Сетевое издание «Дагестанская правда»

21:00 | 26 октября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Неспокойная лира Наби Исаева

A- A+

Наби Исаев — один из активно пишущих и публикующихся дагестанских поэтов. В последние годы он достаточно громко заявил о себе, издав несколько солидных поэтических сборников на аварском языке. Теперь же благодаря труду известных переводчиков и у русскоязычного читателя появилась возможность познакомиться с его творчеством.
Одна из главных тем поэта – это тема любви к родине. Родина для поэта – это Цунтинские горы и родное село, и их образы занимают центральное место в его творчестве, духовном мире. Стихи эти отличаются трепетностью, эмоциональной насыщенностью, и нередко эти чувства как бы физически передаются читателю. Так, природа родного края наделена чертами прекрасного животного («реки со стремительностью лани»), дышит поэтическими образами горского фольклора («горы богатырской высоты»). Родина, земля предков, по словам поэта, ему дороги, «как святыня», себя он называет мусульманским паломником, устремившим взгляд на «цепь гор», в которых ему видятся священные Мекка и Медина. Сам же поэтический процесс становится своего рода священнодействием, которое нельзя описать словами, свои ощущения при этом он может передать только в сравнительном плане:
Я стихи о Родине слагаю,
Будто бы напиток сладкий пью…

Более того, лирический герой поэта убеждён, что поэтом он стал неслучайно, что в этом есть божий умысел:
Чтоб край родной в стихах я воспевал,
Мне Бог дал сердце чуткое поэта.

Эти чувства и мысли поэт стремится утвердить как «прямо», так и через опровержение противоположных мыслей и чувств. Так, автор неоднократно утверждает, что не мыслит себя в разлуке с родной стороной, а смысл своей жизни видит в её воспевании. Он убеждён, что если перестанет думать о родине, то для него наступит смерть:
Сердце моё высохнет мгновенно,
Раскрошится мелко на ветру.

Поэт стремится найти в жизни «доброе и вечное», его муза, кажется, далека от повседневных забот. Однако даже когда события дня заставляют его взяться за перо, он рассматривает окружающий мир с позиций «вечного», а именно с предназначения человека, его извечных моральных ценностей. Так, в стихотворении «Не стреляйте!» его вопрос «Зачем же убивать себе подобных?» обретает риторический характер, хотя от этого не становится бессмысленным. Поэт, конечно, не может не понимать, что для каждого случая могут быть различные объяснения произошедшего, но он не желает их слышать, поскольку в каждом объяснении он подозревает желание оправдаться, что для него принципиально неприемлемо: человек и убийство для него понятия несовместимые…
Не только ведь от дел – от мыслей злобных
Навеки угасает луч души. –
в сердцах утверждает он и пытается доказать данный тезис, основываясь на жизненной практике имама Шамиля, стремившегося, по словам автора, по мере возможности беречь слух детей от шума выстрелов. И здесь происходит определённое противопоставление человека и природы, где человек представляется не как «венец природы» и носитель «доброго, вечного и разумного», а как носитель зла и разрушения.
Когда же вдруг исчезнет в человеке
Стремление разрушить и убивать? –
задаётся вопросом поэт.

Природа гор, по убеждению поэта, ждёт от человека только добра, любви и мира:
Взывают быть добрее горы, реки,
Любви и мира ждёт природа-мать.
Однако Н. Исаева трудно назвать пессимистом, человеком, видящим во всём только негативное, зло. Скорее всего, речь идёт о случае, когда тяжёлые мысли порождены конкретной ситуацией. Однако ясно, что сами вопросы риторического плана служат не столько для констатации «факта», сколько для выражения несогласия с таким положением вещей, желанием противостоять абсурдной ситуации, когда некоторые из людей решают свои проблемы путём убийства других людей.
При всём желании уйти от проблем злобы дня поэт не может не откликнуться на важнейшее событие недавнего прошлого – разрушения СССР, ставшее, судя по всему, тяжёлым ударом для поэта. Многие стихи свидетельствуют о том, что он из тех, кто воспринимает случившийся факт как катастрофу. Так, в стихотворении «Достигнув границы жестокого века…» встречаются строки, подводящие суровый итог «романтическим» ожиданиям 90-х годов прошлого столетия:
И лучшая жизнь уже реже нам снится.

