01:00 | 21 мая, Вт

Махачкала

Weather Icon

Хабиб Нурмагомедов: «Пару боев, и я уйду»

Единоборства
A- A+

Из-за дисквалификации атлетической комиссии штата Невада чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов как минимум до сентября 2019 года не сможет выйти в октагон. Однако ему будет чем заняться в эту паузу – Хабиб много путешествует и встречается со своими фанатами по всему миру.

К тому же он является студентом Российского экономического университета им. Плеханова. И хотя боец проходит обучение дистанционно, он каждый год устраивает встречи с учащимися вуза и отвечает на их вопросы. Подобная встреча со студентами прошла и на этой неделе.

– Самые сложные для вас испытания, через которые пришлось пройти на пути к вершине? – поинтересовались у Нурмагомедова.

– С четырёх лет я в зале, а сейчас мне 30. 26 лет занимаюсь — этого достаточно, чтобы стать успешным. Если приходишь к успеху в 30 лет, это в самый раз – пик возможностей, можно сказать. Физическое состояние мужчины с 29 по 31 – лучшее в его жизни. Пока я поднимался, были взлёты и падения, я получал травмы, переносил операции. Терял лучшие годы. Три года ушло на залечивание травм. Мои соперники тренировались, а я в это время восстанавливался в больнице. Испытания тебя или ломают, или делают сильнее. Такой расклад.

– Что бы поменяли в жизни, будь такая возможность?

– Такой возможности нет и не будет. Ну ладно, отвечу. Больше времени брал бы на восстановление. Сейчас тренируюсь с умом, не загоняю себя. Раньше этого не понимал. И ещё – больше бы времени взял на саморазвитие. Иногда слышишь, как люди какую-то тему обсуждают, и думаешь: где я был, когда они это узнали? Да, я был в зале, но всё равно можно было больше учиться. Век живи, век учись.

– Какое впечатление осталось от общения с Владимиром Путиным?

– Там, в Вегасе, был такой момент: вокруг много полиции, охраны, и нам говорят, что выйдем мы нескоро. Нужно два-три часа, чтобы зачистить от болельщиков территорию арены. У меня не было телефона, он был у Ислама Махачева. Потом поступил звонок: голос сказал, что сейчас нам позвонит президент. Вот в такой обстановке он позвонил через пару минут и спросил: «Как дела?» Говорю: «Всё нормально, окружили нас. Значит, никуда не уйдут». Дальше он поздравил, сказал, что смотрел и добавил, что нужно контролировать эмоции, не поддаваться на провокации. «Ждём тебя дома», – говорит. Очень приятно, когда в такой момент звонит не просто кто-то, а президент.

– Как отнеслись к заявлению Конора МакГрегора о завершении карьеры?

– Завтра снова напишет, что возвращается, и все СМИ это тут же подхватят. Он для этого и закинул это всё. И с UFC у него не получилось договориться о доле. Хочет, чтобы компания почувствовала, что потеряет без него деньги, вот и делает так. Это политика. Я знаю эти моменты, с компанией тяжело вести переговоры. Они хитрые, у них разные боссы, и все они ловко и с самых разных сторон заходят. Я понимаю, зачем МакГрегор объявил об уходе. Это как ревнивая жена, которая говорит чуть что «я ухожу».

– Расскажите о ближайших планах.

– Хочу вернуться в сентябре, но есть одна загвоздка. В сентябре не могут драться мои дисквалифицированные братья Зубайра Тухугов и Абубакар Нурмагомедов. А я сказал, что не вернусь без них. Моё условие – я без них не выйду в клетку. Это я выпрыгнул, а они из-за меня пострадали. Смешно, в компании мне денег предлагают, чтобы я отказался от своих слов. Интересно, когда люди тебя по себе судят.

– Вы говорили о возвращении в сентябре. Кто будет соперником – новый временный чемпион, который определится в бою Холлоуэй – Порье?

– Скорее всего. Мне интереснее было бы с Холлоуэем. У него победная серия из 13 боёв – самая большая в UFC. Если он выиграет Порье, станет ещё и чемпионом в двух весах. Он большой, даже чуть больше меня, так что будет интересно для публики. Хороший боец, выносливый, достойный соперник. Планирую вернуться 7 сентября. Так и будет, если переговоры с UFC пройдут хорошо.

– В этом году мы увидим вас в октагоне один раз?

– Хотелось бы подраться в сентябре и в конце года – 30 или 31 декабря. Точно не знаю, когда UFC устроит предновогодний турнир, но мне бы хотелось подраться в этом году два раза. Если 7 сентября подерусь, успею и отдохнуть, и подготовиться к ещё одному выступлению.

– Реванш с МакГрегором ещё может состояться?

– Честно говоря, мы с UFC к этому и шли, пока он не объявил о завершении карьеры. Мне сказали: Конор подерётся в июле, ты – в сентябре. Если оба побеждаете, то в конце года будет реванш. Мне без разницы, я не выбирал соперников никогда. Дадите Фергюсона – подерусь с ним. Победителя пары Холлоуэй – Порье? Пожалуйста! Насчёт МакГрегора одно хочу сказать: пусть заслужит реванш, а то он с 2016 года не побеждал. На дворе 2019-й.
Понятно, что он красиво одевается и толкает речи, но пусть хоть ощутит вкус победы, прежде чем мы снова подерёмся.

– Хотели бы попробовать силы в полусреднем весе?

– Было бы интересно, но не хочу пока. Я чемпион в лёгком весе, не намерен прыгать по категориям, тормозить дивизион. В нём и так проблемы из-за моего отстранения. Не хочу быть человеком, который держит настоящих претендентов. Изначально собирался драться в это время в апреле, но вся эта заваруха с дисквалификацией меня и моих братьев помешала.

– Бой с Тони Фергюсоном всё ещё бой мечты для вас?

– Да, конечно. Это самый ожидаемый бой в UFC на данный момент. Об этом мне сказали владельцы UFC, они проводили опрос: люди больше всего ждут мой поединок с Фергюсоном.

– Что должно произойти, чтобы вы закончили карьеру довольным собой?

– Думаю, пару боёв, и я уйду. Ну или когда 30-0 сделаю. Этого было бы достаточно.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Единоборства»