18:55 | 19 июля, Чт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Лишь бы бурлила вода

A- A+

«Редкая машина проедет мимо лагеря и не посигналит. Многие останавливаются, приветствуют: «Салам алейкум. Как вам отдыхается? А может, чем помочь?». По сравнению с 2009 годом глаза местных жителей стали добрее», - рассказывает Игорь Пономарев, руководитель клуба экстремальных видов спорта «Новый бродяга» (Москва). В августе он с группой спортсменов побывал в Дагестане: на катамаранах сплавлялись по горным рекам - Андийскому и Аварскому Койсу.

— Как вообще вас занесло в Дагестан на рафтинг? – интересуюсь.

— Мы не занимаемся рафтингом. Рафтинг — это сплав на рафтах, надувных лодках. Их обычно используют коммерческие фирмы в рафтинг-турах, так как проще напихать туда много клиентов. Но даже большой рафт довольно неповоротлив, и гребцы не закреплены, в общем выглядит все это не очень спортивно. Мы — некоммерческий туристический клуб «Новый бродяга» и занимаемся водным туризмом на катамаранах. Для некоммерческого водного туризма в России почти не используют рафтов. Хотя в английском слово всего одно rafting, а по-русски разница очень большая.

В Дагестане мы уже не первый раз – приезжали в 2009-м. Чего ожидали? Как обычно, высоких гор, бурных рек, хорошей погоды и прекрасного настроения. Но самое важное – люди, с которыми идешь в поход, и даже не важно, куда идти, лишь бы бурлила вода. Все-таки сильные пороги 5-6 категории сложности (6 — максимальная категория) являются необходимым, но всего лишь антуражем. Главное — это ощущение друга рядом.

— Первый и второй походы чем-то отличались друг от друга?

— Пороги на реках — это для нас как бы естественные препятствия. Основная трудность, с которой мы столкнулись в августе 2009 года, — это питьевая вода. Реки Андийское Койсу и Аварское Койсу очень мутные, и постоянно приходилось искать ручейки с чистой водой, иногда преодолевая по берегу несколько километров. Вот это для нас было непривычно. Такого мы еще не встречали ни на Кавказе, ни на Алтае, ни в Саянах, ни на Памире. Второй проблемой были стоянки. Хотя «полочки» (пологие места у реки, подходящие для организации лагеря) встречаются, но очень мало съездов с дороги. Поэтому хорошие места для стоянки диктовали график движения. Дороги изменились. Много хороших дорог построено и строится. А там, где грунтовка, дороги выровнены.

В долине Андийского Койсу активно сверлят и взрывают береговые скалы, так что некоторые пороги после просмотра могут на следующий день выглядеть совсем по-другому. Это как раз таки добавляет интереса и сложности. А вообще этот поход прошел как-то более легко по сравнению с предыдущим: многие из нас уже знали норов этих рек, да и новичков в походе не было. Бросилось в глаза, что в горы провели газ.

z_hyIPcsqqA.jpgОчень рад в этой связи за население. Но желтая газовая труба, проложенная по поверхности, сильно портит пейзаж. И во многих местах трубу гнут и корежат осыпающиеся камни. Если говорить о минусах, то хотел бы сказать о дизельном топливе – в долине рек Аварское и Андийское Койсу нет нормальной солярки. Есть только дешевая и низкокачественная, чуть ли не в два раза дешевле. Но на заправках — надо отдать им должное — честно предупреждают: «Э! Такие машины здесь не надо заправлять. Солярка плохая. Здесь только КамАЗы заправляют». Многие путешественники используют машины на дизеле, и у них могут возникнуть проблемы из-за некачественной солярки.

В остальном же все было замечательно. Реки с точки зрения водного туризма очень интересные. Во время прошлой поездки ощущения от Андийского и Аварского Койсу у меня были как о суровых серых горах без растительности и зелени. Помню, как все время с серых гор сбегали грязевые оползни. В этот раз я заметил, что по берегам рек растут персиковые и абрикосовые сады и вообще зелени много. Это, конечно, не тайга, как в Саянах или на Алтае, но и не серая пустыня. И зелень такая свеженькая, салатовая.

