08:00 | 14 ноября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Свадьба

рассказ

Газета «Горцы»
A- A+

По обочине росли невысокие деревья с тускло-зелеными листьями. Ветер дул ему в лицо из открытого окна. Он вел машину, пытаясь сосредоточиться на дороге, но это ему с трудом удавалось. Сзади сидели отец и сестра, болтали о чем-то. Мужчина молчал, изредка прислушиваясь к их голосам. Расстояния оставалось примерно ещё на час, но ему казалось, что они едут уже очень долго. Ощущение потерянности не покидало его со вчерашнего вечера. Столько разговоров, обсуждений, сплетен – и вот день свадьбы наступил, и мужчине мучительно не хотелось ехать, но ехать было нужно.

Он посмотрел на свое отражение: растерянность в глазах, смуглое лицо, седые волосы, которые чуть шевелил ветер. «Ещё примерно полчаса…и приедем…» – мелькнуло у него в голове.
– Долго еще? – спросила сестра, выглядывая из окна машины.
– Нет. Осталось немного, – от собственного ответа ему стало не по себе.
Мужчина вспомнил день, когда он и отец поехали к ней, к его бывшей жене, повидать сына. Он вспомнил, как она кричала. Они вновь скандалили. Её лицо стояло перед глазами, и вся она, кричащая, с выбившимися прядями волос, была так не похожа на ту женщину, на которой он женился несколько лет назад. Она кидала ему в лицо, словно камни, какие-то обидные слова и постоянно показывала на мальчика – смуглого, кареглазого, лет пяти, испуганно переводящего взгляд от матери на отца и деда. В какой-то момент они замолчали, неприязненно глядя друг на друга. Он хорошо помнил именно это мгновение – мгновение осознания того, что они теперь враги навсегда. Вдруг она резко схватила за руку сына и повела его в другую комнату, подальше от прибывших гостей, сказав, что запрещает им встречаться с ребенком. И это мгновение он тоже хорошо запомнил – мальчонка не рвался к нему, к отцу, не кричал, не просил отпустить, он только постоянно оборачивался в его сторону и смотрел на отца грустными глазами покинутого ребенка и испуганно улыбался… Он запомнил этот день. Этот миг. События врезались ему в память и не отпускали его. Он помнил, что ехал к женщине с другими надеждами и, возвращаясь домой, думал о том, что сделал что-то не так. И несмотря на то, что она первая начала, он чувствовал себя безмерно виноватым…
Они доехали до города. Осталось найти дом торжеств. Он задержал воздух в легких и рывком выдохнул. Зелёный свет. Вдруг засигналили машины. Он задумался на время и даже не понял, что пора ехать.
Белая шестерка медленно пробиралась между иномарками. Поворот. Приехали…
– Вы уже приехали?.. Нет?.. Едете?.. Ага, хорошо! Мы уже здесь! Ждем… Ага… Давай… – кричала в трубку телефона его сестра. Это у них семейное: громко разговаривать по телефону, будто на другом конце абсолютно глухой человек. Он, улыбнувшись, спросил:
– Дети приехали?
– Едут. Скоро будут здесь, – ответила женщина, открывая дверь машины. Речь шла о детях от второго брака. Его отец, человек лет семидесяти пяти, с редкими волосами на голове, в сером костюме и оливкового цвета рубашке, выйдя, стал оправлять пиджак. Женщина, его сестра, худая, в юбке ниже колен и белой блузке в горошек, искала что-то в сумке.
– Гьа, ша ! Пойдем! – сказал отец, и они двинулись в сторону дома торжеств. Он поднимался по лестнице последним. В нём всё не унималось чувство, будто он здесь лишний, будто он зря приехал сюда, будто это свадьба, суматоха, костюм его этот, ночь без сна – это не про него и не для него, не про его сына. Он чувствовал себя настолько чужим, что готов был повернуться и, добежав до машины, завести мотор и уехать. Но он поднимался наверх за отцом.
На правах хозяев свадьбы их встретили бывшая супруга со своим мужем. Чувствуя на себе взгляды бывших родственников, мужчина ссутулился ещё больше, прибавил шагу и сел за первый свободный стол. Подходили гости, зал набирался, с минуты на минуту ждали жениха и невесту. Он старался не смотреть ни на кого, искренне жалея, что он не невидимка. Ковыряя вилкой в тарелке, мужчина порой невпопад отвечал на вопросы сестры. Приехали дети. Они смеялись, оглядывали гостей, что-то обсуждали. Племянник, вытянув шею, выискивал симпатичных девушек, чтобы пригласить на танец. Остальные подшучивали над ним. Несмотря ни на что, всем было весело.
В какой-то миг музыка заиграла громче и протяжней. Он поднял голову и увидел сына. Последний медленно входил в зал под руку с невестой, которая осторожно ступала, пытаясь не споткнуться о длинное платье. В какую-то секунду взгляды их встретились. Сын улыбнулся, отвел глаза, поторопившись скрыть смущение. Смех, объятия – всё как положено. Мужчина безучастно смотрел на танцы, музыкантов, праздничный стол. Он встал со стола…
– Ты куда? – спросила сестра.
– Я… Пройдусь. Я сейчас… – ответил он, застигнутый врасплох, ибо сам не понимал, зачем это он встал.
На улице стоял его отец и курил. Старик мерил шагами небольшую площадку перед зданием. Ещё сигарета. Щелчок – и загорелся конец «Примы». Старик жадно вдохнул в себя дым, остановившись на секунду и закрыв глаза. Мужчина смотрел на то, как курит отец. Старик обернулся и, увидев сына, направился к нему. Они молча вернулись за стол.
Позвали для поздравительного тоста его отца. Старик встал, подошёл к столу молодых с пожеланиями добрых слов. Потом заиграла музыка. Старик подпрыгнул, быстрым шагом в такт музыке прошёл по танцплощадке и, махнув рукой в сторону их стола, позвал дочь и внучек танцевать. Они тоже вышли из-за стола и закружили вокруг него. Старик танцевал хорошо: чувствовал музыку, не сбивался с ритма, изредка кружился, вытянув руки или сгибая их в локтях. Через несколько минут все вновь сели за стол.
Мужчину для поздравления пригласили к концу торжества. Он побледнел. Сердце его стучало без остановки. И всё то время, пока он говорил слова, которые должен был сказать по случаю свадьбы, он смотрел то в пол, не решаясь поднять глаз, то куда-то в сторону. И вновь ему казалось, что всё он делает не так, что всё это не то: слова не те, поза не та, даже голос, казалось, звучал не твердо…

– Все! Поехали домой! – сказал он излишне громко. Ему не хотелось выдавать себя. Широким шагом он пошёл к выходу. За ним шли отец, сестра и дети. Зеленовато-серые глаза старика смотрели на него по-доброму, не было в них той привычной строгости и решимости. Несмотря на вечер, на улице было тепло. Солнце на горизонте пробивалось из-за туч. «Пора!», – сказал он себе и взялся за ручку дверцы машины…
– Пап! Папа! – услышал он за спиной. Ему показалось на миг, что кто-то сильно толкнул его в грудь, обезоружил. Он резко обернулся и увидел сына. Тот быстро спускался по лестнице, широко и светло улыбаясь и протягивая на ходу загорелую руку. Мужчина растерянно улыбнулся сыну в ответ и крепко пожал его руку…

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»