20:00 | 20 октября, Сб

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Главная работа впереди

Антитеррор
A- A+

Наш диалог с председателем Координационного совета НКО РД, членом центрального штаба ООД «Бессмертный полк», руководителем исполкома регионального отделения ООО «Российский союз ветеранов Афганистана» Шамилем Хадулаевым (на снимке в центре) можно назвать откровенным, по душам, о том, что заставляет напряженно вглядываться в происходящее в мире, на Кавказе, в республике.

– Я много лет занимаюсь проблемами молодежи, – делится мыслями Ш. Хадулаев, – и точно знаю: где сильны общественники, крепка муниципальная власть, там все проблемные вопросы оперативно решаются, обособившуюся молодежь привлекают в реальный сектор экономики, создают предпосылки для социальных лифтов, реализации личных планов. И это не просто слова, а конкретные факты, перечень огромной работы муниципальных комиссий АТК, Общественной палаты РД.

Надо признать, что, безусловно, не все так гладко, как хотелось бы. И последний теракт в Кизлярском районе продемонстрировал дагестанцам, что не стоит убаюкивать себя относительной стабильностью, поскольку, хочу напомнить, ответственность за теракт взяла на себя запрещенная в нашей стране организация ИГИЛ. То есть страшная сила оказалась приближенной, мы ощутили на себе ее дыхание, звериный оскал, почувствовав себя незащищенными, четко осознав, что с этой бедой необходимо бороться сообща.

На мой взгляд, с терроризмом нельзя бороться выборочно. Возвращать к нормальной жизни потерянных для общества людей крайне сложно. К ним ведь применяются такие информационные технологии, что порой невозможно говорить о полной их реабилитации. И так мы теряем молодежь, поддавшуюся на уловки интернет-шифровальщиков, не всегда со знанием дела реагируя на растущее число вбросов и фейков.

– Можно ли утверждать, что сегодня позиционная война, разгоревшаяся в интернет-пространстве с применением самых изощренных технологий, оказывается более действенной, чем привычные схемы проведения круглых столов, всевозможных флэшмобов, заседаний, совещаний?

– Мы, как бы выразиться поточнее, отстаем от мощных нарративов, осаждающих виртуальное пространство, затуманивающих неподготовленное сознание. Вот посмотрите, психологически все точно выверено, акценты расставлены на самых болевых точках, и с доводами информационных проповедников иной раз трудно не согласиться. Они бьют по самым уязвимым социальным проблемам, дают пищу для размышлений, строго обозначая границы допустимого, успешно рекрутируя не только молодое, но и среднее, старшее поколение.

Что можно этому противопоставить? Я много общаюсь с различными категориями молодежи, будь то школьники, студенты, интеллигенция, просто обычные дагестанцы. И понимаю, что помимо того, что людям иной раз необходимо выговориться, возникает острая необходимость в оказании конкретной помощи человеку. А многие просто опасаются признаваться в том, что в доме беда, что сын или дочь стали «странными», сторонятся людей, уединяются, меняются внешне, происходит внутренняя трансформация, их перерождение. И если вовремя не протянуть руку, то неминуема беда. И тогда уже не имеет значения, насколько осведомлены окружающие – болезнь принимает затяжной, хронический характер. И остановить ее никаким сильнодействующим препа­ра­том невозможно.

Схема у идеологических противников одна – некий прообраз семьи, объединенной родственным по сути мировоззрением, радикальным отчуждением от общественных институтов, последующим переездом в Сирию, где базируются отряды ИГИЛ. Как правило, муж оказывается в рядах повстанческой армии, погибает, оставляя после себя семью, детей, для которых возвращение на родину практически невозможно. Да и идеологи террора, не выпуская из поля зрения единоверцев, стараются внушить мысль, что по возвращении беглецов привлекут к ответственности. Я думаю, что об этом необходимо говорить не только в приватных беседах, но и на общественных площадках, где возможен разговор начистоту.

– Но ведь такая работа ведется, и ее результативность очевидна.

– Практически каждый знает, что в республике есть так называемые «спящие» ячейки, цель которых – совершение террористических актов. И мы должны сделать все возможное, чтобы не допустить роста числа молодых людей, для коих чуждые представления в большей степени привлекательны, чем традиционные, на которых основывается ментальность народа, государства, объединенного многоконфессиональной, многонациональной общностью, –­ российский народ. Говорю это не ради красивых слов, это мое твердое убеждение. В этом случае идея «Бессмертного полка» способна не просто объединить людей исторической памятью, но и стать главной движущей силой общественных отношений, молодежи, воспитанной на национальных святынях, героизации подвигов дедов и прадедов, отстоявших Родину ценой своей жизни.

– Вы возглавляете Координационный совет НКО республики. Это один из самых действенных механизмов, позволяющих выстраивать современную модель взаимоотношений общества с государством в соответствии с его современными запросами. Какой вам видится деятельность Совета?

– Он должен быть прежде всего живым. Понимаете, мы должны заниматься не болтовней, а делом. У нас в республике более двух тысяч семисот общественных организаций, из них восемьсот – религиозные. И не более ста из зарегистрированных – занятые различными формами деятельности, в основном социальной, благотворительной. А это катастрофически мало. Здесь множество поводов для обсуждения внутренних проблем среди НКО. И сам Координационный совет нуждается в обновлении. В нем должны работать общественники, которые смогут сформировать ту реальную гражданскую силу, что способна влиять на общественно-политические, социально-экономические процессы, происходящие в республике, решать вопросы, касающиеся защиты граждан, в том числе адаптации лиц, причастных тем или иным образом к террористической деятельности. Болезнь нельзя загонять вглубь. И нарыв легче вскрыть, чем ждать, пока опасная инфекция распространится по всему организму.

Еще на что хотелось бы обратить внимание: мы должны не просто обсуждать назревшие вопросы, но и выработать программу предстоящей третьей республиканской конференции НКО. Это необходимо сделать в самое ближайшее время, чтобы работать точечно, со знанием дела. Нам необходимо привлекать различные общественные ресурсы, в том числе афганского движения. Поверьте, это не просто достойные люди, они офицеры, солдаты, прошедшие суровую афганскую школу. Ведь и сегодня в этой стране идет необъявленная война, а многие проблемы можно назвать схожими, написанными как по одному сценарию. Значит, необходимо тесно работать с ними, привлекая к прямому контакту с молодежью в регионах, где высок процент пособников бандформирований.

– Насколько общественники оказались востребованными в выборах Президента Российской Федерации?

– Контроль за выборами – огромная ответственность перед людьми. И то, что в статью 23 Федерального закона «О выборах Президента РФ» были внесены изменения, наделившие общественные палаты России и регионов правом общественного контроля, свидетельствует о всевозрастающей роли институтов гражданского общества. Новый институт общественных наблюдателей, утвержденный советом Общественной палаты РД, продемонстрировал их активность, принципиальную гражданскую позицию. Это важно, тем более что среди наблюдателей превалировали молодежь, активисты, волонтеры, для которых выборная кампания оказалась настоящей школой гражданского сознания, как один из важнейших инструментов обеспечения легитимности выборов. Так что, главная работа впереди.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Антитеррор»