Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:55 | 26 января, Вт

Махачкала

Weather Icon

Не языком силы, а силой убеждения

A- A+

Сегодня власть, общественные институты убеждены в том, что с идеологией экстремизма следует бороться не только языком силы, но и силой убеждения, противопоставляя риторике ближневосточных, западных идеологов молодежные программы, проекты, способствующие развитию личности и вовлечению ее в активную гражданскую деятельность. Каким видится дальнейший расклад событий? Как изменить мировоззрение тех, кто оказался оторванным от традиционных ценностей и пополнил ряды ближневосточных террористических группировок? Свою точку зрения на эту животрепещущую тему высказывает председатель Комитета Народного Собрания РД по межнациональным отношениям, делам общественных и религиозных объединений Камил Давдиев.

— Камил Магомедович, на  одной из последних сессий  дагестанского парламента был принят Закон «О профилактике экстремистской деятельности в РД». Чем это вызвано? Станет ли он важным звеном в противодействии идеологии экстремизма и терроризма?

— Вопрос сложный. И не только потому, что он затрагивает такие охраняемые нормами международного и национального права интересы и ценности, как мирное сосуществование и безопасность  государства, основные права и свободы человека и гражданина. Речь прежде всего  идет о сохранении  идентичности, традиционных ценностей нашей страны, республики. Все мы знаем, что на протяжении последних двадцати лет  наша страна находилась в состоянии перманентной войны с международным терроризмом, внешними угрозами. Вспомним 1999 год, когда международные бандформирования пытались взять Дагестан силой. Тогда мы вместе с Российской армией дали им отпор, доказав, что Дагестан и Россия – единое целое.

Но надо понимать, что мы имеем дело с противником, который просто так не сдается и каждый раз выбирает новые смертоносные  технологии по зомбированию сознания людей, противопоставляя  идеологии мира и созидания джихад, войну в борьбе за якобы чистый ислам. Создание ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), очередной квазиармии, – еще одно доказательство изобретательности западных и ближневосточных политтехнологов, умудряющихся создавать очередную матрицу цветных революций с «романтическим» уклоном, что гораздо страшнее открытого противостояния. На самом деле многие молодые люди, в том числе и дагестанцы, пополняют ряды смертоносного «Исламского государства», искренне  полагая, что идут воевать за идеалы добра и справедливости, оказываясь заложниками сил, с легкостью уничтожающих иноверцев.

Сирия – одна из последних в разыгрываемой партии «цветных революций» – лучшее тому доказательство. И если бы не Россия, протянувшая руку помощи сирийскому народу, без сомнений, мы наблюдали бы привычную картину безумной толпы, раздирающей на части легитимного президента этой страны. Развернувшаяся так называемая гибридная война, осуществляемая  мотивированными боевиками, карательными формированиями, у которых, конечно же, есть хозяева, известна как одной, так и другой противоборствующей стороне, позволяя супердержавам вести военные действия по всему миру. Технология гибридных войн невероятно популярна у стран-захватчиков, пытающихся изменить привычную карту мира. Вместе с пиратской войной под черным  знаменем западные идеологи развернули другую, не менее эффективную войну в интернет-пространстве, а это пострашнее открытого противостояния, что мы сегодня и наблюдаем.

— Какие механизмы, с вашей точки зрения, должны быть выработаны для того, чтобы остановить ту часть молодежи, которая готова перейти в противоположный лагерь, не видя себя в будущем Дагестана?

— Как реальная сила по возрождению  не только важнейших сфер деятельности, но и сохранению преемственности традиций, обычаев наших предков, завещавших хранить Дагестан единым и неделимым,  молодежь должна стать проводником  реформ, чтобы вывести наш край в число самодостаточных  регионов, где здоровая среда создает условия для реализации инициативы молодых. Для этого, безусловно, нам необходим уход от привычных неэффективных профилактических схем, формальных отчетов о количестве проведенных мероприятий. Результат даст только живая, действенная работа, подкрепленная серьезными интернет-ресурсами, поскольку центр тяжести перемещается в виртуальное пространство, где и происходит активная вербовка в экстремистские формирования.

Сложность проблемы заключается в том, что молодое поколение с неподготовленным, «сырым» сознанием легко поддается экстремистским призывам в борьбе за «чистый ислам». И это приобретает массовый характер. Борьба с ИГИЛ, экстремистскими формированиями  должна стать делом каждого дагестанца, предметом серьезного обсуждения в семье, школе, вузе, где и формируется духовно-нравственная основа молодого поколения. Надо понимать, что для многонационального и поликонфессионального Дагестана распространение экстремизма, религиозная нетерпимость являются тормозом  в продвижении экономических, политических реформ. Все меры, направленные на противодействие экстремизму, терроризму, невозможны без проведения целенаправленной работы по искоренению причин, порождающих и способствующих  их распространению в обществе, молодежной среде.

Именно от тактики опережения, пре­дупреждения и оперативного пресечения криминальной ситуации сегодня во многом зависит положение в республике и стране в целом.  На мой взгляд, формирование негативного отношения к такому опасному явлению в обществе является комплексной задачей, требующей скоординированных  усилий органов государственной власти всех уровней с общественными организациями и объединениями, религиозными структурами, институтами гражданского общества. Что немаловажно отметить, Глава республики Рамазан Абдулатипов координирует деятельность органов исполнительной власти в сфере профилактики экстремистской деятельности, возглавляет Координационный совет консультативных и совещательных органов при Главе республики для обеспечения противодействия экстремизму. Все эти меры должны способствовать формированию и повышению политической и правовой культуры граждан на основе уважения их конституционных прав и свобод, законных интересов.

— В этом судьбоносном вопросе немаловажна точка зрения официального ДУМД, которое должно стать рупором исторической миссии ислама.

— В этом вопросе ДУМД и власть едины. Комитет по свободе совести, взаимодействию с религиозными организациями республики ведет огромную работу в этом направлении. В республику не раз  приглашались  всемирно известные алимы, которые провозгласили Дагестан территорией мира. На мой взгляд, именно ДУМД  сегодня является буферной зоной в развязанной экстремистами войне, проповедующими не мирный, а агрессивный, фундаменталистский ислам. Эта религиозная организация, немало сделавшая для противодействия экстремизму, потеряла многих умных, прогрессивных священнослужителей, для которых пагубность насаждения религиозного террора была, вне всяких сомнений, очевидностью. И сегодня для ДУМД, объединившего прогрессивных алимов-миротворцев, понятны цели и задачи органов госвласти, противопоставляющих экстремизму и террору созидательную деятельность во имя будущего Дагестана.

(Материал подготовлен в рамках реализации государственной программы РД «Комлексная программа противодействия идеологии терроризма в Республике Дагестан на 2016 год»).

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»