14:00 | 17 июня, Пн

Махачкала

Weather Icon

Доминанта противодействия

A- A+

Обсуждая вопросы экстремизма, терроризма на Северном Кавказе, эксперты отмечают, что явления эти отличаются специфическими особенностями, характерными признаками той особой ментальности, что создают предпосылки для учета в том числе религиозного фактора, приобретающего всё большую значимость.

Фактор этот оказывает решающее влияние на психологические установки молодого поколения, для которого духовные ценности не отделены, а скорее приближены к мировоззрению современного дагестанца, оказавшегося в идеологическом вакууме, когда традиционные представления оказались намеренно невостребованными новыми идеологами. Вместо устойчивых тезисов были предложены размытые декларативные сентенции, неясные ссылки, обращенные к религиозным институтам, волей-неволей выступившим в начале 90-х годов в качестве идеологического института.

К чему это привело? Перекосы вызвали духовный взрыв, чем сразу же воспользовались западные и ближневосточные спецслужбы, превратившие ислам в джихад, а постулаты миролюбивой религии в призывы к вооруженному сопротивлению, подталкивая молодое поколение прямыми приказами к террористической деятельности, что якобы должно было стать противовесом социальной несправедливости, расслоению общества на богатых и бедных.

Уже современные псевдоидеологи, пропагандируя идеальный халифат, цели и задачи которого направлены на создание равноправного общества под знаменами нового ислама, привели к расколу в обществе. Отрезвление оказалось горьким, и обманутое молодое поколение ценой собственной жизни пришло к тому, что лжеидеалы носят не просто вредоносный характер, они расщепляют сознание, превращая человеческую жизнь в продукт жертвоприношения.

Что же можно этому противопоставить? Свой взгляд на сценарное развитие событий в регионе, оценку деятельности правоохранительных органов, общественных организаций в борьбе с терроризмом и экстремизмом высказывает профессор, доктор философских наук, главный научный сотрудник Центра этнополитических исследований ДНЦ РАН Гурия Юсупова.

— Гурия Ислангараевна, когда вы говорите о глобальной угрозе терроризма национальной безопасности страны, то признаетесь, что в качестве одного из методов противодействия этому явлению выступает комплексный подход к проблематике. Если можно, подробнее остановитесь на этом аспекте.

— На мой взгляд, комплексный подход позволяет выделить два вида классификации современного терроризма: горизонтальный — функциональный и вертикальный — количественно-пространственный.

Так вот, функциональный подход выделяет такие разновидности современного терроризма, как этнический, религиозный, военный, сепаратистский, политический, государственный, экономический, информационный, если хотите, гангстерский, экологический.

Как видите, проблема носит многокомпонентный характер. И скрупулезный анализ особенностей правового противодействия терроризму остается важнейшей задачей в усилении научной доминанты антитеррористической деятельности государства. Это связано с тем, что в свое время животрепещущий вопрос резко обострился в связи с усилением террористической активности на юге России, а также с определенным несоответствием уровня и характера террористической угрозы и законодательной базы в современном российском правовом пространстве, отсутствием сочетания правовых механизмов профилактики и предупреждения терроризма и экстремизма в федеральном и региональном законодательном поле.

Бесспорно, государству принадлежит решающая роль в конституционно-правовом противодействии терроризму. В нашей стране запрещены пропаганда экстремизма любого толка и сама возможность создания террористических и экстремистских организаций. И если говорить о механизмах противодействия, то в профилактике этих явлений немаловажное значение имеет эффективное использование информационных технологий в сетевых войнах. Ведь совсем не случайно в свое время были приняты основные документы, свидетельствующие о вступлении России на путь формирования информационного общества.

Хочу заметить, что повышению эффективности борьбы с терроризмом способствует и применение опыта зарубежных стран. Исследователи выделяют в качестве преимуществ зарубежного законодательства по борьбе с терроризмом большую мобильность в реагировании на различные изменения, внештатные ситуации, жесткость и меры ответственности. То есть это и есть тот самый комплексный подход, когда эффективность борьбы достигается всеми возможными методами и технологиями, опытом других стран.

Если же обратиться к прикладному характеру проблематики, то можно сказать, что терроризм является крайним проявлением религиозной нетерпимости. Как правило, она прикрывается изощренными идеологическими доктринами, стремлением локальных цивилизаций к самоизоляции, замкнутости в попытке сохранить традиционные ценности, нравственные устои, культурное своеобразие.

Однако не стоит забывать и об интегрирующей роли религии в синтезе накопленных человеческих знаний и культурного богатства. И ислам находится в центре этих процессов как традиционная религия преобладающего большинства. Так как же совместить традиционный и политический компонент проблемы? Сегодня это задача задач. Ведь так или иначе традиционный ислам выступает как идеологический противник терроризма, экстремизма, более того, как официальный рупор противодействия терроризму, экстремизму. И это достаточно серьезный аргумент в спорах с фундаменталистами.

