Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:00 | 19 сентября, Сб

Махачкала

Weather Icon

Место силы Константина Альгиебы

Газета «Горцы»
A- A+

«Это такое двоякое чувство внутри: в руках диплом о высшем образовании, а в сердце нескрываемое сожаление, что золотые пять лет пролетели одним днём. Всё, что было «до», уже известно каждому выпускнику, а вот что «после» будет – никто не мог предугадать. Это как в любой семье, когда дети выросли, и теперь каждому предстоит всё делать самостоятельно. Брать на себя ответственность и также ответственно принимать решения…

К тому времени за моими плечами уже был некоторый опыт работы журналистом – практика на ВГТРК «Дагестан», работа на телеканале «Каспий-ТВ». Всё это и было накоплением опыта – работа в открытом поле…».

Ярослав Ефимов закончил отделение журналистики Дагестанского государственного университета в далёком 2003 году. В настоящее время живёт и работает в Санкт-Петербурге. Свободное время посвящает литературному творчеству. За рассказ «Уберите это немедленно» Константин Альгиеба (литературный псевдоним Ярослава Ефимова) стал номинантом национальной литературной премии «Писатель года» за 2019 год. «Горцы» представляют беседу с молодым писателем и рассказ-победитель.

– Если вернуться немного в прошлое и вспомнить последние классы школы и поступление в университет. Почему именно журналистика? Это было осознанное решение?

– Знаете, наверное, иначе и не могло получиться: семья гуманитариев, множество художественных книг, словарей на полках. Рука сама выбирала, что читать. Сегодня о приключениях в джунглях Амазонки узнаешь, а завтра что-либо из истории почерпнёшь. Если ко всему этому полагались картинки – отлично, я представлял как есть на самом деле, а там, где их не имелось, додумывал. Мы ведь все фантазируем, размышляем, делаем выводы.
Признаюсь честно, лучше всего у меня всегда получалось слушать. Собеседник мог долго рассказывать о чём-то, выражал своё мнение, а я не перебивал — лишь изредка задавал короткий вопрос. В работе журналиста, как я считаю, должна быть вовлечённость. Как только человек видит её в тебе – он всецело доверяется, делится самым дорогим, что есть у него внутри, а журналист открывает этот новый мир другим людям: своим читателям или зрителям. Мне же захотелось рассказывать об этих мирах по-своему. Так я незаметно подошёл к писательству.

– Когда вы впервые попробовали себя в литературных жанрах и помогают ли (или мешают) вам журналистские скрепы. И откуда ваш псевдоним Константин Альгиеба?

– Ещё в детстве, учась в классе шестом, наверное, были попытки сложить из слов рифмы. Сейчас даже не вспомню, что содержали в себе первые стихи. Тогда считал подобное занятие простым развлечением, а вся ранняя поэзия помещалась в тонкую разлинованную тетрадь. До наших дней она не сохранилась, потому что в определённый момент была уничтожена автором. Такая же участь постигла тройку рассказов. На тот момент времени рукописное творчество казалось чуть ли не совершенством, а сейчас вспоминается с одной улыбкой.
Настоящим увлечением это стало в конце 2017 года, после череды затянувшихся негативных житейских событий. Мне понадобилась своего рода отдушина, потому что держать накопившиеся эмоции внутри уже не получалось. Площадкой стал один из интернет-ресурсов. В разделе «Блоги» я делился своим состоянием с окружающими. В ответ возвращались одобряющие комментарии и положительные оценки читающих. После такого эффекта мне стало безудержно интересно. Каждый день личные блоги пополнялись новыми трудами. Незаметно для самого себя – я стал расписываться, набивать руку, иными словами. Отсюда берут начало миниатюры. Сегодня их насчитывается более сорока. По содержанию все разные и описывают собственное состояние автора, рассказывают о жизненных событиях, повествуют об интересных и разных людях. После очередной публикации в комментариях как-то написали: «Ваши тексты чем-то цепляют; я пока что не разобралась до конца, чем именно, но нравятся!.. Продолжу чтение». Это стало для меня лучшей наградой. Разве не этого стоит добиваться? К тому же одна из поэтесс дала совет, чтобы я своего дела не забрасывал. Худшее, на что может решиться пишущий человек, – это прятать рукописи в ящик стола. Не нужно ничего бояться, пора подавать себя. И вот, решающим фактором стало напутствие младшей сестры. С её веры в меня был осуществлён рывок в мир прозы.
Помогают или мешают работе журналистские скрепы? Я как-то не задумывался на этот счёт. Творить лучше сердцем, и, как сказал Никколо Паганини, надо сильно чувствовать, чтобы другие чувствовали. Мне кажется, его изречение можно перенести из мира музыки в мир литературы, потому что в печатном слове есть своя невообразимо прекрасная и сильная нота. А что касается псевдонима, то он родился быстро. Константин – имя младшего сына. Вот, его и позаимствовал у ребёнка, а продолжение нашёл на небе, точнее в своём созвездии – созвездии Льва. Среди трёх его крупных звёзд есть Альгиеба. Вселенная и космос всегда интересовали, поэтому решил, что моё это! Простая разгадка…

