14:00 | 26 сентября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Сказка с печальным концом

Антитеррор
A- A+

Каждый человек ответствен за свою судьбу. И не только за свою. Мы несем ответственность за судьбу семьи, народа, родной земли, за будущее… А судьба складывается из убеждений и соответствующих им поступков человека. Меняются убеждения – меняется судьба. Порой коренные переломы мировоззрения ломают человеку жизнь или вовсе разбивают ее. А вместе со своей жизнью заблудший рушит жизни тех, кто совсем не стремился к этому.

Со своим уставом в чужой монастырь упорно лезут проповедники радикального ислама, затуманивая мозги черной пропагандой молодым людям с неустойчивыми моральными принципами. Умело подстраиваясь под национальные традиции, эти проповедники «истинной веры» вовлекают молодых людей в смертоносные сети террора. А все начинается с красивой сказки об исламском рае.

Сказка, которую рассказывают нашим братьям о якобы существующем где-то далеко-далеко настоящем исламском государстве, не имеет счастливого конца. В этой сказке всё как в зазеркалье: из белого делают чёрное, а из чёрного – белое. В ней рассказывают, например, что убить человека – это хорошо, за это воздастся в раю. Итогом для поверившего в такие рассказы «знающих» людей становятся либо смерть, либо, если повезет, «небо в клетку».

Я поехал в Цунтинский район, чтобы поговорить с людьми, которые попали в ловушку таких «сказителей». Судьба троих уроженцев села Кидеро наглядно показывает, как обманывают наших братьев и через какое горе приходится пройти их близким.

Судьбы Али Алиева, Асада Алиева и Мусы Омарова очень похожи — все были задержаны за помощь «лесным». Они рассказывают, насколько оказалась «сладкой» та жизнь, которую им обещали в обмен на помощь «братьям по вере».

Али Алиев преподавал в школе, пользовался уважением односельчан, был избран имамом мечети Цунтинского района. Все бы так и шло. Однако утром 20 февраля 2018 года его жизнь изменилась: к нему в дом пришли с обыском, в ходе которого были найдены патроны и гранаты. Он был задержан, и сейчас идет разбирательство по его делу.

«Когда ко мне пришли, я подумал, что это обычная проверка. Проверят и уйдут, так бывало. Но не в этот раз. Когда меня арестовали, я понял, что это конец прежней жизни. У меня дома, под ванной, нашли патроны и гранату. Когда я попал в отдел, у меня была единственная мысль: что теперь станет с моими детьми, а их у меня трое. В селе их все знают. Моя дочь учится в 5 классе. В школе ей теперь говорят, что её отец преступник, и она ничего не может возразить на это. Сказать вам, как я себя ругаю за это, значит не сказать ничего», – говорит Али Алиев.

— Али, а если бы сейчас «лесные» попросили у тебя помощи, ты бы им помог? – спросил я.

Услышав это, мужчина будто проснулся:

— Нет, — категорично отрезал он.

— Почему? — не успокаивался я. Мне было интересно, из-за чего человек вчера был уверен в одном и рисковал жизнью, а сегодня вспоминает свои прежние дела с ужасом.

— Потому что это цепная реакция, это постоянно нарастает как снежный ком.

Голос Али стал предельно жестким. Передо мной сидел совершенно другой человек. Он больше не отводил взгляд, как в начале нашего разговора, а как истинный горец прямо смотрел мне в глаза. Он продолжал:

— Если помог один раз, отказать во второй уже не получится, а это значит, нужно будет помогать и дальше. Здесь ты понимаешь, что попал в ловушку. Большинству ваххабитов в нашей стране и, в частности, в Дагестане доверия нет: слишком уж многое из того, что они утверждали и в чем клялись, оказалось неправдой.

Как сложится дальнейшая судьба Али, решат следствие и суд. Но уже сейчас ясно одно: его жизнь и жизнь его близких уже никогда не будет прежней.

Возможно, Али повторит судьбу Асада Алиева, отца четверых маленьких детей. Жизнь Асада круто изменилась в 2014 году, когда ему вынесли судебный приговор: лишение свободы на 1 год и 6 месяцев за помощь боевикам в лесу. Даже сегодня, когда он вышел из тюремной камеры, перед ним прочерчена граница, переступить которую он не может. Асаду до сих пор нельзя выезжать за пределы района и изменять место жительства.

— Асад, скажи, как ты попал на зону?

— У нас в селе все друг друга знают, меня позвали знакомые поговорить. Попросили по-братски помочь с едой и ещё вывести каких-то людей через ущелье в Грузию. Нужно было найти проводника, но в нашем селе никто не соглашался. В итоге всё раскрылось, и я оказался под следствием.

Все знают, что в горах без взаимовыручки нельзя, одному просто не выжить. «Лесные» этим пользуются, говорят простым людям, что им за такую помощь ничего не будет, но, как показывает история Асада, все оказывается гораздо серьезнее.

— Асад, если бы твой сын так же стал помогать «лесным братьям», что бы ты сделал?

При этих словах будто все чувства, все воспоминания о годах, растраченных без толку в тюрьме, разом отразились на лице моего собеседника:

— Я не допущу! Я ему расскажу, какой там мир на самом деле! Это не та жизнь, что нужна моему ребенку.

Похожий приговор был вынесен и Мусе Омарову. Еще один оболваненный сельчанин получил реальный тюремный срок.

«Меня принудили приносить еду для боевиков, которые находились в лесу. Я не предполагал, что за это меня могут лишить свободы. В тюрьме было несладко. Я сильно пожалел, что помогал им. Да, я беспокоился за свою жизнь. Повторись такая ситуация, я бы отказался поддерживать тех, кто скрывается в лесу. Когда мы помогаем людям, которые идут на преступление, то сами становимся соучастниками этих преступлений», – делится своим горьким опытом Муса.

Разные люди, разные семьи… Да и судьбы могли бы быть разными, но не сломанными тюрьмой! Итог же их доверчивости и заблуждений оказался одинаковым. И таким несчастливым!

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Антитеррор»