Сетевое издание «Дагестанская правда»

03:00 | 21 сентября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Воспоминания о сражении

A- A+

Он стоял по щиколотку в воде. Вокруг – бесконечные рисовые поля. Террасы, возведённые на холмах до самого горизонта, где виднелся город.
Приближалась ночь. Цвет неба перетекал из ярко-голубого в иссиня-оранжевый. По небу плыли тонкие облака. Он остановился, чтобы полюбоваться картиной. Лучи закатного солнца слегка освещали силуэты сборщиков риса.
Подул ветер. Перед глазами пролетели смутные воспоминания. Он не узнал их. Похоже, ветер донёс воспоминания других людей.
Времена относительного спокойствия в провинции затянулись. Уже несколько десятков лет земли находились под властью одного даймё. Местные забыли о набегах, грабежах и разорении домов. Время зациклилось.
Однако теперь казалось, что он превратился в насекомое, живущее только ради продолжения монотонной деятельности. Только когда небо играло сказочными красками, когда дул лёгкий ветер, когда рисовое поле качалось в такт ветру, когда в самом воздухе слышались неземные запахи, в душе возникала странная лёгкость, странная прозрачность, он ощущал себя человеком.
На месте рисового поля взрастёт новый город. На их место придут другие люди.
Острая боль в спине прервала размышления.
Внезапно на небосводе возникла яркая вспышка. От вспышки разошлись два луча, очертивших прямые линии, а затем погасших. Клубок в небе летел к горизонту, увеличиваясь в размерах, обрастал ярко-красным сиянием. Люди отвлеклись от работы и уставились ввысь.
Зелёные языки в разгорающемся пламени. Пламя окружала еле видимая сфера дрожащего воздуха. Тонкий писк.
Люди в панике побежали с поля. Он остался в одиночестве. Небеса раскололись надвое дымным следом.
Писк перерастал в странную мелодию. У небесного пламени была голова, взор пламени был направлен к земле. У небесного пламени сотни рук, мечущихся в хаосе. От пламени отделялись целые куски, разлетались в разные стороны, рисуя паутину своими тропами.
Затем последовал жуткий грохот, за которым настала тишина, а потом на месте города возник огромный пыльный гриб.

