00:21 | 19 ноября, Вс

Махачкала

19.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Некоторые вопросы профилактики религиозного экстремизма

A- A+

По миру расползается самое агрессивное и непримиримое направление ислама – ваххабизм или салафизм. Родившись в Саудовской Аравии и став там государственной религией, ваххабизм проникает и мутирует как вирус в страны Магриба, на Северный Кавказ, в Среднюю Азию и в Поволжье. Метастазы ваххабизма проникают через социальные сети во многие страны мира. Неокрепшая морально молодежь жадно впитывает основы так называемого «чистого ислама», проповедники которого умело пользуются спросом на справедливость, и рвется как мотыльки на огонь, в пламя войны в Сирию.

О некоторых причинах роста количества сторонников идеологии терроризма

С падением СССР крах потерпела единая идеология, началось социальное расслоение, рост напряженности, утерялось чувство ответственности, сопричастности. Социальная дезорганизация граждан была вызвана отсутствием общечеловеческих ценностей у населения, занятого поиском денег любыми путями. Сложилась система взаимоотношений государства и человека, способствующая эскалации социальной напряженности. Освободившееся место в умах людей начала занимать идеология «истинной» религии – ваххабизма, привнесенная в регионы России извне.

Рождается и развивается маргинальное направление в религии – и рождаются и расцветают целые институты по изучению этого явления. Мнения многих экспертов основаны на собственных догадках и измышлениях, которые они подтверждают для себя опросами среди групп населения, никак не связанных с религиозными экстремистами. Эти мнения эксперты возводят в принцип, углубляя и развивая свои выводы от конференции к форуму, от форума к круглому столу.

Приведем некоторые полярные мнения о причинах роста количества сторонников идеологии терроризма, высказанные на заседании «Игр журналистов» в октябре 2016 года, где обсуждались проблемы борьбы с идеологией терроризма и религиозного экстремизма. «Появилось множество людей, не адаптировавшихся к новой среде и недовольных новыми условиями. Они и стали добычей зарубежных группировок, выделяющих огромные деньги для формирования пласта экстремистов» (Жемилат Ибрагимова). «Первая причина роста экстремизма – высокий уровень бедности и безработицы, отсутствие социальных лифтов для молодёжи и широко распространённая коррупция и несправедливость в действиях властей» (Эдуард Уразаев). «К разжиганию экстремизма ведет коррумпированность власти, снижение уровня культуры и образования молодежи, безработица и низкий уровень доходов населения, подкрепленные финансированием этого кровавого «бизнеса» из различных источников» (Альберт Гасанов).

Противоположное мнение высказал Шамиль Зулкарнаев: «Большое заблуждение – считать, что социальную базу экстремистских группировок составляют люди, не адаптировавшиеся к новым условиям жизни. На деле в рядах экстремистов оказывались и ученые, и писатели, и успешные спортсмены, дети и родственники совсем не бедных чиновников».

Было время, когда власти заигрывали с террористами. «В определенный период даже властям мог быть выгоден рост напряженности в регионе. Таким образом они сковывали гражданское общество, облегчая вопрос сохранения власти и возможности оправдать любой беспредел со своей стороны» (Альберт Гасанов).

По мнению участников обсуждения, сегодня ситуация с привлечением людей к экстремистской деятельности изменилась. «В ряды экстремистов попадают не только недовольные жизнью люди, но и те, в ком заинтересованы экстремистские группировки, четко наладившие работу по вербовке населения, включая даже представителей власти и правоохранительных органов» (Жемилат Ибрагимова).

Нет никаких оснований говорить о том, что молодежь идет в экстремисты из-за социальной несправедливости или коррупции. Террористов обучают методично, системно, адресно, начиная с детального изучения самых основных постулатов Ислама. Только по достижению определенного уровня «просветления» ученика, когда он проникается достаточно верой и упованием на Всевышнего, его начинают подводить к идеологии ваххабизма. Обучение проходит в мечетях, борцовских залах, кафе определенного рода. Это накладывается на романтический ореол «лесных», борющихся с продажной властью, и отсутствие у части молодежи неприятия идеологии салафизма.

