Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:00 | 22 октября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Наравне с регулярными войсками

Антитеррор
A- A+

Пандемия коронавируса затмила всё в этом году. Как-то незаметно прошла и очередная, 21-я, годовщина разгрома бандформирований. А ведь те события считаются фактически началом Второй чеченской войны.

Обстановка стала накаляться в Дагестане в начале августа 99-го – группа экстремистов вторглась в Цумадинский район, где завязалась перестрелка с сотрудниками милиции. Затем были Ботлих, Анди, Тандо, Карамахи, Чабанмахи, Новолакское…

Как же случилось, что бандиты пересекли границу, без труда прошли все заслоны?

– Тут правильнее ставить вопрос: а вообще были ли заслоны? Первыми вооруженных до зубов боевиков, вошедших в Цумадинский район, встречали не регулярные подразделения, а 102-я отдельная бригада оперативного назначения внутренних войск МВД России, дислоцированная в Махачкале, сотрудники местного райотдела и жители, – рассказывал в интервью нашей газете Магомед Магомедов, человек, который прошел путь от милиционера до замминистра. Дважды кавалер ордена Мужества, в течение пяти лет он возглавлял единственное в стране Управление по борьбе с терроризмом, ныне – начальник Управления по вопросам миграции МВД по РД.

Потери были и с той, и с другой стороны. Однако религиозные экстремисты поняли для себя, что вот так с ходу овладеть горными населенными пунктами им не удастся.

Потерпев поражение в Цумадинском районе, а позже и в Ботлихском, боевики предприняли новую попытку вторжения в Дагестан. На этот раз их целью стал Новолакский район, но и здесь они сразу наткнулись на организованное сопротивление. Военные события, начавшиеся 5 сентября, были крайне ожесточёнными.

Руслан Рамазанов тем утром был в Махачкале. Телевизор почему-то не работал, о вторжении ваххабитов услышал по радио. Сразу выехал в Хасавюрт, оттуда добрался до Новокули, где уже были сформированы отряды самообороны. Рассказывает, как однажды, проходя мимо сельского кладбища, наткнулся на схрон с боеприпасами. Оружие перепрятал, после чего, выждав удобное время, передал ополченцам. Руслану на тот момент было 19 лет.

– Ребята благодарили, арсенал как-никак пополнил – три автомата и пистолет, а отец ругался. Переживал за меня, думал, что убили, – вспоминает Рамазанов.

Шуъбанат Магомедова – в 1999 году работник пекарни в с. Новокули, организовывала питание бойцов.

– Как сегодня помню: мы собирались отмечать день рождения старшего сына, – рассказывает она. – Началась война, детей сразу отправили к родным в Махачкалу. Я и сама планировала уехать, но ребята-ополченцы попросили остаться, говорят: «Мы же тут с голоду помрем». За себя не боялась, на всякий случай держала под прилавком гранаты, другое оружие. Вертолеты наносили удары по неприятелю, всё тряслось от бомбежек.

Муслим Курбанов, командир одного из отрядов ополченцев в Новокули:

– Воители от имени ислама занимались на деле бандитизмом и мародерством, – с волнением вспоминает он те годы. – Мы держали оборону в родном селе: стояла задача не дать боевикам проникнуть к нам и далее – в Хасавюрт. И после войны потом долго находились в постоянном напряжении, дежурили по ночам, продолжая выполнять свой гражданский долг.

В прошлом году дагестанские ополченцы обратились к главе государства о предоставлении им статуса ветеранов боевых действий. Правительству было дано поручение проработать этот вопрос, что и сделано. Можно ли сказать, что такое решение давно назревало?

– Несомненно, – говорит Курбанов,– ведь ополченцы не раз демонстрировали свое мужество на полях сражений, вставая на защиту конституционного строя. Наравне с регулярными войсками мы сражались за Родину, за территориальную целостность России, организовывали заслоны, перекрывали дороги, чтобы не пропустить террористов в глубь республики. Из 55 погибших в Новолакском районе защитников рубежей 24 – это сотрудники милиции, 31 – ополченцы.

Героизм и мужество народного ополчения не оценить никакими наградами, вместе с тем к таким вопросам, по его словам, надо подходить ответственно и скрупулезно.С сожалением отмечает он тот факт, что после президентского указа в списках ополченцев оказались выходцы из тех сел и районов, где не шли военные операции. И наоборот: не все, кто действительно заслуживает быть в этих списках,в итоге попали туда.

Бог с ними, с лжевояками, они всегда были и, наверное, будут. Важно другое: дагестанцы достойно выдержали те испытания, показали, как они любят свой родной край. Общая беда выявила высокие нравственные и патриотические качества тысяч людей.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»