру «Горянки» для театрального представления, стал уверять его, что это готовая для звучания партитура оперы, а не пьесы. «Хватит покорять Россию танцами, уверяю тебя, что у нас танцевали не хуже и при имаме Гоцинском».
Через несколько часов самолет, на котором Сергей вылетел, потерпел аварию в аэропорту Внуково. Погибли все, в том числе и выдающийся ученый Дагестана Халилов, светлые головы и надежды будущего Дагестана. Останки Сергея в оцинкованном закрытом гробу выставили в зале махачкалинской филармонии. Такого количества людей, пришедших на прощание, я не видел в Махачкале. Через весь город, до самой могилы, люди несли гроб на руках, выказывая дань признательности и уважения моему брату.
Сергеем Агабабовым написаны три симфонии, девять эстрадно-симфонических произведений, сорок две песни, романсы, хоры. В его наследии семь произведений камерной музыки, четырнадцать обработок народных мелодий.
Народные истоки музыки Сергея породили искреннюю любовь народа, неиссякаемую память. В городах и дальних селениях звучат его мелодии. Сергей повторял слова классика Михаила Глинки: «Музыку создает народ, мы композиторы лишь её аранжируем».
Во время праздников, народных гуляний, по радио и телевидению, в ресторанах и на улице я часто слышал песню Сергея на слова Расула Гамзатова «По горным дорогам», которая стала гимном жизнерадостности, гордости и чести. Прожив 80 лет, я и сегодня ощущаю любовь к нему дагестанского народа. Простые люди, знакомые, его друзья сопровождали меня во многих жизненных перипетиях. Для них я навсегда «брат Сергея Агабабова».

(Продолжение в следующем номере)

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»