12:00 | 26 марта, Вт

Махачкала

Достучаться до сердец

Антитеррор
A- A+

В Малом зале Русского драматического театра им. М. Горького состоялась премьера спектакля «Исповедь».

Мир сегодня привык ко всяким катастрофам – техногенным, антропогенным, природным… Но никогда, наверное, человек не сможет равнодушно принять трагедию, особенно если эта трагедия происходит в его собственной семье. Не может спокойно реагировать на трагические события давних лет и героиня пьесы Магомеда Шахманова, мать четверых детей. Премьера этого спектакля состоялась на днях в Малом зале Русского театра.

Действие происходит в предвоенной Германии. В стране идет вербовка молодежи в ряды националистических организаций – гитлерюгенд. Сюда вовлекают и Армана, единственного мужчину в семье. Его сестры, мать, дядя и даже будущий зять всячески пытаются воспрепятствовать этому, но их старания тщетны, и молодой человек погибает.

Разные чувства бушуют в сердце зрителя, возникает много вопросов, и ответы на них сложны, неоднозначны даже для опытного зрителя. В зале было много молодежи – школьники, студенты, ведь именно на формирование их мировоззрения и рассчитана пьеса, именно их сегодня тоже вербуют в разные преступные группировки, особенно идеологические. Сердце любой женщины содрогнется от страха и ужаса, если узнает, что ее сына или дочь может коснуться беда, подобная тому несчастью, которое постигло несчастную немку. Думается, самый страшный вид террора – идеологический. Он заставляет каждую семью жить «на пороховой бочке», чувствовать себя в постоянном страхе за детей, за будущее, потому что не знаешь, что тебя ждет завтра, потому что слишком трудно и сложно переубедить молодое сознание в неоправданности и ненужности жертв, насилия, которые преподносятся как благо, как основа всеобщего счастья.

Сегодня очень важно разговаривать с детьми о религии, ее истинных ценностях. Необходимо вовремя сделать это до того, как вашего ребенка начнут учить всему уличные наставники

Невозможно переубедить и Армана, что гитлерюгенд – это страшная организация, в ней пропагандируют искаженную историю древней Германии, неверно интерпретируют древние немецкие легенды, дурманят неокрепшее сознание молодежи.

Арман из интеллигентной семьи, в которой культивируются толерантность и приемлемое восприятие культуры других народов. «Тебе не за что ненавидеть коммунистов и слишком рано заниматься политикой», – говорит ему мама. На что юный патриот отвечает, что не может оставаться в стороне, когда все его друзья состоят в этой организации.

Это и есть, на наш взгляд, главный козырь в руках и современных вербовщиков в экстремистские организации – завлекать молодежь тем, что, мол, сегодня модно, престижно находиться в рядах тех, кто ставит для себя достижение высших целей.

От этой хитросплетенной паутины спастись может лишь тот, кто действительно получил в семье крепкую мировоззренческую основу. Поэтому сегодня очень важно разговаривать с детьми о религии, ее истинных ценностях, достоверно, с приведением выдержек из Корана или хадисов пророка (информацию можно взять на проверенных сайтах исламского просвещения, есть достаточно много литературы об этом, или пригласить авторитетного алима для беседы) объяснять своему ребенку факты, которые не оправдает ни одно вероучение мира. Важно вовремя сделать это до того, как вашего ребенка начнут учить всему уличные наставники.

Любовь и ненависть – две бесконечно враждующие между собой истины, ставшие основой сюжета. На одной чаше весов – любовь к родине, ее истории и легендам, ее настоящему и будущему (в ее явной и искаженной формах), а на другой – ненависть ко всему, что может идти против родины: идеология коммунизма, сами идеологи коммунизма и даже собственная семья с ее принципами и моралью, сопоставляемая адептами гитлерюгенда с врагами отечества. Это святое чувство – любовь к отечеству – настолько искажается сторонниками нового учения, что приводит Армана в замешательство. Повторюсь: Арман – представитель интеллигенции, влюбленный в науку, историю, начитанный юноша с пытливым умом. И становится страшно от мысли, что если даже таких молодых людей можно «совратить» с пути истинного и вовлечь в радикальные течения, то что же будет с теми, кто абсолютно не интересуется своими корнями, традициями и морально-нравственными принципами народа? Если даже подкованные патриоты попадаются на удочку, умело закинутую вербовщиками-радикалами…

Удачной задумкой авторов спектакля, мы считаем, было использование в конце каждого акта пьесы бравурных маршей и лающе-кричащих голосов «наставников» молодежи. Представляется, что главная цель этой задумки заключалась в том, чтобы подготовить зрителя к предстоящей трагедии, заставить задуматься над тем, к чему может привести увлеченность чуждой идеей и солидарность, облаченная в лицемерие. Тем более что исполнители действия на сцене содрогаются каждый раз, когда из репродуктора начинают раздаваться эти зловещие звуки. Тут же гаснет свет, и… небольшая пауза. Это время для размышлений зрителя над тем, что он увидел и услышал. Звучавшие рефреном и заставлявшие вздрагивать, эти звуки заставляли усиленно работать мозг, думать о том, что же такое страшное может произойти далее на сцене. Режиссером использован прием антитезы: например, на сцене происходили добрые, не предвещавшие никакой беды события, которые резко обрывались бравурным маршем.