* * *
Он проснулся от резкого чувства падения в кровать. В мыслях – хаос. Мозг искал ответ на вопрос, формулировка которого осталась во сне. Вопрос казался важным настолько, что утренние дела могли подождать.
Нужно восстановить цепочку событий. Что же произошло вчера?
Он попытался вспомнить имя. Вспоминать было тяжело, будто выцарапывать слова ножом на руке.
Только после кружки горячего кофе он понял, что вчера ничего не произошло, как и за целый год.
Просто странный сон.
Странный сон приснился мне, словно я горю в огне, словно солнце надо мной, словно я… Словно я… Он достал блокнот с логотипом HoroshiObed и записал возникшие стихи. Пролистал помятые страницы. Улыбнулся. Последнюю запись делал месяц назад. Дата обведена жирным. В тот день наступило лето, закончились дожди, небо стало голубым, а солнечные лучи разъели тучи, останки которых рассыпались на земле.
Подошёл к зеркалу. Красные глаза, мешки под глазами. Сейчас бы поспать ещё часок. До начала работы полчаса. Нужно успеть на построение команды.
На экране часов высветилось уведомление. «Доброе утро, HoroshiObed! Утренние практики, которые помогут настроиться на новый рабочий день и принести максимальную…». Он пролистал уведомление вниз: «максимальную пользу клиентам и компании…». Поставил отметку о прочтении.
«Как вы оцениваете полезность данной рассылки? Пройдите короткий опрос!». Вслепую протыкал анкету. «Спасибо за участие! Ваша team-management-team!».
На экране зеркала выскочила надпись. «До начала рабочего дня 20 минут! Пунктуальность – важная характеристика работника HoroshiObed!». И снизу – расписание автобусов.
Напевая под нос, напялил зелёную униформу, нацепил на грудь значок «Сотрудник во 2-м поколении» и отправился на остановку.
У остановки уже выстроилась очередь из коллег в зелёных костюмах. Двери открылись. Зелёные костюмы плотно расположились внутри.
Интересно, какой из комбинированных обедов подадут сегодня?
Автобус поплыл по магнитной дороге.
Мимо проносились люди в синем – коллеги из service-team, в оранжевом – tech-supply-team. Последних в Horoshitown недолюбливали. Они в основном брались извне, их нанимали люди из hr-team (те, что в жёлтых футболках).
Прибыли.
Большое зелёное здание с логотипом компании. Камера распознала лицо, стеклянные двери распахнулись. Очередь к лифту. Десятки людей в зелёном в лифте. Из динамиков доносилась музыка. Поздоровался со знакомыми. Очередь из лифта.
Команда собралась на кухне. Шеф произнёс мотивирующую речь.
Картофель фри, салат с сельдереем, апельсиновый сок. Наклейка с улыбающимся поваром. Он упаковал продукты в аккуратную коробочку и отправил дальше по ленте. Лента доставит их к дронам, дроны доставят завтраки к клиентам. Картофель фри, омлет с искусственной колбасой, кофе с искусственным молоком.
Однажды доводилось видеть, как рой дронов взмывает с площадки на крыше. Небо тогда было хмурое. Посторонний наблюдатель мог принять чёрные точки за стаю ворон. Где-то внизу разворачивалось поле битвы, усеянное трупами. Выжившие ходили меж павших тел и оплакивали погибших товарищей. Словно густая трава, из земли торчали не попавшие в цель стрелы. На холме виднелась крепость, пережившая штурм. Искусственные птицы разлетались по маршрутам в организованном безумии. Куриные крылышки, мега-бургер, манговый сок.
Он сполоснул руки. Время комбинированного обеда! Спросил меня мудрец, узревший нескольких империй крах, ради чего готов отдать ты, мальчик, жизнь в боях? Ответил я, ни капли не шутя, что ради вкусного обеда с ней готов расстаться я. Он достал блокнот и записал строчки.
Он торопился в столовую, чтобы встать первым в очередь. Когда бы он ни приходил, у начала раздачи успевали образоваться люди. Со временем это превратилось в игру, количество людей – в баллы. Рекорд – тринадцать, причём в тот день он не особенно торопился. Успел упасть по дороге, задуматься и заблудиться. Тем не менее, после он и близко не подобрался к тринадцати баллам.
Сел за стол у окна. Наблюдал за грузовиками на парковке. Там трудились люди, которые не носили ни зелёных, ни жёлтых, ни красных, ни тем более синих футболок. Общаться с подобными вредно для репутации работника во втором поколении.
Он заметил большой плакат на стене. Видимо, сегодня повесили. «HoroshiObed – команда талантливых людей! Если вы хотите, чтобы люди узнали о ваших увлечениях, или знаете талантливого сотрудника, напишите нам!». Девушка в пиджаке, улыбка, большой палец вверх.
Он задумался. Доел комбинированный обед, отнёс поднос, вернулся к работе.
Талантов сотня, но сияет лишь один как сотни звёзд.
