Сетевое издание «Дагестанская правда»

06:55 | 23 октября, Пт

Махачкала

Weather Icon

О воле и покое

A- A+

Крылечко

У всякого человечка
Должно быть свое крылечко.
Желательно, голубое,
С перильцами (лучше без),
Из всякого сбитого хлама –
Весло, оконная рама, –
Скрипящее под ногою,
С видом на сад и лес.

Где сядет, к груди коленки,
На третьей, верхней ступеньке
Сын, воротясь с рыбалки,
Вернувшись из города, дочь.
И если закат не поздний,
Как нынче – поскольку осень, –
И ветреный, слив и яблок
Метеоритный дождь,

Начавшись внезапно, стихнет.
Странно запахнет брусникой.
Рябин придорожных плети
Хлестнув, опадут, и мать
Подсядет, пряма, как пламя,
С тремя на коленях клубками
Белой и синей шерсти,
А желтый – не нам мотать.

* * *

Светает в пять. К шести над крышами
Чуть розовеют облака.
У кофе вкус какой одышливый!
Как бледен цвет от молока…

Что утро медленное делает!
Зачем отодвигает прочь,
Как с гущей чашку серо-белую,
Мою недопитую ночь!

Деревья стройные навытяжку,
Как на казарменном плацу,
Стоят, безмолвные, и слышно лишь,
Как грифель шарит по листу.

Ахматовой на подоконнике
Отыскано немало слов…
Мой карандаш, граненый, тоненький,
Пронырлив, шустр, но бестолков.

Словив на кончик как горошину
Миг легкий, держит на весу…
Сломился. Стих. Вот так, непрошенный,
Приходит день в седьмом часу.

Поэт

Бывший пламенем в горне,
впавший в манию, – в горле
гревший мертвую плазму,
сжегший пол свой и разум,
в год проживший века,
ставший формой в тисках –

и за миг до удара
не избавлен от Дара.

Между дел

«За что, за что?» – расхныкалась душа
над деловым письмом, над верхним в пачке…
А почки трескают, а май, как мальчик,
зеленым пальчиком царапает в ушах…

Пробило почки, полдень, почту… Здравствуй,
отчаянность, привычная, как насморк,
прицельность стрелок, спекшихся в одну
на целый вдох подросшую весну.

Они, оно, она рванут, помчат
над механическою бездной,
на миг в шесть ровно перерезав
мой надвое молчащий циферблат.

А лето вот-вот

А лето вот-вот сорвется, как слово
цоканьем с кончика языка,
как еле удерживаемая в оковах
улыбка без повода, сущий оскал…

Пойдет, разулыбясь, флотской походочкой,
таким простаком, что и вслед не глянут ему
портовые девочки в лаковых лодочках
с коленками, вспыхивающими фонариками…

Ухватчиво так, башмаками врастая
в землю в трещинах, хрустких от соли,
вразвалочку так, дорвавшись до воли,
до моря цвета рифленой стали,

где над горизонтом, над дальнею крышей,
зависнет в прыжке с голубиной страстью
такой же оторва, отчаянно рыжий,
восход разевающий жаркою пастью.

Колыбельная

От вторника и до субботы
Одна пустыня пролегла.
О. М.

Скучный, как чужая свадьба,
С куклой на капоте,
Поезд дел моих подкатит
К завтрашней субботе.

Но еще, как милостыни,
Я прошу у ночи
Хоть часочек той пустыни,
Хоть один часочек.

Завиднелся мой Египет,
Дотяну без форы.
Перелетом этим выпит
Океан и горы.

Будто слизаны все пики,
Под крылом не тесно,
Закраснелся мой Египет,
Назначенья место.

Лак сверкнет на лимузине
Долгом, как зевота.
Я усну навек в пустыне
Своего полета.

* * *

По корешкам водить рукой,
Полушутя, полуиграя…
Над остекленною свечой
Стоять, ее не возжигая…

Шагать от шкафа до стола
И от стола к окну, и в мае,
Заслышав, что ли, соловья,
Вернуться к полкам… Вынимая

За томом том (уже темно),
По корешкам вести рукою,
На застекленное окно
Коситься в синее, ночное…

Понять, что — точно соловей!
(Второй уж год, как прилетает).
Припомнить, отчего свечей
Здесь столько лет не зажигают…

И по шершавым корешкам
Ведя незрячею рукою,
На ощупь выбрать том, и там
Прочесть о воле и покое.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»