02:13 | 18 ноября, Сб

Махачкала

18.11.2017
1EUR70.3604Руб-0.3436
1USD59.6325Руб-0.3573

Невеста ринга

A- A+

Казань. 2013-й год. Первый крупный международный турнир для Зенфиры Магомедалиевой, о которой тогда еще мало кто слышал. Диалог между главным тренером женской сборной России по боксу Виктором Лисицыным и личным наставником Зенфиры Сухрабом Манаповым.

– Это вон с той украинкой твоя Зенфира боксировать будет?

– Да, с ней, а что?

– Пусть будет поосторожнее, ее соперница – чемпионка мира.

– Это пусть ее соперница будет поосторожнее, Зенфира – аварка! Надо ли говорить, что в том поединке Зенфира Магомедалиева «уничтожила» титулованную украинку?

«МД» побывала в гостях у Сухраба Манапова и его воспитанницы, необыкновенной девушки, лучшей дагестанской спортсменки 2014-го года и чемпионки мира Зенфиры Магомедалиевой.

– С чего началась ваша карьера в спорте?

– Я вначале ядро толкала. Но там накачалась, набрала вес. Мне моя фигура не нравилась, и я решила похудеть. Поэтому бросила метание ядра и записалась на боевое самбо.

– Необычный выбор. Сработало?

– Да, я действительно похудела. И заодно два раза выиграла Кубок мира и один раз – чемпионат мира.

– Ничего себе вы вес сбрасываете.

– Да, так вышло (улыбается). Но потом мне сказали: боевое самбо – неолимпийский вид спорта, перспектив нет. Я попробовала себя на боксерском ринге, и мне понравилось.

– Как родные отнеслись к такому выбору?

– Они об этом и не знали долгое время. Я им ничего не говорила, потому что боялась, что отец запретит. Они-то в селе были, а я в Махачкале поступила, в общаге жила. Даже прическу себе короткую сделала, чтобы родители не узнали меня, если увидят по телевизору. Я тогда еще худенькая была, вообще не такая, как сейчас, так что моя задумка могла сработать. Но родители все равно узнали. И когда летом вернулась в село, пришлось их уговаривать. Мама не возражала. Просто когда смотрела бои, волновалась и за меня, и за мою соперницу (улыбается). Вот отец был против занятий.

– И долго пришлось его уговаривать?

– За лето успела (улыбается).

– А как подружки отнеслись?

– У нас как в селе заведено: школу заканчивают, многие замуж выходят. Все в шоке были от того, что я боксом занялась. Говорили: это не женское дело, бросай. А теперь эти люди – мои главные фанаты (смеется).

– Насчет «бокс – не женское дело». Как возражали на это утверждение?

– Я в зале спортсменка, а на улице – обычная девочка. Вот как. Женский бокс – очень красивый вид спорта. Женственный. Там красивые, грациозные движения.

– Что сложнее всего давалось при подготовке к чемпионату мира?

– Постоянные сборы, когда я из одного города в другой ездила и с родными совсем не виделась. На полгода забыла, что такое личная жизнь. Сухраб постоянно говорил: «Мы должны войти в четверку, чтобы у нас был шанс попасть на Олимпиаду». И однажды я разозлилась: «Сухраб, не хочу входить ни в какую четверку, я еду туда, чтобы побеждать, а вы мне вечно про четвертое место говорите!» (Смеется).

– Зенфира, на чемпионате мира вам пришлось нелегко в полуфинале с китаянкой. После первого раунда вы проигрывали. И в углу вас подбадривали такими словами: «Зенфира, вспомни, что ты дагестанка, прояви свой аварский характер». Что означают для вас эти слова?

– Благодаря таким словам я задумываюсь, как много людей за меня болеет. В тот момент вспомнила, как друзья и родные провожали меня в аэропорту на этот чемпионат мира. И поняла, что не имею права проигрывать. Вообще мне однажды посоветовали: представь себе, что зрители – это горы, а шум от них – звон горного ручья. Это помогает (улыбается).

– Кому позвонили в первую очередь после победы на чемпионате мира?

– Я написала Сухрабу: «Поздравляю, вы теперь заслуженный тренер». Говорят, он так высоко подпрыгнул от радости, что потом ему было больно приземляться (смеется).

– Сухраб, помните день, когда Зенфира впервые пришла к вам в зал?

 – Конечно, помню. Захожу в зал и вижу скромную такую девочку в розовых перчатках. А неподалеку стоит Мирза Гасанов, президент Федерации бокса города Махачкалы. Он и говорит: «Позанимайся с этой девочкой, посмотри, на что способна». Ну, я надел лапы, давай с ней работать. А она по лапам даже попасть не может, пару раз чуть по голове мне не заехала. Я и говорю Мирзе Алиевичу: «Она вообще боксировать не умеет». Он и отвечает: «Так если бы умела, сюда бы и не пришла, верно? Ты с ней позанимайся, вдруг что получится».

Вот так я и стал тренером Зенфиры. И очень быстро понял, что бокс – это действительно ее спорт. Добавить ее ударам точности и быстроты, и всё – будущая чемпионка! Я однажды у нее спросил: «Зенфира, хочешь на Олимпиаду?» Она говорит: «Хочу». Тогда я и подумал: «Ну, что ж, Зенфира сама напросилась». Мы с ней в зале и в новогоднюю ночь тренировались. И такое отношение к делу приносит результат. Помню, на одном турнире она так полюбилась зрителям, что ее прозвали Невестой ринга.

 – Была проделана сумасшедшая работа. За год до чемпионата мира мы приняли участие в шести международных турнирах. И за всё это время Зенфира проиграла лишь один поединок. Помню, как себе нервы потрепал на всероссийском турнире в Челябинске. Нужно было побеждать на нем, чтобы все поняли, что именно Зенфира должна ехать на чемпионат мира. И смотрю, среди ее соперниц Надежда Торлопова, серебряный медалист Олимпийских игр в Лондоне. Я Зенфире ничего говорить не стал, чтобы она не волновалась лишний раз. А сам так переживал, что мне Торлопова аж приснилась.

Поединок получился потрясающим. Зал поделился пополам: одна часть болела за Зенфиру, другая – за Торлопову. Зрители так шумно болели, что гонга слышно не было. Рефери кричать приходилось о том, что очередной раунд закончен. Первый раунд Зенфира вчистую проиграла. Но потом собралась, и все остальные раунды уже были за ней. Судьи единогласно отдали победу Зенфире.

 – Конечно, я был безумно рад. И я хочу поблагодарить людей, без которых мы бы не справились. Это Ислам Гусейханов, Мирза Гасанов, Магомед Ахмедов. Они поддерживают нас с самого начала. Когда нужны были деньги, чтобы отправить Зенфиру на какой-нибудь турнир, они просто спрашивали: «Сколько?». Также я благодарен Главе республики Рамазану Гаджимурадовичу за то внимание, которое он нам оказывает. Это очень приятно.

– Зенфира, что изменилось после чемпионата мира? Может, уверенности прибавилось?

– Наоборот. Я вот сейчас на чемпионат России еду, у меня больше страха, чем раньше. В статусе чемпионки мира проигрывать точно нельзя.

– Сейчас ваша главная цель – Олимпиада. Как думаете, теперь-то ваш тренер про четверку говорить не будет?

– О нет, теперь только о победе речь (смеется). Думаю, у меня есть все шансы пробиться на Олимпийские игры и побороться там за золотую медаль.

Руслан Бакидов

"Молодежь Дагестана", 13 февраля 2015 года, №5

(текст дается в сокращении)

Статьи из рубрики «Спорт»