«Идеология связана с прикрытием её вырванными из контекста положениями из Корана и Сунны, созданием в лице государства образа врага. Причина возникновения экстремизма – в возбуждении религиозной розни, основанной на глубоком мировоззренческом конфликте идеалов и норм ислама с другими религиями. Есть и финансовая составляющая – на экстремизме зарабатывают» (Эдуард Уразаев).

Эксперты видят каждый свою сторону этого масштабного и очень опасного явления. Это видение похоже на известную притчу о слепых и слоне: «Это колонна», – говорит один, ухватившись за ногу. «Нет, это большая змея», – отвечает второй, держась за хобот. «Вы оба неправы, это большой шершавый лопух», – говорит третий, схватив слона за ухо.

Раздаются даже голоса о переговорах с ваххабитами, о поисках соглашений с ними. В некоторых регионах Северного Кавказа с ними заигрывают. Переговоры с религиозными экстремистами недопустимы, их задача – свержение существующей власти и установление Халифата. Любая уступка, любой шаг навстречу воспринимается ими как проявление слабости и приближение к своей цели.

А терроризм продолжает кровавую жатву. В России стали жестче контролировать религиозных фанатиков и пресекать любые попытки их активизации. Следствие этого – фронт борьбы перемещается в другое место – в Сирию, в Ливан, во Францию. И никакие теории кабинетных ученых не объясняют причину этого, и не предлагают действенного способа борьбы с религиозным исламским экстремизмом.

Реальным индикатором результативности борьбы с идеологией экстремизма должно быть совершенно иное – снижение статистики преступлений террористической направленности, числа сторонников ваххабизма и запрещенных в России террористических организаций, рост количества людей, вернувшихся к мирной жизни. Те, кто уходят в лес или уезжают в Сирию, не смотрят теле- и радиопередачи, посвященные борьбе с религиозным экстремизмом и не ходят на форумы и круглые столы. Они занимаются совершенно другим – изучают основы религии, Коран и Сунну с комментариями проповедников ваххабизма, и готовятся к джихаду, который они понимают однозначно – к борьбе с инакомыслящими, войне с теми, кто защищает действующую власть, так как она не является для них легитимной.

В отличие от представителей традиционного ислама, агитаторы ислама ваххабитского толка работают адресно, они находят людей, слабо знающих основы религии и методично обучают их своей концепции, в которой, в частности, допустимы убийства верующих.

Мало завлечь молодого человека, не имеющего определенных моральных устоев, светского образования и понятий о религии, в свое направление ислама. Религиозные экстремисты считают, что кроме исполнения пяти ежедневных намазов и остальных столпов религии, обязательны непрерывное углубление знаний в исламе и постоянная учеба – единобожию, арабскому языку, чтению Корана, и другим так называемым религиозным наукам. Это заставляет его думать постоянно о религии, отвлекает от мыслей о мирском.

Каждый обучающийся, приобретая определенные знания, берет в свою очередь ученика, и объясняет ему ту «науку», которую усвоил сам. Таким образом, возникает система «вирусного маркетинга», или «пирамиды», когда каждый ученик имеет своего учителя, а учитель – своих учеников – по аналогии с распространителями «Гербалайфа», которые распространяют свои препараты для последующей продажи на следующий уровень «пирамиды» – тем, кого удалось в нее вовлечь.

Еще одна особенность – молодым людям внушается мысль о том, что земная жизнь – только короткий промежуток на пути в рай, которого можно достичь самопожертвованием на пути джихада. Легко внушаемые люди – не редкость. Они становятся смертниками – жертвами ваххабитов и палачами невинных людей.

Работа правоохранительных органов

В последнее время правоохранительные органы намного повысили качество оперативной работы, и мы чаще слышим о контртеррористических операциях, чем о нападениях на представителей органов государственной власти. Увеличились объёмы и несколько улучшилось качество контрпропаганды, усилилась профилактика экстремизма, в том числе закрыты сотни пропагандистских сайтов. Однако деятельность правоохранительных органов вызывает много вопросов.

