Сетевое издание «Дагестанская правда»

04:00 | 28 сентября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Во имя будущего

A- A+

Нагнетаемая в мире угроза бактериологических войн вызывает если не состояние паники, то вполне обоснованную тревогу за будущее человечества, оказавшегося бессильным перед масштабным экономическим, политическим кризисом, миропорядком, навязанным кровавыми режимами. Современные завоеватели не очень-то скрывают свои далеко идущие планы, шаг за шагом продвигаясь в желании покорить строптивый мир.

Политические пристрастия вершителей судеб распространяются на наиболее нефтеносные месторождения, а значит, страны-интервенты готовы покуситься на территории в любой точке мира. Кавказ – лакомый кусок для очередного демарша колонизаторов нового века. И здесь много лет происходили теракты, державшие в напряжении местное население, негативно отражаясь на части молодежи, выбравшей для себя путь джихада, что стало горьким уроком для республики, потерявшей в необъявленной войне молодое поколение и, что самое страшное, приобретя убежденных сторонников радикальных течений.

И сегодня относительное затишье вроде не дает повода для беспокойства, но стоит ли «держать порох сухим», чтобы вновь не повторить роковых ошибок? Об этом наш корреспондент беседует с экспертом, профессором ДГПУ, членом ОП РД Магомедом ХАЙБУЛАЕВЫМ.

– Магомед Хайбулаевич, можно ли считать, что судьба молодого поколения находится в надежных руках и что мы справились с терроризмом, экстремизмом как с идеологией насилия?

– Я хотел бы, учитывая исламский фактор, начать с того, что роль ДУМД в вопросах противодействия этим явлениям сегодня имеет ярко выраженные формы неприятия реакционного течения, несущего в себе вызовы современного мира, нацеленного на уничтожение любой ценой своих противников. И мне хотелось бы акцентировать внимание на том, что сегодняшний ДУМД, если так можно выразиться, модернизируется, приобретая роль просвещенного ислама. Сегодня в кабинетах муфтията можно увидеть людей, деятельность которых несет в себе идеологию мира, толерантного восприятия иных мировоззрений. Традиционный ислам активно позиционирует на своих теле- и радиоканалах, в печатных изданиях просвещенческую роль, в том числе в светской сфере, открывая не только религиозные образовательные учреждения, но и светский университет, школы, тем самым оказывая влияние на воспитательный компонент.

– Можно ли считать ДУМД опорой в борьбе с распространением джихада на постсоветском пространстве?

– Безусловно, сегодня ДУМД – один из инструментариев в преодолении «идеологической пандемии». Но это не означает, что светские образовательные институты остаются в стороне от воспитательной компоненты. Нет, конечно. Школы, вузы – это та самая эффективная связка, работающая на разных этапах становления молодежного ресурса, хотя среди рекрутируемых немало представителей среднего поколения, что особенно обидно. Но, безусловно, в первую очередь под прямым ударом оказывается поколение, оказавшееся нереализованным, заложником сложной социально-экономической ситуации. И благо, когда, получив возможность обрести среднее специальное, высшее образование, они оказываются под крылом педагогов, которые прочищают мозги, разъясняя природу терроризма, экстремизма, вовлекая в общественно значимые инициативы, волонтерское движение, тем самым приближая к той гражданской активности, что лежит в основе воспитания патриота, гражданина своей страны.

На самом деле надо понимать, что в диалоге с, условно говоря, паствой теоретики современного исламского экстремизма дискутируют с теми, кто верит, то есть с теми, кто в силу различных обстоятельств приемлет ортодоксальную веру, что дает им ощущение превосходства, преимущества, если так можно выразиться, чем пользуются те, кто вовлекает эту часть молодежи в террористическую интернет-сеть, успешно используя возникающие сотнями новые диаграммы по обработке сознания. Но победа не за ними. Выиграет эту войну тот, кто окажется прозорливее, умнее и сумеет внушить истины, остающиеся неизменными во все времена.

Я часто задумываюсь над тем, что система воспитания дагестанцев – она ведь универсальна по сути. И не столь аскетичная, жесткая, скорее, гуманная, приближенная к корневой основе, той особой сдержанной любви, что спасала наш народ от любых напастей. И вот эта любовь и есть патриотизм, что протекает по жилам современников, удерживая от того опасного порога, за которым – точка невозврата.

И уж если мы говорим о школе патриотизма, то хотел бы обратить внимание на престиж педагога, учителя, врачевателя душ, той самой подушки безопасности, что может принять на себя удар воспитательных перекосов, например, в асоциальной семье. И я не преувеличиваю. Педагог – тот самый фильтр, с помощью которого очищается самый мутный сброс. Но престиж профессии крайне низок, и в учительскую профессию идут не по призванию, а банальные троечники, рассчитывающие пусть на невысокий, но заработок. В школах, особенно сельских, по-прежнему дефицит учителей словесности, точных наук. Вот как тут сеять разумное, доброе, вечное?.. Но и в этих сложных условиях педагогическая общественность республики старается сохранять дух педагога-воспитателя, что должен выводить во взрослую жизнь подготовленных, готовых существовать в непростом мире патриотов, интернационалистов, кому чужды ксенофобия, отторжение традиционных ценностей.

– Наверное, стоит сказать и о том, что история нашей страны, республики свидетельствует о героическом прошлом, от которого надо отталкиваться…

– Да, и когда мы говорим со своими студентами, то, как правило, акцентируем внимание на том, что им достались, может, и противоречивые, но не самые худшие времена. И исторические экскурсы дают представление о том, как не просто выживали, но и жертвовали своей жизнью наши общие предки во имя своей родины, сохранения общедагестанских традиций, обычаев и устоев в годы Великой Отечественной войны, защищая свою большую родину — Россию. В пример приводятся и герои современных войн, в том числе братья Нурбагандовы, подвиг которых должен стать «именем нарицательным», чтобы начиная с азов начальной школы подрастающее поколение могло учиться на уроках мужества, той любви к Родине, что имеет самое непосредственное отношение к созданию гражданской идентичности, о которой не раз говорил Путин.

Вообще, как мне кажется, не стоит бояться прежних воспитательных ориентиров, сформировавших поколения непобедимых, самоотверженных, мужественных граждан. Воспитание гражданственности – это ведь совокупность инструментариев, основываясь на которых, создаются и развиваются еще более совершенные методологии, отвечающие современным вызовам, тому, что происходит в мире. И нам, общественникам, необходимо как можно чаще обращаться к опыту прошлого и настоящего, чтобы вывести искомое, что создает основу для упрочения российской государственности. Ведь если разобраться, пандемия – это тоже испытание, гражданский подвиг врачей, которые входили в «красную зону», спасая своих пациентов ценой собственной жизни… Это ли не проявление гражданской позиции, невиданной самоотдачи, желания выполнить свой долг до конца?! Это и подвиг 99-го, когда дагестанские ополченцы вместе с российскими воинами погибали, сражаясь с международными бандформированиями. Помнится, тогда дагестанцы, продавая последнее, приобретали оружие, чтобы защитить устои российской государственности. Примеров сколько угодно…

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»