Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:00 | 27 января, Ср

Махачкала

Weather Icon

Переводы

A- A+

Мурман Лебанидзе

О, язык

О, язык, – тебя бы вырвать с корнем,
Губы – свой ответ сначала взвесьте:
Что считать любви всего достойней, –
Не кривя душой, чтоб всё по чести?!
– Слову – быть стрелой, прямой и меткой!
А стихам – отточенным кинжалом!
Быть чужой – конечно же, соседке!
А жене – чтоб нам не изменяла!
О, язык, тебя бы вырвать с корнем,
Губы, – признавайтесь, не чудесьте:
Что считать любви всего достойней,-
Не кривя душой, чтоб всё по чести?!
– Чтоб очаг – в родительском гнездовье!
А язык – был странником небесным!
Чтоб земля – своей, как изголовье!
А народ – он пёстрый, если честно!
О, язык, – тебя бы вырвать с корнем,
Я ответа жду сейчас, на месте:
Что считать любви всего достойней, –
Не кривя душой, чтоб всё по чести?!
– Человек – пусть в вере стойким будет!
Чистою – душа, как у невесты!
Сердце – верным, чтоб повсюду люди
Узнавали человека чести!

Леван Васадзе
Не ищи меня!

Не ищи меня! – счастье сказало –
В детских глазках мне любо цвести…
Влажный ветер зови, чтоб искал он
Всё, что грело на долгом пути.
Там, где Черного моря кипенье,
Где с таохами встретился колх,
Ты про первое столпотворенье
И про первый узнаешь раскол…
Уцелев в кахетинском упрямстве
И в тени лунно-палевых лоз,
В триалетском осеннем убранстве,
В остром свисте косы в сенокос,
Я – в изысканном вкусе Чхавери,
И в гурийской деревне, когда
Криманчули смеётся, не веря,
Что и с песней бывает беда.
Не ищи меня! – счастье сказало,-
Колыбельной я лазской зовусь,
Высотой заманив небывалой,
Я во взрослых птенцах воплощусь…
В Имеретии или в Эрети –
Сновидений небесная шаль.
Гость придёт – я сумею приветить
И на сердце развеять печаль…
Город – я, побратавшийся с ветром,
А душа моя – храмовый свод,
Вырос в Верхней я Имеретии,
Первоцвет – я, цветок-доброхот…
Ослеплю блеском снежной вершины,
Отзовусь в сванских колоколах,
Или вспеню Ингури, лавиной
Сбросив Ушбой навеянный страх.
Оленёнком бежал по долинам
В тех местах, где грохочет Дарьял,
Кладом был я, в Гергети хранимом,
Когда враг мою землю топтал.
Я в Чиухви – под буркой хевсура
Шарф тумана – на пшавской земле,
Погляди на тушинца, мтиула:
Я – раздумий печать на челе.
Я – грузинского духа Мерани,
Как гора, величав и красив,
И у Чороха, и в Гюрджистане
Я – Христа вдохновенный порыв.
Смертный яд распознавши в стакане,
Невредим я, как житель Хуло,
Груз крест-накрест в моём гандагане,
Твой аджарец – я, конь и седло.
Если ты меня ищешь, – сказало
Счастье, – сбрось поскорее хандру
И на стол принеси из подвала
Гордость Рачи – мою хванчкару!
Я в Евангелии из Челиши –
Между строк летописец-монах…
Я грущу на родном пепелище,
Бараконских манер патриарх.
Я – слезинка из Тао-Кларджети,
Я – хранитель, и храбр, и умел,
Меня слышит от Тао до Мцхеты
Богородицы главный удел…
Под десницей святого Григола
Я – Ханзты попечительный сын,
К Паравани путь с Ниной прошёл я,
Иотам доверяет мне сны.
Продолжать? Я – Абхазии мука…
Как, скажи, эту пытку снести?!
Наказанием будет разлука,
Пока Бог нам грехи не простит:
Поруганье грузинских устоев,
Бонвиванство, сомнительный блеск
Незатейливых пляжных плейбоев
И хватательный стойкий рефлекс.
Пока я, потерявший надежду,
Блудный сын не ступлю на порог…
А отец меня встретит одеждой,
Самой лучшей, – и сердце замрёт…
Пред Георгием на аналое
Не найду я в Илори покой,
Если, как Богоматерь, не смою
Грех незнанья пречистой слезой…
Пусть расплавится Авеля болью,
Самача’бло сверкающий шлем,
Больше идолам не подневольный,
Поднимусь, пристыжённый, с колен.
Счастье спросит: «Ты где меня ищешь?
Не на Западе солнца восход!
Пока ты, как торгаш, мелочишься
Дел для воина невпроворот!
Там, у Вардзии, – Тогви в руинах,
Где Саргиса жена предала,
Там над куполом башни старинной
Несмолкающий клёкот орла…
Тёмно-синей травой Джавахети,
Как пардагом, накрою плато,
Я – в загадках Абули, в Месхети,
В письменах на камнях Кумурдо.
По предательству и безучастью,
По когда-то лесистым горам,
По беспечности и сладострастью,
По остывшим ступаю следам…
Я не знаю, – мне счастье сказало, —
Что случится с Инги’ло не так…
Раз Дманиси заоблачным стало,
Марнеули и вовсе зачах…
Умереть и не выйти наружу?
Для чего тогда жить? Кто ты есть?
А грузинам ты больше не нужен,
Раз забыл благородство и честь…
Хоть немало с тобою случалось,
Ты халибских не пробовал вин!
И не трогай, пожалуйста, чанов…
Не творец ты и не гражданин…
Тебе нравятся эти запасы,
Копишь годы всё это хламьё?

Перевод с грузинского Ирины Санадзе (г. Тбилиси)

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»