В этом мире, где «рассеялся разум, пути выбирая, у каждого истина строго своя», лирический герой поэта чувствует себя очень неуютно, не может разобраться в происходящем: «Где правда, где ложь – не могу понять я». Иначе говоря, чувствует себя обманутым, не может забыть «громкие» слова тех, кто разрушил страну, и последующие события воспринимает без всяких иллюзий:
Победа свободы, триумф силы света
Надежду внушили на лучшую жизнь,
Но кто ж наложил на содружество вето,
Советов страну кто разрушил, скажи?

Тем не менее, он не хочет потерять надежду на лучшее будущее, верит, что вскоре «счастливое время придёт навсегда».
Поэтический мир Н. Исаева богато «населён» людьми. Прежде всего, это отец и мать, перед которыми он с годами всё острее чувствует свой сыновний долг, испытывает горечь в связи с ошибками беззаботной юности. В образе матери поэт видит воплощение таких качеств, как выдержанность, готовность помочь нуждающимся, слабым, жертвенность, доброта.
Главной чертой самого близкого для себя человека он считает жизнелюбие, готовность преодолеть трудности: «Если упал, надо сразу вставать». Однако интерес к людям не ограничивается родственным кругом или же родным Генухом, теми или отдельными качествами. Так, немало сти-хотворений автор посвятил людям, ценой собственной жизни защитившим Родину, не проявившим в час испытаний малодушие: это Герой России Нухидин Гаджиев, погибший в Афганистане, молодые пограничники Абдулхалик Курбанов и Мухтар Сулейманов, вступившие в схватку с Русланом Гелаевым в 2004 году и ценой собственной жизни не давшие уйти бандиту.
Но есть на свете люди, которые вроде бы совершают обычные поступки, однако всю их жизнь можно назвать подвигом.
К ним автор прежде всего относит горских женщин, в непростых условиях воспитывающих детей, создающих уют и тепло дома. Так, многие черты своей матери поэт находит в образе Айши, которая с героической стойкостью перенесла потерю трёх сынов на фронтах Великой Отечественной войны: один остался в низовьях Волги, второй в Белоруссии, а третий – на дне океана. При этом мать даже не надевает траур, чтобы «врагу слёз горьких не видать».
Поэт посвятил стихи коллегам по журналистскому цеху Зиявутдину Абакарову, Магомеду Пазлудинову, известному общественному деятелю Суракату Асиятилову, преподавателям ДГУ Г.Н. Сивриди и М.М. Муртазалиеву. Каждый из них оставил в душе поэта добрую память, по ним он сверяет своё отношение к жизни, учась у них преданности делу, своей стране.
В книге значительное место занимают стихи о любви, полные света, радости. Они же, связанные с потерей любимого человека, обретают форму воспоминаний, ностальгии по счастливому прошлому.
Приятно, что книга представляет творчество поэта достаточно полно и в жанрово-тематическом плане: здесь и стихи для детей, и четверостишия, и поэма. Хотелось бы верить, что переводчикам удалось передать дух и аромат многообразной и многоплановой поэзии Наби Исаева.

ДАГЕСТАН

Если перестану вдохновенно
Воспевать Отчизну, я умру.
Сердце моё высохнет мгновенно,
Раскрошится мелко на ветру.

Я стихи о Родине слагаю,
Будто бы напиток сладкий пью,
Сказочные дали озирая,
Громко восторгаюсь и пою.

Кажется, что в милом Дагестане,
Эпицентре дивной красоты,
Реки – со стремительностью лани,
Горы – богатырской высоты.

Я, как камень, выпавший из перстня,
Или как долина без ручья,
Как птенец без крыльев и без песни,
Если вдалеке от дома я.

Угасает взгляд, когда в разлуке
С родиной. И даже рай не мил.
Как к огню протягиваю руки
К Дагестану, где бы я ни жил.

И теперь смотрю на их потомков –
В каждом ведь течёт былая кровь.
Её пламя в сердце самородком
Возродилось, засверкало вновь.

Быть достойным наших мудрых предков –
Обещанье каждому под стать,
Путь, что храбрецами начат, крепок,
И его не повернуть назад.

«Смерть или свобода!» – клич имама
В памяти останется навек,
С колыбели учит горца мама,
Что позорен боязливый бег…

Что когда он струсит – не мужчина,
Не достоин даже быть отцом.
В небе журавли Расула клином
Промелькнули облачным пером.

На холсте из бело-синей дали –
Образы отважных тех бойцов,
Что в сраженьях за Отчизну пали…
Мы навеки помним их в лицо.

С малых лет пою я всей душою
Песни об отваге, о любви.
Край родной, дышу одним тобой!
Родина моя, всегда живи!

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»