– В ваших миниатюрах и рассказах чувствуется запах моря, махачкалинского детства, хотя напрямую читатель не найдёт в ваших текстах ни названия города, улиц. Но ресторан «Жемчужина», возле которого происходит свидание со студенткой Викой, или школьная спортплощадка возле железных гаражей — они неотъемлемая часть прошлого Махачкалы, и это читается в вашей прозе. Насколько сильно вы ощущаете потребность возвращаться в прошлое в своих сюжетах?

– Я часто слышу от людей, что некоторые географические и иные места называются местом силы. Там каждый черпает недостающую энергию, набирается мудрости, получает ответы на тупиковые вопросы. Махачкала и детство, что вместе связаны, наверное, и есть то самое для меня место. Готовые картины природы всегда перед глазами: беру и пользуюсь при написании. Горы, солнце, солёный ветер на берегу моря – каждая деталь впиталась. Чтобы не растерять воспоминаний, их необходимо зафиксировать не только в памяти, но и на бумаге. В сюжетах встречаются разные люди. Кого-то уже рядом нет, они далеко отсюда, но разве кто-то мешает вернуть их обратно? Нет, конечно! Поэтому беру и возвращаю.Писательское искусство – предмет особый, и он близок мне тем, что никто за рукав не дёрнет, не потребует остановиться. Для меня здесь нет шаблонов, я не пытаюсь и не хочу никого копировать, переняв стиль. Процесс написания кропотлив, здесь нет каких-либо сроков, границ, которые пересекать нельзя… Мне это нравится. Здесь своя свобода.

– Вы переселились от Каспия к Балтике. Петербург дал вам возможность найти себя в профессии журналиста? Какое место в вашей жизни занимает литературное творчество?

– Петербург, лично для меня и в моём понимании, город такой, что он либо принимает человека, либо на дверь пальцем указывает. К тому же, он много испытывает, и здесь требуется Петербургу и самому себе доказать, что способен тут находиться, что от тебя есть польза. У меня такое ощущение складывается, что в городе Петра первого я прожил несколько жизней. В том числе была разная трудовая деятельность, не только в средствах массовой информации. Возвратившись с армейской службы, я год не мог найти подходящего для себя занятия. Какими-то судьбами попал в стены одной из крупных типографий. Я стал «общаться» со старыми знакомыми книгами. Увидел природу их рождения. Не знаю, может быть это цепочка такая была, и она неспроста сплеталась… Плюс, несомненно, опыт. Отсюда новые входы и выходы. Кстати, сразу же вспомнил, той типографии как раз рассказ посвящён, точнее в нём всё взаимосвязано. Жизнь издательского комплекса и жизнь вроде бы неприметного человека. Название произведения: «Уберите это немедленно». Оно, к слову, уже представлено на страницах альманаха «Писатель года – 2019». В этом году решил снова участвовать. Год 2018-й стал годом дебюта, и мне довелось в финал пробиться. Посмотрим, как теперь звёзды сойдутся. Всё станет известно в марте.

