Сетевое издание «Дагестанская правда»

10:00 | 27 января, Ср

Махачкала

Weather Icon

Тропами джихада в вечном поиске шариата

A- A+

Сотни боевиков, выступивших против закона на Северном Кавказе, были уничтожены силовиками, еще сотни их соратников оказались в местах не столь отдаленных. Понятно, что эти люди всего лишь пешки в большой геополитической игре и не понимают к чему в реальности ведет их противоправная деятельность, однако разобраться в навязанном им миропредставлении все-таки стоит.

Это крайне важно с учетом того, что ряды боевиков ежегодно пополняют сотни новобранцев, которые, как и предшественники, становятся жертвами подхваченной идеологической заразы.  Покидая свой отчий кров, разрывая контакты с родителями и друзьями, бросая учёбу и работу,  они, сломя голову, устремляются в леса в надежде построить новую жизнь, или хотя бы прожить ту, что есть с азартом и приключениями.

Увы, но в своем новом увлечении наша молодежь не ушла далеко от своих сверстников в таких экономически и цивилизационно отсталых странах, как Йемен и Сомали, где уже давно захватили власть салафиты, которых более верно будет называть ваххабитами. Руководство слафитскими группировками в этих странах контролируется всемирно известной террористической группировкой «Аль-Каида», связь с которой не скрывает и местное бандподполье на Северном Кавказе.  Чёрные флаги с арабской вязью, лозунги  о создании Всемирного халифата, и, конечно, террор – стали визиткой ваххабитов по всему миру.

Кое-где ваххабитам удалось взять власть в свои руки. В Сомали и Йемене они создали собственные государства. Трансформировавшись под руководством своих создателей с Запада, «Аль-Каида» возродилась в виде так называемой «арабской весны», перекраивая политическую карту Ближнего Востока и сменяя неугодные Западу политические режимы.

Особенно укоренилась «Аль-Каида» в странах, где родоплеменные отношения до сих пор важнее государственной власти. Вождь племени в этих краях имеет больший авторитет, чем президент всей страны или премьер-министр. Так «Аль-Каида» в Йемене и в настоящее время контролирует несколько отдалённых провинций, делая ставку на сильных вождей племен. А если вождь хочет быть сильным и независимым, то у племени должно быть много оружия, торговля которым здесь расцвела буйным цветом. Любой желающий может купить здесь хоть пистолет, хоть  ракетную установку. С учетом сложившихся правил купить оружие здесь, все равно, что сходить в магазин за хлебом. Неслучайно, что именно Йемен сегодня стал опорной базой «Аль-Каиды», на которую ссылались и террористы убившие 12 человек в Париже.

Но что же салафиты принесли народу Йемена? Смогли ли построить подлинно шариатское государство и повысить уровень жизни? История говорит об обратном. Знаменитый на весь мир курортный город Аден не пережил «арабскую весну». В середине минувшего столетия. В разгар капитализма, Аден посещало до миллиона туристов в год, а это живые деньги. Позднее, при содействии Советского Союза здесь появились военные базы и туристы из стран соцлагеря. После «арабской весны» местные исламисты уничтожили всю сферу отдыха, посрезав даже электрические провода. И сегодня побережье Аденского залива туристически не востребовано. «Исламизация» принесла Йемену только разруху.

Больше года «Аль-Каида» удерживала под контролем всю южную часть страны. Светский суд, прокуратура и адвокаты были упразднены. Правосудие вершили служба шариатской безопасности и шариатский суд. Все представители старой власти были казнены, как вероотступники, хотя верили в Аллаха и совершали намаз.

Но страдали не только чиновники. Не застрахован был никто. По ложному или ошибочному обвинению человека могли казнить или отрубить ему руку. Для крестьян, добывающих в местной пустыне себе хлеб изнурительным трудом, смертная казнь стала предпочтительней жизни увечным. Но что поделать, ведь у фанатиков нет понятия адвокатской защиты, как и презумпции невиновности.

На площади в местном городе Джарре был установлен столб с перекладиной, на котором приводились в исполнение скоропалительные приговоры: отрубались руки, ноги и головы. По малейшему подозрению в связи с властями человек подвергался незамедлительной казни. Тех, кто не сознавался в предъявленных преступлениях, пытали до получения нужного ответа и также казнили. Здесь людей с пристрастием допрашивали, здесь же их казнили.

Не стоит сомневаться, что подобные столбы с перекладинами и пыточные камеры повсеместно появятся и в наших городах, если террористы сумеют захватить власть. Придя к власти, наши кавказские боевики не посмотрят, кто перед ними стоит у плахи: отец не желающий отращивать бороду, учитель, который прививал им любовь к русской литературе, или старый имам, учивший добру и благочестию.

Конечно, у ваххабитов на этот случай заготовлена коронная отговорка: дескать, нельзя судить о шариате по ситуации в отдельно взятой стране. Однако взглянув на историю конфликта в Сирии, где салафиты десятки лет пытаются подчинить своим порядкам местные народы, которые категорически не желают обращаться в новую религию  и всячески этому противятся, пытаясь сохранить свой исконный уклад жизни.