Перекинулся парой слов с коллегой. Коллега не видел плаката. Погода сегодня замечательная! После работы коллега поедет в Зону обучения HoroshiObed повышать квалификацию. Тогда можно будет перевестись на этаж выше, а может быть, выдадут квартиру в другом месте. Усеяна квартирами уставшая земля. Где раньше высились леса, теперь стоят дома.
За день он собрал пятьсот сорок заказов. Круглая цифра радовала глаз. Вчера – пятьсот сорок четыре, позавчера был неудачный день – пятьсот двадцать один.
В целом с каждым днём он собирал всё больше и больше. Иногда он подолгу любовался на угол наклона кривой количества собранных заказов.
Солдат размещали по машинам. Возможно, они видели дом в последний раз. Солдаты бросали прощальные взгляды.
Однажды у него возникла идея замерить угол наклона кривой, однако транспортира под рукой не оказалось. Угол был точно меньше тридцати градусов. Он оценивал его примерно в десять-пятнадцать.
HoroshiObedHouse приветствует вас! Камера распознала лицо, дверь открылась. Переоделся, принял душ.
Что если написать искателям талантов? Разве его стихи не достойны быть услышанными? Ещё раз пролистал блокнот.
Выглянул в окно. Собирались тучи. Летний дождь грозился обрушиться на землю. Трещины и ямы заполнятся водой, вода смешается с кровью павших.
Он открыл набор здорового ужина. Набор содержал таблетки, положительно влияющие на умственные способности, повышающие социальную активность и помогающие справиться с тревожными мыслями. Он не принимал их больше месяца, чтобы собрать большое количество разных цветов.
Теперь он разложил все упаковки и принялся их раскрывать. Через некоторое время таблетки покрыли весь стол. Они походили на армию. Разные полки – разные цвета.
Он отодвинул стул подальше, открыл йогурт. Военачальнику нужен плотный обед.
В горном селе сегодня резали быков. По всему селу сетью проходила сеть «стоков», пролегавших посередине дорог, по ним вода поднималась от подножья к вершине. Теперь вода в стоках окрасилась красным.
Чего хотела толпа? Он мысленно прочитал одно из стихотворений. Толпе понравилось.
Он лёг спать с мягкой уверенностью, что подаст заявку.
Остановка автобуса, камера распознала лицо, сборка заказа, двадцать четыре балла, пятьсот двадцать шесть заказов. Он подумал над тем, что качество дня можно мерить по отношению этих двух величин.
Плакат с призывом найти таланты сменили. Лозунг остался прежним, теперь девушка тыкала в смотрящего указательным пальцем.
Он достал телефон, скачал приложение «Таланты HoroshiObed» во внутренних сервисах компании. На экране высветилась его фотография, имя, фамилия, должность, пол, прочее, прочее. Предлагалось заполнить информацию о таланте. Начал строчить, но потом задумался. Какой именно информации они хотят?
Эта мысль преследовала до самого дома.
Дома он положил телефон на стул (стол был занят армией разноцветных таблеток), а сам отправился ходить кругами.
Нужно набросать на бумаге. «Мои таланты». Бред. Наверное, заголовок здесь вообще не нужен. «Пишу стихи». Слишком формально.
Информация о таланте. Что это вообще такое? Рост и вес таланта? Уровень талантливости?
После долгих раздумий он решил, что самым разумным будет просто представить одно из стихотворений. Он выбрал посвящённое компании. Нажал кнопку отправить. Кнопка отправить людей на войну. Кнопка казнить предателей.
«Спасибо, что приняли участие в нашей программе! Мы обязательно прочтём вашу анкету».
Он почувствовал себя человеком следующего уровня. Прежде он не принимал участия в программах для сотрудников. Как теперь разговаривать с коллегами?
Ночь без сна.
События пролетали в лёгкой дымке. Автобус, напутственная речь шефа, сборка заказов. Апельсиновый сок, бургер с искусственным мясом. Обед, несколько кружек кофе. Перекинулся парой фраз с коллегой. Тридцать баллов, количество заказов он подсчитать не смог, мозг отказывался складывать числа.
Ужасный день, быстрее лечь спать и забыть. Открыл приложение, никакого ответа не пришло.
Тысячи погибли, чтобы отстоять крохотный клочок земли между двумя реками. Земля, на которой появятся поля, где вознесутся башни важнейшего торгового пункта. На месте битвы возвели монумент.
День сменялся днём, кривая количества собранных заказов медленно ползла вверх и не собиралась выходить на насыщение. Количество человек в очереди на обед случайным образом колебалось около двадцати.
Автобус раз за разом отвозил на работу.
Ритмичность жизни, путь усталых рук и счастье оказаться дома снова. Сотни людей на рисовом поле.
Как вы оцениваете работу нашего приложения? Ответа так и не пришло.