– Российский союз писателей наградил вас почётной медалью им. В. Маяковского. Что сегодня молодому писателю может дать членство в писательском союзе или литобъединении, когда любой пишущий может представить свои произведения широкой аудитории в сети?

– А это для меня теперь ещё и семья такая. Я влился в неё. Приятно, что твоё имя, настоящее оно или нет, станет частью современной литературы, а после — её историей. Все опубликованные в альманахах произведения рассылаются в крупные библиотеки страны и остаются жить в хранилищах «Российской книжной палаты».
Каждый сам выбирает, что ему нужно. Мои тексты можно отыскать на просторах сети и в электронных версиях для цифровых книжек; а раз спросили, могут ли опубликовать понравившийся рассказ как аудиокнигу на своём интернет-канале, я не противился, попросил только сослаться на авторство…

– Ваш отец Валерий Ефимов был журналистом «Дагестанской правды», и его статьи, почерк, образ мыслей помнят несколько поколений читателей. А что вам наиболее ценно из его профессиональной жизни?

– Сколько себя помню, в ушах почти всегда стоял звук механической печатной машинки. Тогда про компьютеры, смартфоны и говорить не приходилось. На журнальном столике лежала писчая бумага с размашистым почерком, в нём я с трудом понимал что-то, а некоторые слова, в силу возраста, совсем непонятны были. Зато когда в газете появлялась статья – прояснялось содержимое, написанное знакомым журналистом. Он часто делал так: приглашал к себе и давал задание прочесть текст. После прочтения его нужно было максимально близко пересказать, а потом ещё попытаться сделать из прочитанного вывод. Сейчас понимаешь, что это был поверхностный анализ статьи, а не просто общественное чтение.
Я даже как-то пытался карикатуры к текстам рисовать. Обыграть описываемую ситуацию пытался, но что взять с детских рисунков? Может быть, для какой-то стенгазеты пригодилось? Но нет, своего авторства на страницах печатных изданий я никогда не видел. Сейчас, конечно же, понятно, почему так!
А ещё я перенял от него умение фотографировать. Цифровых технологий не существовало, поэтому меня учили обращаться с плёночными фотоаппаратами. Совершенно точно мне удавалась операция по зарядке камеры в фоторукаве. Я мог фотокассету собрать и разобрать не глядя. Всё получалось само собой, автоматически… А печать фотографий? Красный огонёк в комнате, огромный фотоувеличитель, ванночки с проявителем, закрепителем, а здесь вода для промывки. На верёвках уже готовые фотографии сушатся, а на них чья-то история, жизнь, сумевшая поместиться в границах одного застывшего кадра. Скорее всего — это стало основой. Определённая способность запомнить неостанавливающееся время…

– Есть ли в планах у Константина Альгиебы взяться за крупные литературные формы, повесть или роман? Это вопрос с подвохом, поскольку многие в молодости мечтают замахнуться на что-то грандиозное, но часто не хватает жизненного опыта. Но всё же вы ставите перед собой какую-то большую цель в творчестве?

– Я уже сейчас работаю над повестью. Просто процесс написания бывает разным, и мало писать уже не получается. Я всю жизнь каждого героя рядом с ним прохожу. Тем более, что редко всё произведение выдумка. Я понимаю, что не запомню рассказанное человеком в деталях, поэтому записываю на телефон этакое доверительное интервью. Потом прослушиваю аудиозаметки. Получается почти что расшифровка, если снова возвращаться к азам журналистики. Творческие приёмы работы близки, и прежние навыки оказываются востребованными. Что касается написания романов, то здесь я не тороплюсь. Это рутинная работа. Тема должна быть интересной и близкой читающему человеку. Поэтому, пусть пока подождёт. Я обдумываю…
А вот цель в творчестве – она с максимальными требованиями к самому себе. Все вершины достижимы, надо лишь стремиться к такому. Мне думается, что результат ждать не заставит, если вкладываться в него полными силами. Мне хочется, чтобы каждый, кто читает эти строки, добился в жизни больших успехов!

Беседовал Марат Гаджиев

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»