12:19 | 22 ноября, Ср

Махачкала

22.11.2017
1EUR69.8184Руб+0.153
1USD59.4604Руб+0.1858

Скорая для больницы

О наболевшем...
A- A+

Было время, когда критических статей в «Дагправде» боялись как огня. По их следам могли уволить руководителя, в крайнем случае объявить выговор. А теперь у иных не только свобода слова, но и свобода слуха. То есть: пишите, Шура, а мы не будем замечать. А если и дадут ответ на публикацию по нашему запросу, это классический пример отписки.

Вот письмо из Минздрава РД, подписанное заместителем министра С. Д. Ахмедовым. Речь в нем по сути должна идти об инциденте, о котором рассказал в письме в редакцию ветеран труда Магомед Валиев, и о мерах, принятых по результатам проверки письма. Напомню: пожилой человек вынужден лечиться в условиях стационара, так как более пятнадцати лет страдает сахарным диабетом 2 типа, гипертонией и другими «болячками».

В августе он лег на лечение в очередной раз. В эндокринологическом отделении Республиканской клинической больницы он попал к врачу З. А. Абакаровой. Доводилось ему и прежде проходить лечение в этом же отделении. Раньше никаких нареканий не было. Прежде, сетует больной, при госпитализации обращали внимание на сопутствующие диагнозы. Однако на этот раз обратили внимание только на сахарный диабет, а на состояние сердца – нет.

24 августа рано утром у Валиева случился сердечный приступ. Я так подробно пишу об этом, чтобы было понятно, насколько серьезна была ситуация. Больной попросил соседа по палате позвать медсестру. Ждали ее 40 минут. За это время могло случиться непоправимое.

Пришлось Валиеву вызывать в больницу бригаду скорой помощи. За этот «проступок» его выписали из отделения. Наказали…

Что же отвечает на это письмо Минздрав? Подробно рассказывает, как лечили Валиева от диабета, а о конфликте – в двух строчках. Коротко и непонятно. Основная мысль – сам, мол, виноват. Ну да, умри, но не нарушай режим. Ни слова о том, почему лечащий врач не обратила внимания на сопутствующие болезни. Ни слова о том, почему она, придя утром на работу после сердечного приступа у своего пациента, даже не спросила, как он себя чувствует, а сразу начала с упреков.

Автор письма пришел недавно в редакцию. Ему для себя ничего не нужно, даже больничный лист. Он беспокоится о других людях, которым предстоит лечиться в том же отделении, где его так «приветливо» встретили и «с почетом» проводили. Валиев заметно нервничал, и было искренне жаль, что пожилому человеку с букетом болезней приходится ходить по инстанциям, чтобы доказывать очевидное: пациент всегда прав.

Да, работа медика нелегка. Мы часто пишем о лучших представителях профессии, о необходимости создавать врачам наилучшие условия для работы и поднимать им зарплату. Мы глубоко уважаем тех, для кого их профессиональный долг – превыше собственного комфорта. Но у нас, журналистов, тоже свой профессиональный долг: привлечь внимание к проблеме, чтобы сообща подумать над ее решением. Здесь же не было сделано попытки прислушаться. Была попытка отмахнуться. От больного, от газеты, от проблемы.

Кстати, не только о своем сердечном приступе рассказывал автор письма. Он был свидетелем сбора денег «на нужды больницы». По 100 рублей с каждого пациента собирали совершенно открыто. Можно, конечно, сказать, что Валиев выдумывает, мстит, мол. А если нет? Это же какой удар по репутации руководства лечебного учреждения! Тут уже отпиской не отделаться. Тем более что Магомед Валиев, несмотря на состояние своего здоровья, настроен решительно. Он и в прокуратуру республики об этом написал. Что ж, будем ждать реакции прокуратуры.

Статьи из рубрики «О наболевшем...»