15:00 | 26 сентября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

«Я снимаю с себя халат салафита»

A- A+

Мое знакомство с людьми, которые когда-то были завербованы и с горящими глазами уезжали в Сирию «спасать» мусульман, продолжается. Сейчас эти люди называют себя заблудшими, мол, тогда они не знали, куда отправляются и что их ждет.

Итак, сегодня мой путь лежит в Магарамкентский район, в село Капир-Казмаляр, где меня встречает молодой, амбициозный, ­улыбчивый, но с грустными глазами 26-летний Абдулмумин Агакеримов. Беседовать мы с ним решили в мечети. По его словам, именно это место помогло ему полностью вернуться к нормальной жизни и понять, что он заблуждался.

– Абдулмумин, как складывалась твоя жизнь до того, как ты собрался уехать в Сирию?

– Я учился в школе, помогал по дому, ходил в мечеть. Тогда в нашем районе все мечети были салафитскими, и я, естественно, придерживался этого течения.

– Почему ты решил уехать в Сирию?

– В 2013 году я решил, что это мой долг – поехать воевать, спасать мусульман, и я стал искать пути, как выехать. Нас было несколько человек.

– Расскажи о том дне, когда ты решил уехать.

– Я проснулся до утреннего намаза. Мы с еще одним знакомым доехали до соседнего села, сели на такси и поехали в Баку, где нас встречал человек. Я ничего не сказал родителям, не предупредил жену, что уезжаю в Сирию. Я просто уехал.

– Что произошло с теми людьми, которые уехали с тобой в Сирию? Это были твои друзья?

– Да, их было несколько человек, кто-то вернулся, кого-то убили там.

Мой собеседник заметно погрустнел, вспомнив о своих погибших друзьях.

– Ты знал, что едешь убивать людей, тебе не было страшно, ведь и тебя могли там убить?

– Так как я религиозный человек, я больше всего боялся умереть в неверии. Я ехал с уверенностью, что защищаю мусульман, но ошибся.

– Сколько времени ты провел там?

– В Сирии я провел 6 месяцев. Когда я приехал, первое, с чем столкнулся, – это этнические группы: арабы, кавказцы и т.д. У каждой группы свои объединения, и, чтобы легче было общаться, каждый принимает своих людей. В основном там были кавказцы, выходцы из России, русскоязычные. Нас там встретили. Располагались рядом с городом Алеппо, в двух километрах находился так называемый фронт. Были там небольшие стычки, в которых погибали люди, много людей, и тот парень, который позвал меня, тоже был убит. Именно тогда в голове что-то щелкнуло, я подумал: как на убой людей ведут. Этот парень был сотый убитый человек за мое пребывание там, его могила была сотой по счету. Я начал задумываться, тут стали возникать стычки с другими группировками. Те парни, которые были религиозно грамотные, говорили, что это уже смута и надо отсюда уезжать. И я под предлогом, что нужно с семьей встретиться, поехал в Турцию, оттуда в Подмосковье, даже прожил там 5 месяцев, работал, но не знал, что нахожусь в розыске. Думал поехать в Египет, перекантоваться там, но на вокзале в Белоруссии меня задержали, я отсидел два года. Не скажу, что я сразу все понял, у меня поэтапно все происходило. Сначала, даже находясь в тюрьме, когда появилось ИГ (запрещенная на территории России террористическая организация), я поддерживал этих людей, но когда начал видеть их казни, как они людям головы отрубают, тогда задумался о том, как так можно, они друг друга как скотину режут. Они даже против правительства ничего не имеют, а именно с другими группировками воюют. Полный беспредел происходил. И я уже тогда стал считать их хариджитами. Потом я стал задумываться: если в ИГ заблуждаются, может, тогда и салафиты ошибаются, я начал узнавать, читать, сравнивать.

Для полного понимания, что мой собеседник заблуждается, ему понадобилось немало времени, но тяга к познанию истины была у него велика, и это его и спасло.

– После тюрьмы я вернулся в село, но не посещал мечеть. Спустя какое-то время наш участковый мне все-таки посоветовал посещать мечеть, что никаких проблем у меня не будет. Я молился, но всегда оставался при своих убеждениях. Потом имам нашей мечети на проповедях стал говорить: если кто-то считает, что я не прав, что мои убеждения неверны, пусть на Коране, на доводах объясняет. Так как я считал, что он не прав, я звал его в отдельную комнату, мы вели с ним беседу. Он посоветовал мне почитать книги. Раньше я как-то не читал доводы салафитов, а если и читал, то особо не задумывался. И вот я начал читать, узнавать, смотреть, много было несхожести с салафитами, и с каждым днем осознание того, что я не прав, ко мне приходило все больше. И вот однажды я пришел к нашему имаму со словами: я отрекся от салафизма, я понял, что это путь заблудших, что это секта. Я его обнял, говорю: прости меня, брат, все, я снимаю с себя халат салафита.

История Абдулмумина Агакеримова схожа с историями многих молодых людей из его района, только к кому-то пришло понимание того, что он ведет неправильную жизнь, а кто-то так и не успел это осознать и погиб.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Антитеррор»