Сетевое издание «Дагестанская правда»

18:00 | 03 декабря, Чт

Махачкала

Weather Icon

Патриотизму учит жизнь

A- A+

В СКФО не так давно складывалась напряженная обстановка, связанная с безработицей, нестабильностью, невозможностью реализовать молодежные инициативы. Создавая головную боль власти и оказавшись в конечном итоге питательной средой для проявлений протестных настроений, идеологи устойчивых форм экстремизма, терроризма, пользуясь бесконтрольной «суверенизацией», перевели их в системные явления. Прибегая к различным формам противостояния, ближневосточные эмиссары требовали неустанного внимания власти, ослабившей на тот момент управляемость.

Именно в те годы часть молодого поколения развернулась в сторону арабских, западных проповедников. И ныне, несмотря на то, что обстановка в целом контролируема, внешние силы зла не дремлют, держа под пристальным вниманием Северо-Кавказский регион, напоминая о себе спящими ячейками, то и дело создающими прецеденты возможной опасности. Об этом мы еседуем с экспертом Магомедом Магомедовым, много лет отдавшим работе в правоохранительных органах.

– Магомед Абдурахманович, вы, можно сказать, оказались на пике событий тревожных 90-х, что и ныне отдаются эхом, заставляя напряженно вглядываться в будущее.

– Да, сегодня, оглядываясь на пройденный путь, порой удивляюсь тому, сколько же пришлось выдержать страшных, тягостных событий, что наполняли жизнь на протяжении десятилетий не только правоохранителей, но и рядовых дагестанцев, вовсе не готовых к атакам международного экстремизма. В те годы борьба за молодое поколение вылилась в тяжелую осадную войну и далась большими жертвами. И ныне, учитывая прежние уроки, молодое поколение должно находиться в центре внимания власти, общественных институтов, в задачу которых входит общественный контроль и тот необходимый диалог, что рождает в частном общее, находя точки соприкосновения. Но говорить о конечном результате, конечно же, не приходится. И очевидно, что необходимы все более совершенные инструментарии для решения сложных вопросов, от которых зависит будущее республики, развитие молодежной политики.

Согласитесь, острая проблема продолжает вызывать немало вопросов, и мнение экспертов, разнообразное, выверенное, должно стать главным посылом для решения многих вопросов. Немаловажным представляется мнение как властных, так и общественных, образовательных институтов, через фильтр которых проходит основная часть дагестанской молодежи. К чему я? Да к тому, что дело это не терпит пустословия, а требует конкретных программ, условий для проявления молодежных инициатив. Да, многое пока остается еще нерешенным, и говорить о том, что молодежь находится под неусыпным вниманием, не приходится. И виной тому сложная общественно-политическая, социально-экономическая ситуация, проседающие реформы, не дающие эффекта, роста благополучия основной части населения республики.

Что же в этом случае должно стать заманчивой идеей, за которую можно уцепиться как за спасительную соломинку? Я часто вспоминаю времена, когда мы, теряя молодежь, уходившую в леса, одновременно крепко держали в руках ресурс другой молодежи, большая часть которой пополняла отряды народного ополчения и вместе с российской армией стала тем тяжеловесным кулаком, что позволил разгромить международный терроризм, поставивший целью создание на Северном Кавказе прототип Исламского государства (запрещена в России). Мы выиграли тогда, и сердцевиной победы оказалось не только самопожертвование народа, но патриотизм, начало которого исходит от вольных горных обществ, от той советской закваски, что сформировала общегражданскую идентичность.

На подвиге поколений, отвоевавших страну у фашизма, поиске безымянных героев, подвигу которых нет цены, должны учиться новые поколения дагестанцев

К сожалению, период бездуховности проклятых 90-х дорого дался нашей стране, республике. Тогда духовную нишу начали заполнять иные ценностные ориентиры, молодежь потянулась в мечети, да вот беда, многие из духовных святилищ тогда преследовали иную от традиционной религии цель – ортодоксальный ислам, что прочно засел в головах поколения, живущего уже в совсем другой стране. И оттуда пошли наши беды, началось разрушение идеалов страны, основанных на тысячелетней истории страны, ее символах и героях, той особой идентичности, что сформировала общность – российский народ. С конца 90-х и до 2005 года я проработал замминистра внутренних дел республики. И могу сказать, что многое, что нам пришлось тогда пережить, можно назвать суровыми временами. Тогда ведь по сути правоохранители не только защищали основы государственности, но работали с теми, кто оказался в рядах пропагандистов джихада. Что самое тревожное, в те годы в сети ближневосточных миссионеров попадала не только молодежь из малообеспеченных, но и ребята из интеллигентных семей. Это страшно угнетало, потому что мы понимали, что не в состоянии конкурировать с совершенными механизмами по обработке сознания, о которых тогда понятия не имели.

– Сегодня ситуация иная, и в противовес предлагаются еще более совершенные технологии. Но речь о другом: что должно стать движущей силой молодежи и не только?

– Вы правы, мы должны четко определиться с национальной идеей, с приоритетами страны, отраженными в поправках в Конституцию, чтобы ощущать себя полноценными гражданами своей страны, понять, что призыв в российскую армию дагестанцев – это ответ на современные вызовы. Мы ведь сумели защитить российскую государственность в 99-м, сумеем и сейчас ее отстоять, если придется. Это и стимул для подрастающего поколения, которому есть с кого брать пример, на кого равняться. Еще на чем бы хотел остановиться, это ТОКС, уникальная детская организация, аналогов которой нет в нашей стране. На подвиге поколений, отвоевавших страну у фашизма, поиске безымянных героев, подвигу которых нет цены, должны учиться новые поколения дагестанцев. Это и хороший урок патриотизма, памяти, всего того, что мы не имеем права забывать.

Мне кажется, на законодательном уровне должен быть принят закон, закрепляющий статус ТОКСа как республиканской госорганизации, которая поддерживалась и пропагандировалась бы как полезный опыт для поисковиков в нашей стране. И надо не просто поддерживать, но распространять то бесценное, что хранят дагестанцы. Вспомните, как в 99-м дагестанские матери провожали российских солдат как своих детей на войну с террористами, так вот современным поколениям вместе с молоком матери передаются традиции великой страны, ее прошлого, настоящего, будущего.

– Магомед Абдурахманович, вы входите в Комиссию Общественной палаты РД по обеспечению общественного контроля и экспертной деятельности…

– Это продолжение моей работы как руководителя регионального отделения Российского совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск. И ко многому обязывает. Я ведь многое могу передать тем, кто решил посвятить жизнь деятельности правоохранителя, дать экспертную оценку, непредвзятую, объективную. Если вспомнить, за время работы начальником группы оперативного управления МВД РФ по РД мне многое пришлось не просто брать на себя, но и на свой страх и риск принимать решения, от которых порой зависели судьбы людей. Тогда ведь страна была на грани. И только мы знали, чем были чреваты хасавюртовские соглашения и что могло произойти непоправимое. Нам на самом деле приходилось работать в чрезвычайно сложной обстановке. Но мы ведь патриоты, мы интернационалисты. И знаем, как защищать Родину, нас этому научила жизнь.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»