До появления салафитов Сирия была одной из красивейших стран Ближнего Востока, где расположены древнейшие города мира, в которых на протяжении тысячелетий мирно уживались люди разных вероисповеданий: иудеи, христиане, алавиты, шииты. С вторжением в страну международных банд террористов страна на глазах превратилась в руины, гибнут целые архитектурные ансамбли, входившие в культурную сокровищницу ЮНЕСКО.

Все верно, ведь отныне все, кто не исповедует ваххабизм, подлежат уничтожению, а вместе с ними памятники их культуры. Зверски убивая людей эти «ревнители веры» заявляют об очищении религии, считая за честь собственноручно отрезать голову иноверца. Некоторые утверждают, что так они становятся ближе к богу, кто-то и вовсе впадает в каннибализм, пожирая сердце поверженного врага и говоря о том, что таким образом уничтожает его душу. Устраивая кровавую бойню, эти безумцы кричат «Аллаху велик!», не замечая, что давно уподобились новозеландским аборигенам из племени маори, которые также поедали убитых врагов, из убежденности, что таким образом полностью уничтожают врага.

Террористическое бандподполье на Северном Кавказе сегодня лишилось единого центра управления, практически не имеет доступа к тяжелому вооружению и вынуждено большую часть времени скрываться. У них уже попросту нет возможностей устраивать масштабные акции запугивания и кровавые вакханалии, как это делают их единомышленники в Турции. Безумие перед лицом смерти неизменно сменяется страхом и паранойей. Но тем и страшен загнанный зверь, что получив малейшую возможность, он из последних сил, постарается перегрызть вам глотку. Едва только оправившись, местные террористы устроят бойню гораздо ужасней, чем то, что мы можем видеть сегодня в Сирии. И в первую очередь не пощадят мусульман, не пожелавших встать под их знамена.

Добиваясь поставленной цели, ваххабиты не гнушаются обманом и искажением фактов. Чтобы остановить вмешательство в конфликт иностранных сил на стороне Башара Асада, полевыми командирами сирийских боевиков неоднократно совершались кровавые провокации, в ходе которых гибли десятки мирных жителей. Войдя в захваченную деревню, они вырезали местное население, а затем, сняв эту картину на видео, размещали ролики в интернет, обвиняя в учиненных зверствах правительственных солдат.

Свидетельства пленных боевиков говорят сами за себя: — Зайдя в деревню, мы стали убивать местных жителей. Заходили в дома и расстреливали целыми семьями, не жалели никого. Нескольких, кто  умолял пожалеть мы собрали в одном из домов, и начав видеосъемку заставили их обвинять во всем асадитов. После мы убили их, когда к деревне начала приближаться армия и сбежали.

Рассказ другого боевика поражает своей бездумной хладнокровностью: — По дороге в Хомс мы остановили машину, в которой ехала алавитов. Отца мы задержали, а его малолетнюю дочь изнасиловали. Позднее меня отправили на штурм армейского склада, где мне удалось убить семерых солдат.  Одного из них я потом разрубил топором, чтобы посмотреть, как растекутся его мозги.

Ваххабизм, как и любая другая идеология, призывающая к насилию приводит к смещению психики человека. Невозможно убивать людей и оставаться при этом нормальным, какие бы благородными словами вы при этом не прикрывались бы. Убив всего одного человека и даже с дальнего расстояния, человек пересекает психологическую черту, вернуться за которую по силам далеко не каждому. Убийство, как наркотик, разрушает душевный мир человека, а жизнь окружающих теряет для него цену. И уже неважно кто стоит перед вами – маньяк Чикатило убивавший детей исключительно из животной похоти и жестокости, или салафит, отрубающий голову врагу с криком «Аллаху акбар». Душевный мир этих людей идентичен.

Стоит взглянуть на лица сирийских боевиков, чтобы понять, что у этих людей не осталось в жизни ничего ценного, кроме сжатого в руках автомата. Автомат, как средство самообороны, как средство добычи и как единственный по-настоящему верный друг. Этим лицам не ведом гуманизм, человеческие отношения, судьбы. После множества убийств они забывают и о своей первоначальной, публично заявленной цели. Этим людям уже не нужны Ислам и шариат, они как наркоманы живут лишь убийством, поэтому и передвигаются из страны в страну. Иначе как объяснить появление в Сирии боевиков из Ливии? Свергнув и убив Муамара Каддафи, они не стали строить шариат на родине, а поехали вновь убивать.  Сама Ливия практически раскололось на квазигосударства, в которых бесчинствуют вооруженные племена.  Так, где же тот хваленый шариат и где же конец «священному джихаду», хотя бы и победный?

Случайно ли, что в рядах террористов в той же Сирии можно встретить боевиков со всего мира? Среди «моджахедов» выходцы Сомали, Египта, Пакистана, Малайзии. Арабские и афганские боевики еще недавно были частыми гостями Северного Кавказа. О каком шариате могут говорить эти люди в наших лесах, если не в состоянии выстроить его в собственных пустынях?

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»