Сетевое издание «Дагестанская правда»

02:00 | 21 января, Чт

Махачкала

Weather Icon

Преодолей в себе врага

Антитеррор
A- A+

В нашей республике, испытавшей на себе всю тяжесть борьбы с терроризмом и экстремизмом, накопился немалый опыт – человеческий, профессиональный. И эксперты, общественники высказывают свою точку зрения на ход современных информационных войн, претерпевающих трансформации с точки зрения подходов к сложной проблематике. Эксперт, член ОП РД, адвокат-правовед Адвокатской палаты РД Буниямин МАГОМЕДОВ высказывает свой, отличный от многих, взгляд на существующую проблему.

– Буниямин Демюрбекович, какой вам видится проблема экстремизма, терроризма с точки зрения современных реалий? Можно ли утверждать, что она сошла на нет, или все же, видоизменяясь, она приобретает иной политический окрас?

– Очевидно, что мы находимся в пекле информационных войн. Посмотрите, что творится в такой, казалось бы, успешной стране, как Беларусь. И ведь всему миру понятно, что США в попытке устранить буферную зону Союзного государства, предприняли попытку очередного цветного демарша. А вот с применением технологий телеграм-каналов была достигнута цель по вовлечению молодежного ресурса в противостояние власти. Другое дело, что спровоцированный майдан сошел на нет, что вовсе не означает, что США вновь не предпримут попытку по дестабилизации обстановки в Беларуси. И здесь плечо России, объявившей о поддержке, оказалось как нельзя кстати, отрезвив тех, кто, условно говоря, разделил страну на мелкие «княжества», превратив в территорию «третьего мира», без экономики, политически зависимую. И как тут не сослаться на Украину, в которой все так же начиналось и где ныне балом правят националисты, фашиствующие элементы. Это большая игра современного мира. И в ней необходимо, не расслабляясь, давать жесткий отпор, не давая на откуп различного рода миссионерам молодое поколение, за которое разгорелась настоящая война.

И мы это наблюдаем не только в Беларуси, но и в той же Болгарии, где распоясались либералы, превратив соседнюю с нами страну в развинченный экономический механизм, политический балласт, управляемый извне. Мафия, коррупция, беззаконие – вот какие «ценности» приобрела Болгария. И это не исключение, а правило, которое просматривается везде, куда ступил американский сапог. Мы должны понимать, что сегодня нам необходим твердый каркас многонационального, многоконфессионального государства, в котором нет места ксенофобии, национализму, этническому, религиозному экстремизму, представляющему значительную опасность для интересов личности, общества и государства, политической, военной, экономической, экологической безопасности страны, ее конституционному строю, суверенитету и территориальной целостности. Все эти постулаты прописаны и в обновленной российской Конституции как необходимые инструментарии современного государства.

– Что, по-вашему, должно стать движущей силой в противодействии идеологии терроризма, экстремизма, джихада, упорно навязываемой нам извне?

— Я думаю, что это дело всех и каждого. Должны включаться как государственные, так и общественные институты, образовательные учреждения. Необходимо, чтобы просматривалась последовательная цепочка, звенья которой связывают образовательный, воспитательный процесс будущего гражданина и человека. Ведь надо понимать, что современный терроризм представляет сложную систему, состоящую из комплекса взаимодополняющих процессов – идеологических, криминальных, военных, экономических, политических, религиозных и националистических. И в той же международной и отечественной правовой практике до сих пор отсутствует общепринятое представление о терроризме. Многообразие подходов к его определению объясняется спецификой регионов, национальными и историческими традициями, уровнем демократии, степенью стабильности политической ситуации в стране, особенностями тех же юридических школ.

Надо понимать, что терроризм представляет повышенную опасность, поскольку влечет за собой массовые человеческие жертвы, наносит непоправимые психологические травмы, что приводит к разрушению духовных, материальных ценностей народов и стран. При этом используется более чем жесткая риторика идеологов террора, породивших так называемых шахидов, то есть террористов-смертников, буквально зачарованных смертью, но в то же время своей добровольной гибелью пытающихся обессмертить себя, преодолевая собственный страх смерти. Всё это весьма грустные последствия информационных войн, результат того, что в пресловутые 90-е мы оказались растерянным обществом, впервые столкнувшимся с устаревшими параллелями прошлого века. Но террор, он ведь как явление существовал во все времена. Другое дело, что, модернизируясь, он приобретает иные качественные характеристики, несвойственные ему ранее. Так, мотивация современного, в том числе международного терроризма, существенно отличается от мотивации терроризма в годы Второй мировой войны и терроризма тоталитарных государств.

Сегодня специфика мотивации террора в немалой степени определяется тем, что к такому виду насилия обычно прибегают численно небольшие группы, хорошо законспирированные (спящие ячейки), обученные и вооруженные для воздействия на национальные и межнациональные учреждения и институты. Некоторые из них формируются и поддерживаются государствами, как правило, ортодоксальными. Содержание мотивов и интенсивность их проявления в террористических действиях группы зависят и от того, какие силы стоят за ней и питают ее, насколько она самостоятельна, какие конкретные цели ставит перед собой и какова та основа, которая объединяет ее членов, и тех, кто ее возглавляет. Но при всей разности все чаще террористические объединения акцентируют свое внимание на молодежи, проводя в наиболее активной среде жесткую агитационную политику.

– Наиболее вовлекаемая так называемая молодежная аудитория воспринимается как проводник террористических, ортодоксальных идей. Отвлекая от традиционного воспитания, её принуждают к пренебрежению, забвению исконных обычаев, традиционного образа жизни, рисуя в больном воображении образ некоего «гражданина мира»…

— Согласен. Немалый интерес для террористов представляет так называемый юношеский контингент, так как эту возрастную группу легче всего привлечь к участию в террористической деятельности. Террористы все чаще обращают взор и на подрастающее поколение как на легкодоступный для вербовки объект. Чтобы привлечь новых членов в свои ряды, террористы используют специальные приемы вербовки, опираясь на ряд психологических особенностей неподготовленной психики.

Понятное дело, старшее поколение заполучить им удается редко, таким труднее заморочить голову, обмануть, они склонны тщательно продумывать свои действия. У них сформировано чувство ответственности за своих близких и свой народ, тогда как в подростковом возрасте проявляются условия, которые считаются критическими для вовлечения в секты, террористические организации и другие виды противоправной деятельности.

Террористы предпочитают вербовку рекрутантов из семей с низким материальным достатком. Играя на чувствах, обидах, оказывая незначительную помощь, они воздействуют на их сознание. Другой путь вербовки, сочетаемый с первым, – воздействие на патриотические, религиозные чувства, террористы формулируют в них образ врага, от которого исходит опасность для страны, региона или людей определенного вероисповедания. Для достижения поставленной цели они используют выдержки из священных книг, стараясь подтвердить верность своей позиции, чтобы поднять молодежь на противостояние власти. Для этого используются механизмы психологического воздействия, тяга к героизму, преодолению преград, представляя террористические объединения как движение за свободу и справедливость. И здесь, конечно же, необходимы разъяснительная работа, которая должна носить системный характер, пропаганда новых знаний, умение распознавать и давать отпор лжеидеологам террора и экстремизма.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»