23:53 | 17 ноября, Пт

Махачкала

17.11.2017
1EUR70.7040Руб-0.4681
1USD59.9898Руб-0.2592

Сюда я больше не вернусь…

О наболевшем...
A- A+

Начну по порядку. Совсем недавно я обнаружила две долгожданные полосочки на тесте. Наконец-то! Жизнь теперь виделась мне в розовом цвете. Но все это было до того момента, пока я не попала в гинекологическое отделение при Каспийском роддоме.

В последнее время угрозу выкидыша у будущих мам диагностируют часто. Я тоже попала в этот список.

Никогда не забуду утро среды, когда вдруг почувствовала острую боль внизу живота. Тут же разбудила мужа. Не было даже мысли вызывать скорую помощь, поскольку мой опыт в этом деле подсказывал: приедут они не раньше чем через час.

Мы в спешке собрались и поехали в родильный дом.

Стоящая у дверей отделения санитарка спросила:

– Где ваш больничный лист?

– Я приехала сама, мне срочно нужен врач.

– Ничего не знаю, без больничного листа не пропущу. Идите в соседний корпус и принесите мне бумажку, – грубо сказала она.

Не понимая сути происходящего, мы с мужем помчались в соседнее терапевтическое отделение, чтобы заполнить больничный лист. Только потом я вспоминала, как меня, беременную, с угрозой выкидыша заставили делать чужую работу. Будь мое здоровье слабее на тот момент, я потеряла бы ребенка.

Оказавшись в терапевтическом отделении, объяснила ситуацию находящейся за столом медсестре. Та «сидит» на телефоне и с кем-то переписывается. Минуты казались мне часами. Я все время думала о малыше, жив ли он, не поздно ли сидеть сейчас здесь. Ведь это была очень долгожданная и желанная беременность, но спасти ее, как оказалось, никто не торопился.

Прошли минута, две, три. Я не выдержала:

– Девушка! Уберите телефон и займитесь своей работой! Я в любую секунду могу потерять ребенка!

На замечание она, конечно же, не промолчала, но мне было все равно, потому что медсестра наконец-то взяла листок, ручку и начала заполнять желанный для меня документ.

Все это происходило 13 сентября в 8 часов утра. Думала, как попаду в больницу, все опасности будут позади: мне сразу окажут необходимую помощь, сделают УЗИ, и все будет как раньше. Увы, все было не так. Я ждала врача до 11 часов!

После осмотра и назначений через какое-то время мне все-таки поставили одну капельницу и попросили купить лекарства, потому что у них препаратов нет. В этой суматохе я думала только о своем малыше, поэтому купила все сама. Впереди – УЗИ. Только оно могло точно определить, жив мой ребеночек или нет.

– У нас очень плохо делают это исследование. Тебе лучше поехать в частную клинику, – говорит мне мой лечащий врач.

Спорить некогда. Я снова закрыла глаза на все и поехала в платную клинику. Когда специалист по УЗИ услышал, что меня отправили из больницы, чтобы сделать УЗИ, притом что при больнице есть этот аппарат, его эмоции не передать словами. Слава богу, ответы врача были утешительные. Я вернулась в больницу.

Прошло семь дней. Капельниц мне, кроме первой, больше не делали, на обход врач, как и раньше, приходила в 11 часов дня. За неделю моего пребывания в отделении ни давление, ни температуру никому не мерили. Отмечу, что, кроме меня, в палате лежали еще трое беременных в более тяжелом состоянии.

Проходя по коридору, я заметила висящий на стенде «Режим питания»: завтрак – в 8:00, в 11:00 – полдник, обед – в 13:00, ужин – в 17:00. Ни разу написанное не соблюдалось! Всё отделение будят в 6 часов утра, чтобы сделать в палатах кварцевание (почему именно в 6 утра?), кормят только после 9-ти. О каком полднике идет речь?! Его не было никогда. Молчу уже о фруктах и овощах, которых, кстати, всегда бывало полно на столе медицинского персонала.

Муравьи заполонили весь корпус! Несколько раз я просыпалась ночью от их «прогулок» по мне. Уснуть сложно, когда по тебе ползают насекомые.

Однажды проснулась от сильной боли в животе. Согнувшись, пошла к дежурному врачу попросить обезболивающее. В кабинете сидела заведующая отделением Хамис Омаровна. Не успела я пожаловаться на боль, как она мне:

– Иди ложись обратно в палату, нечего ходить по коридору! А лекарств у нас нет. Если болит живот, купи обезболивающее и принеси медсестре, она сделает тебе укол, – и с криками выгнала меня обратно.

Я потеряла дар речи. Не знала, что сказать, что делать. От безысходности захотелось спрятаться где-нибудь и заплакать.

Вернувшись в палату, нашла в себе силы позвонить на «горячую линию» Минздрава РД и пожаловаться на всё, с чем столкнулась в этой больнице: грубость персонала, отсутствие лекарств, поздний медосмотр, плохое лечение, вернее, его полное отсутствие, и многое другое.

Не прошло и 10 минут, как Хамис Омаровна вызывает меня к себе. До сих пор удивляюсь, как человек может всего за несколько минут так измениться! Меня усадили в кресло, выслушали жалобы, померили давление, принесли градусник. Она даже обещала возместить стоимость купленных мною лекарств.

Хотя была уже ночь, мне принесли капельницу. Видимо, жалоба отразилась и на медсестре, потому что она с недовольным видом и очень грубо поставила мне капельницу. Рука – горит! После окончания процедуры вижу, что локоть опух. Подхожу к той же медсестре и спрашиваю, нормально ли это.

– Рассосется до утра. Так должно быть,- грубо ответила она.

Я теперь поняла, почему многие не хотят спорить с врачами. Но на одной капельнице медсестра не остановилась. С этого дня мне стали делать такие болючие уколы, что я стала прихрамывать на обе ноги, на койку ложилась с трудом, синяки от уколов становились все больше, а шишки тверже.

К концу пребывания я просто отказалась от уколов – терпеть больше не было сил.

Я настолько разочаровалась в наших врачах, что для меня теперь это слово сродни мошеннику, грабителю, лицемеру. Лечения должного мне не дали, я сама его, можно сказать, выпросила. Да я здесь больше нервов потратила, чем поправила свое здоровье. Мама как-то спросила: «А если снова придется лечь на сохранение?» Не знаю. Но сюда я точно никогда не вернусь!

… Обещанная упаковка лекарства все-таки была мне «подарена» заведующей. Это при том, что в больнице я заканчивала принимать уже третью купленную мною упаковку этого препарата.

Другие тэги

Статьи из рубрики «О наболевшем...»