Доброе утро, HoroshiObed! Как заставить себя быстро проснуться? Вот десять главных советов… десять главных заповедей. Время – самый ценный ресурс в нашей жизни, а также самый ценный ресурс нашей компании! Компания – самый ценный ресурс нашего времени, а также самый ценный ресурс нашей жизни!
Кружилась голова.
Добрый вечер, HoroshiObed! Как правильно отдыхать после работы? Оцените полезность данной рассылки.
В субботу часть команды собралась в центр развлечений Horoshiobedtown. Только для сотрудников во втором поколении и выше. Крутые горки, запускали по тридцать человек, много незнакомых лиц. Расскажите, как вы провели время? Сообщения так и не пришло.
Наверное, просто не оценили. Рост кривой собранных заказов постепенно уменьшался. Работать быстрее он не мог физически.
Тем временем на столе не хватало места для новых таблеток. Тогда он начал раскладывать их на подоконнике.
Оцените бесполезность данности. Он оценил все пункты по пятибалльной шкале.
Апельсиновый сок, омлет, а в очереди шестнадцать людей. Сегодня сломалось табло, где высвечивались заказы. Приехали люди в оранжевом.
Он остановился, чтобы набрать воздуха. Реальность поплыла дальше. Он проснулся с ощущением падения в кровать. Доброе утро, HoroshiObed! До начала рабочей смены двадцать минут. Десять практик. Добрый вечер, HoroshiObed! Вновь поездка с командой.
В очереди тридцать человек. Кривая собранных заказов перестала расти. Иногда он терял ощущение реальности. Всё вокруг казалось выдуманным. Воспоминания об ужасной битве стирались из памяти народа.
Оценка эффективности сотрудников. Кто-то стал лучшим работником месяца. Или худшим бездельником месяца.
Его руками кто-то управлял. Кофе, бургер из искусственного мяса, картофель-фри, наклейка с улыбающимся поваром, автобус, люди в разноцветных майках, кровать, облака за окном. Облака за окном! Лето в разгаре.
Он уставился в стену. Так долго продолжаться не могло, скоро он сойдёт с ума, время нужно срочно замедлить.
И вдруг ему пришло сообщение. «Ваша заявка принята! Ждём вас в день X в нашем офисе для проведения второго этапа!». В землю врезалась комета.
Он выдохнул и откинулся назад. Открыл блокнот, в котором уже давно не делал никаких записей.
Что же им прочесть?
Опять бессонная ночь. Он ходил по комнате, читал стихи, представлял реакцию жюри, выглядывал в окно. Пытался заснуть, но мысли не давали покоя.
Сегодня он собрал триста заказов. Кривая резко обрушилась. Но в очереди было двенадцать человек – новый рекорд. Это был знак.
Следующей ночью спал крепче любого младенца. Наступил день X. На зеркале высветилось напоминание об участии в конкурсе. Вместо знакомого расписания автобусов – пожелание удачи.
HoroshiObed нужны таланты! Мы ценим наших сотрудников и даём каждому шанс проявить себя.
Впервые за долгое время он двинулся с утра другим путём. Город казался странным, враждебным, недоверчивым. Незнакомые дома сопровождали чужака взглядами.
Нужная остановка. Нужное здание.
Перед ним вырос стеклянный небоскрёб с логотипом компании на крыше. Тысячи сотрудников, копошащихся на рабочих местах. Улей монотонно гудел. Он задержал дыхание и почувствовал пустоту.
Камера распознала лицо, двери разъехались. В просторном фойе его встретил парень в рубашке с зелёным галстуком. Куда делись разноцветные футболки?
Парень сопроводил до нужного лифта. Пустота шептала нужные слова на ушко.
Нужный этаж. Пчёлы носились между рядами, откладывали в соты бумажки. Скоро помещение заполнится дымом. Миллионы сотрудников теряли сознание. Кто-то падал по пути к кофемашине, кто-то засыпал в комфортной позе прямо в кресле.
Затем в помещение зашли пчеловоды. Пчеловоды собрали урожай бумажек с рабочих столов, выгрузили нужные файлы с компьютеров.
На этаже его встретил ещё один человек. Пустота не дала определить лицо.
Бесконечный разнородный офис превращался в сплошную непроходимую среду по мере того, как они погружались. Пустота всё время шла за спиной.
Пригласили в кабинет.
– Здравствуйте! – хором сказали трое за столом.
Улыбки, опрятные рубашки, зелёные галстуки. Картинка начала искажаться. Они представились, затем назвали его по имени и попросили представить талант.
Пустота начала кричать. Он уставился в пол. Мысли исчезали из головы. Он забыл всё, что происходило вчера. Хотя вчера произошло что-то важное. Событие, которое должно было изменить жизнь. Воспоминание ускользало от тонких рук библиотекаря, перебиравшего полки. Воспоминание маячило в конце коридора. Наглый смех.
С другой стороны продолжала подкрадываться пустота. Он поднял взгляд и выпалил на одном дыхании:

Мы больше, чем просто сеть,
Мы больше, чем просто мы!
Мы больше, чем просто жизнь,
Мы видим большие сны!

Кровавый ботинок дня,
Суровый осколок ночи,
И наша любовь – семья,
И мы – часть большой семьи.

Пещера усталых лиц,
Гробница изжитых лет,
Мы больше, чем просто музей,
Мы зовёмся HoroshiObed!

Я с радостью съем червя,
Запив его сладким дождём,
Я знаю, что боль моя
Расплавится вместе со льдом.

Мы больше, чем просто семья,
И больше, чем просто смерть.
И, чтобы из пепла взойти,
Должны мы пойти на грех.

* * *
Самолёт шёл на посадку. Из окна виднелись огни города. Ярче всего горела центральная трасса, по которой проносились потоки машин. Вокруг возникали горящие воспаления, будто расширения в венах. Город отвоевал много пространства с тех пор, как он уехал.
Шасси коснулись земли. Самолёт несколько раз подпрыгнул.
Он не был здесь почти тридцать лет. Тогда он уезжал на поезде, самолёты в город не летали.
Пассажиры прошли по мостику и попали в здание аэропорта. Большие панорамные стёкла. Вид на плещущееся море. На стёклах периодически загоралась реклама. Забронируйте машину заранее! Дома в аренду с морем в шаговой доступности! Экскурсии с гидом, скидки… Успейте…
Вокруг сновали миниатюрные машинки, развозившие багаж. Тысячи разноцветных чемоданов, тысячи однотипных наклеек. Улыбка смерти.
Он спустился этажом ниже. Выход на остановку общественного транспорта. Приложил карточку к валидатору. Зелёная галочка. Беспилотный автобус покатился в подземный тоннель, над которым находился переход, чтобы через сто метров вынырнуть вновь.
Всё исчезло! Исчезли маленькие неказистые домики у моря, на их месте возвели отели, исчезла ухабистая дорога, на её месте пролегла многополосная трасса с гладким покрытием. Исчезла пожухшая трава, появился аккуратный газон с деревьями.
Он понял, что приехал в другой город. От старого города не осталось и улицы. Он попал в ловушку.
Облик былого блеснул перед глазами. Разбитые дороги и разбитые машины, надписи на стенах, разваливающиеся малоэтажные дома. Шприцы и пакеты с клеем, ругань под окном, бездомные собаки и коты.
Он сидел в сетевом кафе в большом торговом центре, смотрел на город. По благоустроенным улицам слонялись толпы туристов. Туристы переходили дорогу на зелёный, автобусы приходили вовремя. Не осталось вычурной рекламы. Выверенные дьяволом вывески с большими крупными буквами, кофейни, магазины брендовой одежды. Грязные антисанитарные рынки превратились в аккуратные павильоны. У туристов в руках экологически чистые пакеты, по городу разбросаны зарядные станции для электромобилей. Туристы не подозревали, сколько крови здесь пролито за родную веру.
Только море на горизонте по-прежнему билось о берег. И стояли скалы, с которых когда-то сбрасывали хилых детей, только теперь там предлагали сделать свадебное фото.

* * *
Восхождение длилось уже несколько недель. Силы путников были на исходе. Пейзаж не менялся. Бесконечные снежные склоны, бесконечная метель, сливающееся со снегом серое небо. Никаких звуков, кроме монотонного снежного шума. В шуме мозг распознавал заунывное пение, прерываемое шёпотом. В бесконечной снежной стене виделись причудливые узоры.
Его преследовало ощущение, что скоро мучения должны закончиться. Однако за склоном возникал новый. Всё тяжелее становилось дышать.
И вдруг из ниоткуда появилась острая вершина. Он оглянулся назад и увидел на склоне десятки трупов.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»