— Что еще нового для себя вы увидели во время последнего сплава?

— Глаза местных жителей стали добрее, они всегда готовы оказать помощь. Раньше народ был как-то мрачнее и не так дружелюбен, хотя и тогда к нашему костру приходили пообщаться, но намного реже. Пока мы готовимся к прохождению конкретного порога, на берегу и на мостах собираются зрители. И они готовы ждать зрелища часами: «Когда же вы пойдете? Утром? А во сколько?» А мы не можем точно сказать, так как проходим пороги по готовности, а не по времени. «Ну ничего, мы подождем», — отвечают зрители. На некоторых слабых порожках наглые тинейджеры залезали на катамаран с нашего молчаливого позволения. И мы немного прокатили их в районе селения Голотль.

— Быстро нашлись желающие сплавляться по горным рекам Дагестана?

— У нас клуб. И в клубе за год выходит пять-шесть групп на маршруты разной сложности. Конечно, почти в каждом походе в клуб приходят один-два новых участника, становятся нашими друзьями и ходят и дальше в походы. Показательно, что в день отъезда двое наших друзей решили ехать, потому что очень хотели посетить именно Дагестан. Есть, конечно, и злопыхатели. Один из таких написал, что могут возникнуть непредвиденные сложности на маршруте. Но я даже не стал обсуждать с ним этот вопрос. В 2009 году некоторые московские знакомые вообще крутили пальцем у виска. Но мы решили, что едем в Дагестан, и все было замечательно.

— Возможно ли в Дагестане экстремальные виды спорта, в частности водный туризм, поставить на «широкую ногу»?

— Природно-климатические условия для развития туризма могут быть любые. На Эвересте с определенной высоты начинается так называемая «зона смерти», где человек уже не может жить продолжительное время, но при этом огромное количество людей стремятся попасть на Эверест и платят за это немалые деньги. И, кстати, одна из проблем Эвереста схожа с проблемами Дагестана. Это мусор. Я понимаю, что это — следствие густой населенности долин и традиция населения использовать реки как своеобразную канализацию. Выбросил – и все уплывет. Но часть мусора не доползает до реки и огромными смрадными кучами высится на берегах, а другая часть выносится на берег самой рекой. По моим ощущениям, в долине Андийского Койсу меньше стало мусорных куч. Во многих местах появились таблички с надписью «Не бросайте мусор у реки». Улучшения есть, но их мало. Все-таки я бы сказал, что Аварское и Андийское Койсу — самые замусоренные реки, на которых я побывал.

Еще одна проблема, которая может препятствовать развитию туризма в республике, — это имидж, созданный СМИ. Ведь из телевизора и газет обычно льется негативная информация. Для рекламы среди друзей я перед походом поискал фильмы о Дагестане, показал тем, кто размышлял и еще не был тут, свои видеозаписи, есть еще кусочки видео знакомых туристов-водников. А вот с другими документальными фильмами сложно. Мало их. Я нашел очень хороший фильм «Наш Дагестан» с Андреем Понкратовым, фильм «Заповедный Дагестан» (2014, Михаил Родионов) и еще два фильма о полетах дагестанских парапланеристов. Еще есть хороший мультфильм по аварской сказке «Шейдула – лентяй» в сборнике «Гора самоцветов». Но это уже не документальный фильм. Повторюсь, мало позитивной информации. А жаль.

— Вы побывали на двух дагестанских реках. Когда в следующий раз планируете к нам?

— Казикумухское Койсу — интересная для сплава река. Но в августе там было очень мало воды, и поэтому мы не пошли. Когда соберемся? Это сложный вопрос. Может, через год, а может, и через пять лет. Как сердце позовет, так и соберемся.

Фото из архива клуба «Новый бродяга»

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Спорт»