Услышали ли молодые, юные зрители призыв авторов спектакля? Дошел ли до них голос «Исповеди»? Для нас этот вопрос остается без ответа. Потому что юные (читай «неопытные») зрители горячо аплодировали бравурной музыке и призывам нацистов. Бурные аплодисменты со свистом и даже гиканьем в тот момент, когда стоит задуматься о сути происходящего на сцене… О чем это говорит? О том ли, что тема идеологии терроризма и экстремизма, раскрываемая на примере событий 80-летней давности, не воспринимается молодым умом или воспринимается как что-то их не касающееся, историческое и давно позабытое? О том ли, что наша молодежь преднамеренно отторгает то, что пытаются ей внушить? И если это так, то неужели мы УЖЕ потеряли это поколение?! Или это всего лишь сигнал, предупреждающий нас о необходимости воспитывать зрителя, учить его поведению в театре, объяснить, что необходимо размышлять об увиденном и делать какие-то выводы для себя? А возможно, это было проявлением ответной реакции на игру актеров, т.е. учителя предупредили своих учеников, что между действиями на сцене надо аплодировать актерам в знак уважения к ним…Работница театра подошла к ребятам, которые сидели рядом с нами, и спросила их: «Мне интересно: чему вы аплодируете?». Вот и нам интересно: чему?

Самый страшный вид террора – идеологический. Он убивает не только своих адептов, но и целые семьи тех, кто попал в сети асоциальной идеи. Как при девятибалльном землетрясении – страдают вся семья, род, тухум

Пусть читатель сам решает, какой ответ выбрать. Для нас эти звуки были символом предстоящей трагедии, предвестником несчастья. Несчастье и произошло. Арман, разочаровавшийся в учении националистов, решает прервать свои связи с ними. Но это невозможно – выбраться очень сложно из трясины, особенно если тебя уже слишком глубоко засосало. Арман убит своими «друзьями», убит женщиной, которая приложила немало усилий к тому, чтобы завербовать его. Арман убит именно в тот момент, когда начал строить планы на будущее, когда сердце его наполнено искренней любовью к красивой девушке, такой же умной и начитанной, как и он сам. «Хотя мы росли в разных условиях и многое различает нас, я думаю, что ты и есть моя вторая половинка. Друг без друга мы не проживем. Раз мы встретились, значит, судьбой предначертано быть вместе навсегда», — говорит возлюбленная Армана. Однако судьба не улыбается им, а зловеще скалится.

В спектакле, сюжет которого связан с идеологией фашизма, невозможно обойтись без нацистской символики. Отрадно отметить, что ее на сцене было очень мало – лишь в самых необходимых пределах. О чем говорил голос из репродуктора, к чему призывали песни – этого не поймет, наверное, никто. Следовательно, не было со сцены никаких косвенных призывов и агитации. Каждая деталь декораций имела особенный смысл. Например, в сцене сбора «нацистской ячейки» или диалога об идеологии новой власти Германии вокруг актеров стояла железная ограда, что так же осмысливается как антитеза: новую идеологию ее адепты воспевают как путь к свободе, развитию и прогрессу, а железный занавес символизирует узость ее масштабов и гибельность ее результатов. Антиподом жизни изображена здесь и женщина-нацистка. Ведь женщина испокон веков считается хранительницей семейного очага и продолжательницей рода человеческого. Та, которой предназначено рождать новую жизнь, убивает того, кто однажды признавался ей в любви и желал создать с ней семью.

Самое страшное для матери – потерять ребенка. Арман убит. Убит своими же товарищами из того же оружия, которое было дано ему для борьбы с врагами-коммунистами. Как предвестница беды, бомба попадает в любимый семейный сад. Не уедет он уже и в Америку, куда хотела отправить его и сестру мать, желая избавить от дурного влияния новой идеологии. Его семье не выражают соболезнования те, кто называл его другом и соратником.

Видя страдания матери и сестер главного героя, еще раз с ужасом думаешь о том, что самый страшный вид террора – идеологический. Он убивает не только своих адептов, но и целые семьи тех, кто попал в страшные сети асоциальной идеи. Как при девятибалльном землетрясении – страдают вся семья, род, тухум.

Родителям следует посмотреть спектакль вместе с детьми и обсудить каждое его действие, объяснить суть каждой реплики. Если, конечно, мы хотим достучаться до сердец наших детей.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»