Молодой человек, бывший студент в феврале 2016 года совершил взрыв на Джемикентском посту в Дагестане. По одной информации, он вернулся из Сирии, по другой – он туда собирался. Как известно, ранее он был в поле зрения специальных служб. Почему надо было ждать этого взрыва, чтобы провести обыски у родителей смертника, чтобы обыскивать дома известных спецслужбам «амиров» бандитского подполья? Почему его не остановили вовремя – родители, школа, институт, друзья, имамы мечетей, в которых он молился?

В Сирии экстремистов теснят правительственные войска, поддерживаемые российской авиацией. Рано или поздно в Дагестан пойдет поток возвращающихся боевиков, знающих, что такое кровь, умеющих убивать. Готовы ли правоохранительные органы Дагестана к этому?

Убит в республике один «амир» или «имам» – назначается новый. Ваххабизм – это гидра, у которой вырастает несколько голов вместо отрубленной. Как остановить распространение этого вируса, этой смертельно опасной болезни? У экстремистов всегда есть запас тех, кто готов идти на гибель. И их верхушка решает, где и когда организовать новую диверсию. Как предупредить появление следующего смертника, следующий террористический акт?

В некоторых высокогорных районах Дагестана, в Южном Дагестане, вирус ваххабизма распространяется все активнее и активнее. Почему не объявляют карантин, не проводят тщательную вычистку адептов религиозного экстремизма?

Много вопросов вызывают задержания без суда и следствия молодых людей, которых значительно позже родственники находят в следственных изоляторах. Нельзя ли задерживать их на законных основаниях, по решению суда? Гибель двух пастухов в Шамильском районе от рук полицейских, пытавшихся выдать ни за что погибших ребят боевиками, и отсутствие должной реакции руководства полиции – большой минус. Нельзя работать по принципу «лес рубят – щепки летят».

Необходимо наведение порядка в силовых структурах и судебной системе, отказ от гонений по признаку вероубеждения, уголовное преследование применять лишь против тех, кто нарушает закон и берет в руки оружие. Насилие порождает насилие, бороться с ростом экстремизма путем принуждения все равно,что тушить пожар бензином. Правоохранительным органам необходимо повысить качество борьбы с экстремизмом и исключить случаи нарушений прав граждан и уголовно-процессуального кодекса.

Затягивающаяся борьба с ИГИЛ (запрещённой в России террористической организацией) и сохраняющиеся корни и причины будут воспроизводить ещё некоторое время экстремистские ячейки. Есть и внешний фактор, влияющий на распространение экстремизма. Рост числа террористических проявлений в ближнем и дальнем зарубежье, социальная и экономическая нестабильность в сопредельных государствах определенно влияют на ситуацию и внутри России. Пока будет продолжаться финансирование терроризма, будет расти количество его адептов, распространяться их ареол. И от полиции зависит розыск и перекрытие каналов, через которые в Дагестан идут средства на борьбу с законной властью.

Противостояние идеологии религиозного экстремизма заключается в проведении активной разъяснительно-пропагандистcкой кампании, разоблачающей заблуждения сторонников радикально-исламских группировок, в правильном заполнении идеологического вакуума в умах молодежи, в профилактике и оперативной работе с теми, кто начинает подпадать под влияние идеологов ваххабизма, с целью вовремя вывести их из-под этого влияния. Надо прикреплять к колеблющимся молодым людям представителей традиционного ислама, умеющих давать верные и понятные объяснения.

Очень многое зависит от работы муфтията с религиозной молодежью. Прививание базовых моральных ценностей, правильное объяснение сур Корана, которые искаженно толкуют адепты религиозного экстремизма, и опять же – адресная методичная и последовательная работа с представителями «группы риска». Доведение этой работы до той стадии, чтобы у полиции было полное основание снять их с профилактического учета. Если человек не преступил Закон, не дошел до точки невозврата, его можно вернуть в мир нормальных человеческих отношений, спасти от тюрьмы и гибели.

Статьи из рубрики «Антитеррор»