03:48 | 11 декабря, Пн

Махачкала

11.12.2017
1EUR69.6434Руб0.0000
1USD59.2811Руб0.0000

Сергей Чупринин: «У каждого своя голова на плечах и свой царь в голове»

Газета «Горцы»
A- A+

Свою встречу с посетителями книжной ярмарки «Тарки-Тау 2017» главный редактор журнала «Знамя» Сергей Чупринин начал с неутешительной статистики. Тиражи толстых литературных журналов по сравнению с советскими временами сократились в 500 раз. В 80-е годы стандартным тиражом для книги прозы было 30 тысяч экземпляров, поэзии – 10 тысяч. Сейчас для прозы норма – 3 тысячи экземпляров, для поэзии – 500 экземпляров. Но всяким процессам есть объяснение. Вот как видит это Сергей Чупринин:

– В «Восстании масс» Ортега-и-Гассет пишет, что небольшая группа писателей, философов присвоила себе право называться интеллектуалами и отняла это право у большинства, которые вынуждены оставаться потребителями, читателями. Ортега-и-Гассет предсказывал, что скоро настанет время, когда потребители восстанут и заявят о своих правах. Они и заявили. Полтора миллиона писателей только на русском языке – это и есть восстание масс. Каждый сотый в вагоне московского метро – писатель. Появился переизбыток новых книг. На каждой второй книжке написано, что это лучший роман года, и очень сложно выбрать в таком книжном изобилии то, что действительно заслуживает внимания. Недавно я вернулся из Иркутска, где проходил форум молодых писателей России. К сожалению, далеко не все из них читают, они только пишут. И мы старались напомнить им, что неплохо бы кое-что прочитать, прежде чем писать самим.
По мнению Чупринина, сегодня публикация в “толстом” литературном журнале не может сделать человека знаменитым. Даже Нобелевская премия по литературе Светлане Алексиевич не стимулировала интереса к ее книгам. Это означает, что времена меняются.
На вопрос из зала, как он сам оценивает творчество Светланы Алексиевич, Чупринин ответил:
– Я считаю её хорошим журналистом, однако это не художественная литература. Качественно сделано, но все-таки это – монтаж чужих голосов, чужих свидетельств. Нужно понимать, что премия указывает на тех, кто на острие момента. И сейчас это не роман со стилистикой «Доктора Живаго» или «Тихого Дона», а нон-фикшн – литература без вымысла, опять же монтаж свидетельств. В этом смысле я поддерживаю Нобелевскую премию Светлане Алексиевич, хотя она не моя любимая писательница.
– Кто из современных поэтов может собрать большой зал?
– Года три назад я задал такой вопрос заведующему кафедрой одного университета. Мне ответили: «Только два человека: Евгений Евтушенко и Вера Полозова». Понимаете, книги замечательных современных поэтов выходят тиражами 500 экземпляров и не расходятся годами. Интересное явление – появились поэты, рожденные в стихии соцсетей – у них десятки тысяч просмотров, они дают концерты в городах России, и не только. Не спрашивайте, как я к этому отношусь, я еще не понял. А недавно, вернувшись из отпуска, узнал, что весь русскоязычный литературный мир сотрясла битва Оксимирона и Гнойного. Мне стали звонить из информационных агентств с просьбой прокомментировать.
– Очень интересно, как вы к этому относитесь? Это поэзия или нечто другое?
– Я посмотрел минуты три и понял, что однозначного мнения по этому поводу у меня нет. Это уже литература после меня. Если она литература. Одно могу сказать с уверенностью: это точно не мое. Роден как сказал, что скульптура – это кусок камня, от которого отсечено все лишнее. Так вот, литература для меня – это произведение, в котором нет ничего лишнего. Во всех этих батлах много лишнего, мусора. Я бы это почистил и потом бы уже оценивал.
– Чтение книг должно быть развлечением или трудом?
– Зависит от того, чего вы сами хотите. Чтобы книга после долгого напряженного рабочего дня давала отдых, чувство успокоения или, наоборот, стимулировала. Единых рекомендаций нет. Эпоха классики, обязательной для всех, закончилась. Текстов, написанных для всех, нет и уже, видимо, никогда не будет, к моему сожалению, потому что я считаю, что есть какой-то набор текстов, которые знают все. Это единство чтения создает единство культуры, нации, языка. Когда ты встречаешься в купе поезда с незнакомцем и понимаешь по одной реплике, что он читал одну и ту же книжку, что и ты, или видел тот же фильм, вам уже есть о чем поговорить. Ты понимаешь, что этот человек «твоей группы крови». Мы сейчас живем в раздробленном, атомизированном состоянии. Каждый сам по себе, у каждого своя голова на плечах и свой царь в голове. Я понимаю, что это неизбежно и даже хорошо. Это знак свободы, независимости человеческой личности, но мне неуютно в этом мире.
– Что бы вы посоветовали прочитать?
– Если вы мужчина, я вам посоветую читать Михаила Шишкина или Захара Прилепина. Если женщина, то Дину Рубину или Викторию Токареву. Нравятся ли вам блокбастеры или арт-хаус, тут тоже будут разные рекомендации. Литература внутренне расслоилась. Единого литературного процесса нет. Если же вы любите литературу в традиционном понимании, ориентируйтесь на то, что публикуют толстые литературные журналы – «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Звезда», «Нева», «Москва» и «Наш современник». Но когда я говорю о единстве чтения, то имею в виду писателей, ориентированных на весь русскоязычный мир. Таких немного – десять-пятнадцать, я их называю брендоносцами. Это писатели с тиражом, известностью. Я уверен, что все знают, кто такой Акунин, Донцова, Быков, Пелевин. Вы можете любить или не любить Пелевина, но вы его знаете. И именно их покупают все. Здесь подход примерно такой же, как при выборе холодильника или смартфона. Вы же не будете покупать телефон неизвестного вам производителя? Так и в книжном магазине вы купите известное имя.

 

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»