— Сегодня наша страна находится в авангарде международной борьбы с террористической опасностью, являющейся угрозой в том числе для всей мировой цивилизации.

— Стремление транснациональных террористических групп, объединенных идеологическими доктринами радикального ислама, к созданию в свое время исламского государства, идея которого провалилась, воспламенило сложный вектор современных геополитических противоречий на Ближнем Востоке. И терроризм современной эпохи, с которым Россия столкнулась в начале 90-х годов, представлял собой сложное многозначное явление, обусловленное процессами глобализации, усилением дифференциации между богатыми и бедными людьми, богатыми и бедными странами, – то, о чем вы говорили выше.

Современный размах рекапитализации вызвал острый всплеск массовой социальной поляризации и, как следствие, реанимации религиозных чаяний обнищавшего населения на социальную справедливость и равенство всех хотя бы перед богом. Как видите, арсенал современных террористических войн велик. И для ведения всевозможных коммерческих войн используются любые пригодные для этого механизмы. В данном случае ислам оказался той привлекательной, заманчивой идеей социальной справедливости, что и стало главным оружием всевозможных политтехнологов, мечтающих о покорении мира.

И ныне противодействие международному терроризму предполагает, с одной стороны, лишение дееспособности групп или отдельных личностей, разрабатывающих террористические схемы, режиссирующих криминальные события террористической направленности, а с другой — уничтожение социальной базы международного терроризма на уровне жизнедеятельности конкретных локальных сообществ.

Но не стоит заниматься самоуспокоением, что, дескать, мы нашли идеальную модель противостояния. Сегодня, развернув беспрецедентную атаку на цивилизационный мир, ловко используя поддержку западных стран, террористы пытаются навязать свои правила игры. А адекватные меры по противодействию терроризму сталкиваются с закулисными интригами западных держав, жертвами которых оказались многочисленные мирные граждане различных стран. И лучшее тому доказательство — Сирия, она, несмотря на то, что фактически наша страна спасла ее от распада, продолжает оставаться в тяжелейшем положении. Россия продолжает оставаться гарантом единства Сирии, придерживаясь курса на сохранение ее территориальной целостности как самостоятельного государства. Это-то и выводит из равновесия наших политических оппонентов.

— Любые идеологические постулаты прорастают и становятся реальной силой, когда они попадают на благодатную почву.

— Этот вопрос решается сегодня не столько в кабинетах чиновников, ответственных за стабильность и безопасность жизни граждан, сколько в реальной повседневной жизни. Дагестан, одним из первых столкнувшись с опасными последствиями радикализации и политизиции ислама, испытал на себе давление целого ряда внешних и внутренних конфликтогенных факторов. И ныне система управления в постсоветских республиках СКФО, несмотря на предпринимаемые усилия по стабилизации ситуации в регионе, развитию устойчивого вектора на экономический рост и этноконфессиональное единство и социально-политическое партнерство, носит отчетливо выраженный клановый характер. По-прежнему сохраняются безработица, бедность значительной части населения и ощутимый разрыв в уровне жизни между различными социальными группами. Несмотря на то, что СКФО практически забыл о том страшном времени, когда на воздух взлетали жилые дома, блок-посты, а в лесах орудовали «зеленые братья» нового поколения, стремительная миграция по миру, возвращение некогда орудовавших в лесах и переместившихся в запрещенные в нашей стране террористические организации боевиков создают достаточно сложную ситуацию.

Статистика свидетельствует о сотнях, тысячах выходцев из нашей республики, воевавших на стороне непримиримых экстремистских организаций. В результате власть столкнулась с появлением значительного слоя маргинальной молодежи, наиболее подверженной восприятию идеологем радикального исламизма.

Так что же должно стать определяющим фактором в будущем Дагестана? Ему предстоит огромная работа по переформатированию всей системы противодействия терроризму как идеологическому ядру. И учитывая оперативность виртуальных конструкций по обработке сознания, необходима разработка новых, наиболее эффективных направлений борьбы с этими явлениями.

— Как вы считаете, что должно уравновесить хрупкий мир? Только ли правоохранительные органы госвласти?

— Мы говорим о существующей проблеме, у которой множество наисложнейших факторов. Я ведь неслучайно призываю к комплексному подходу к проблеме терроризма. Это дело не только власти, ученых, экспертов, но и каждого из нас. Семья — первый и основной мотив для промывания мозгов молодому поколению. Дагестанское общество спасает то, что его традиционность, психологическая установка на общинность остаются тем самым общественным механизмом, что во все времена регулировал вопросы соблюдения законности, норм морали, да много чего еще. И, несмотря на активно происходящие в мире, стране глобализационные процессы, на дагестанской земле все еще сохраняют реальную силу общественные институты, что и должно стать объединяющей силой потомков вольных горных обществ.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»